Вторник, 24 ноября
  • Погода в Гродно
  • 4
  • EUR3,0284
  • USD2,5514
  • RUB (100)3,3658
TOP

Фантастические твари на Советской и 500 свечек на месте Фары Витовта: главное о втором дне фестиваля уличных искусств

Второй день масштабного урбан-перформанса под названием «VI Биг-мини фестиваль» запомнился оригинальными мастер-классами и вычурными морскими чудовищами, которые брали в плен молодых гродненок. Ну, а главным событием дня стало экзистенциональное безумство от польских театров, прошедшее под покровом ночи.

«Хто з вас самы спрытны ды моцны?»

Площадь Советская, полдень. Группа людей встала в круг и под звуки дудки, бубна и барабана выбрасывает по очереди то левую, то правую ногу. На солнцепеке носок тянет даже 10-летняя девчонка и 60-летний мужчина. Бойкая девушка, наблюдая за кругом, кричит в микрофон:

— Хто з вас самы спрытны ды моцны? Танчым, танчым!

Это минская студия «Варгін» учила гродненцев исполнять традиционные белорусские танцы — крыховяк и лявониху. Бойкая девушка с микрофоном Юля, ведущая мастер-класса, довольна энтузиазмом гродненцев — жителей своего любимого города. Спустя час фолк-музыка от минчан сменяется страстными и пульсирующими мотивами латины. Советская утопает в хрипящем баритоне испаноязычных исполнителей — гродненская школа латинских танцев DanceArt учит гродненцев нелегким движениям бачаты, кубинской сальсы и кизомбы. Получается далеко не у всех шести пар, но тут неумение компенсируется душевным порывом. «Это невероятная магия!» — говорит ведущая и показывает очередное виртуозное телодвижение.

На откуп мастер-классам был отдан и скверик позади Дворца текстильщиков. Там обосновался работавший и в первый день парк строполазания. Оценить новинку фестиваля мог каждый желающий. Неподготовленный человек делал, как правило, два-три шага и затем оказывался на земле. Рядом с «эквилибристами» расхаживали дети на гигантских ногах. Ребята из бресткой студии «Этере» сняли на второй день свои ходули и предложили самым смелым сделать пару шагов на удлиненных ногах. Этим не преминула воспользоваться вездесущая детвора. Так, 10-летний Арсений свои первые шаги в качестве «Дяди Степы» сделал, держась за руку профессионала. Ему так понравилось это приспособление, что он решил сделать точно такие ноги для себя своими руками.

Советская площадь стала морским дном

Самая обсуждаемая тема среди гостей фестиваля — выступления стрит-театра «PARANORMA». В первый день краснодарцы показали перформанс «Флюид» и закрепили успех фирменным номером — «Паранормальное явление». На воскресенье россияне припасли для фестиваля «МорЪе» — немую зарисовку, превратившую брусчатку центральной площади города в морское дно. В многочасовом мэйкапе цвета аквамарин, в образе морских тварей, под сомнамбулическую музыку, ребята нелепо двигались, подражая хаотичным манерам неведомых чудищ.

В центре миниатюры — нечто, похожее на корону (хотя и напоминает издалека голову Горгоны Медузы). Сперва ее примеряли сами «твари», но в один момент слуги короны приблизились к наблюдавшей толпе и выхватили оттуда молодую девушку. Ее торжественно, по-королевски, отвели к группе чудищ, где и «короновали», надев страшную композицию на голову.

— Мы — театр красивой формы и состоим из творческих субличностей, — говорит руководитель стрит-театра Дарья. — Над нами можно думать и нас можно созерцать. Кому что ближе, то и выбирают.

«Шаурма, как на набережной Тель-Авива»

Главная гастрономическая локация фестиваля — небольшая палатка прямо возле большого экрана у Дворца текстильщиков. Ребята из Минска открыли тут фуд-корт и продавали шаурму, фалафель и куриные шарики. «Мы и в Гродно поедим шаурмы», — наверняка думали многие прохожие и проходили мимо гурманского счастья. Шеф-повар Михаил, который прожил в Израиле 15 лет, предлагал откушать только оригинальную еду, сделанную по «правильным-таки»  рецептам. Так, в шаурму вместо курицы положили мясо индейки и приправили это хумусом. А вот рецептуру веганского фалафеля Михаил решил сохранить в тайне. Кстати, за субботу в палетке Михаила купило себе еду порядка 700 человек.

— Такой шаурмы вы не попробуете нигде, кроме как у нас и равзе что на набережной Тель-Авива, — рассказывает Михаил. Кстати, вопреки расхожим стереотипам только для корреспондентов «ВГ» Михаил делает абсолютно бесплатно по две шаурмы и фалавеля.

«Было классно, но я ничего не поняла»

Завершался фестиваль выступлением польского театра «Teatr 6 I Pol». В 22.30 в сквере на месте Фары Витовта, прямо на открытом воздухе, зажглось почти 500 небольших свечек. Они образовывали дорожки, которые вели к импровизированным сценам. У каждой площадки были подвешены белые балдахины — обычные накидки, спасающие от комаров.

— Зритель попадет в мир магии, мир фантазии, мир сна. В так  называемом театре поэзии даже предметы играют важную роль: балдахины, которыми мы укрываемся, когда спим, символизируют сон, а свечки — человеческую душу, когда тело уже мертво, — рассказал режиссер театра Кшиштоф Гмитер.

К началу действа у сквера собралось не меньше сотни зрителей. Одновременно на пяти независимых, но выдержанных в едином духе площадках актеры стали разыгрывать свои сновидения. А зрители, подсвеченные сотнями маленьких огоньков, ходили от одной площадке к другой. На одной девушка в белой рубахе вспоминала родной дом и родителей. На другой — женщина ложилась в кровать с манекеном ребенка и с унынием рассказывала о грузе материнства. На третьей — очевидно сумасшедший парень прыгал с колодки на колодку и под гитарные мелодии погружал в глубины своего безумия. По соседству — босой мужчина бросал камушки на землю. На последней — девушка с рогами оленя и в красном платье пряталась от невидимого животного, иногда с опаской заигрывая с ним.

Но зрители подолгу у площадок не останавливались. Они разворачивались и приговаривая, что «пошли смотреть следующую дичь», «было классно, но я ничего не поняла» или «что тут за дом сумасшедших» уходили. Главной проблемой (не)понимания происходящего стал языковой барьер — все слова проговаривались актерами на польском и без микрофонов. Понять, что происходит, а тем боле, что актер хочет сказать, было почти нереально. Хотя рассказы о внутреннем мире актеров напоминали душевные поиски героев из творчества Камю или Кьеркегора

Самое читаемое