Четверг, 29 сентября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • USD2,5004
  • EURO2,3953
  • RUB (100)4,2631
TOP

Мой адрес не дом и не улица… Во дворе на Кабяка в Гродно поселился бомж

В редакцию «Вечернего Гродно» обратилась гродненка Светлана с просьбой о помощи. Правда, не ей. Последние несколько месяцев на пустыре недалеко от её дома на улице Кабяка живёт бомж. Женщина переживает, что когда начнутся холода, мужчина замёрзнет.

«Ночью лежишь под бушлатом, колотишься»

— Вот все его вещи, — говорит Светлана и показывает на лежанку в нескольких метрах от мусорной площадки. — Поролон, наверное, вчера положил, а раньше спал на голой земле. Выхожу собаку выгулять — меня комары кусают, а как его?

Под двумя берёзами небрежно валялись два куска поролона, целлофан, бушлат и сильно поношенная дорожная сумка. Самого бомжа не было. Мужчина грелся на утреннем солнышке, сидя на бордюре возле заготовительного пункта. Рядом лежали костыли.

— Ай, миленькие, что толку говорить? Бомжом стал, и всё! — сказал как отрезал он и опустил глаза вниз.

Судя по внешнему виду, он давно не мылся, сильно оброс. Когда ел последний раз, не помнит, говорит, может, неделю назад. Что будет делать, когда похолодает, ещё не придумал — в прошлые годы зимой ночевал в подвалах, подъездах, под балконами.

— Лучше б мне не дожить до этого времени, — говорит Виктор Васильевич. — Люди, миленькие, ну не капайте ещё вы, не травите душу. Я как подумаю, меня ужас берёт. И так ночью лежишь под бушлатом, колотишься — холодина. Днём на солнышке посижу, хоть погреюсь.

Была работа, были деньги, были друзья…

Шесть лет назад у Виктора Васильевича была крыша над головой. Он жил в доме на улице Кабяка у своей матери. Когда её не стало, собственницей жилплощади стала его племянница. Квартиру она продала, а часть денег отдала дяде. Только куда они делись, непонятно. Сам Виктор Васильевич и его знакомая, работница заготпункта, говорят, что их украли. Но милицию не вызывали, мол, не пойман — не вор. Светлана же уверена, что всю сумму бездомный попросту пропил с друзьями. Где теперь те «друзья», неизвестно.

— Друзья, когда в кармане деньги. А когда их нет, то и друзей нет, — заключает Виктор Васильевич.

К слову, мужчина был женат, но развёлся больше двадцати лет назад. Есть дочка. Где она, не знает. Других родственников, говорит, нет. Сам родом из Пограничного. Около десяти лет проработал на «Азоте» сначала водителем, потом кузнецом. После трудился в автобусном парке и в троллейбусном управлении. Сейчас ему пятьдесят восемь лет — пенсия по возрасту ещё не положена, но и работать уже не может. В этом году ампутировали часть левой ноги, теперь передвигаться может только на костылях. До этого собирал бутылки, но сейчас, говорит, трудно их носить. Помогают давние знакомые и… чужие люди.

Периодически Виктор Васильевич становится постояльцем городского дома ночного пребывания лиц без определённого места жительства. Правда, ненадолго. Говорит, что проблема в медкомиссии:

— Не могу до конца пройти медкомиссию. Два месяца пролежал в больнице, тогда не могли на месте оформить. Сейчас пихают то на Домбровского, то в поликлинику. Прошёл флюорографию, сказали — не то. И опять езжай. Но куда? Я еле ползаю. Были бы ноги, то ладно.

Светлана же уверена, что причины на самом деле другие — просто в доме ночного пребывания нужно соблюдать правила внутреннего распорядка и… нельзя выпить. Женщина говорит, что там ему даже паспорт помогли сделать, но забрать его он никак не может.

Условия — живи, но он не хочет

В городском доме ночного пребывания Виктора Васильевича хорошо знают и помогают чем могут: в больницу оформили, паспорт сделали. Но насильно мил не будешь…

— Целый месяц его лечили в больнице. Поставили на ноги, к нам приехал. Здесь ему одежду дали, покормили. Сделали фотографии, оплатили изготовление паспорта. Предложили помощь в оформлении инвалидности. Пошёл в поликлинику и пропал. Неделю мы его искали. Нашли, звали обратно. А он, мол, съезжу к родителям на кладбище и приеду, но так и не появился. Он сам не хочет у нас оставаться, хотя условия хорошие: есть где помыться, постираться, имеется комната отдыха. Все условия — живи, но он не хочет. А мы не заставим, — говорит директор дома ночного пребывания Евгений Ярмантович.

По правилам, в дом ночного пребывания не принимают пьяных, а Виктор Васильевич, говорят там, любит приложиться к бутылке. Хотя не раз обещал бросить пить.

К слову, сегодня в доме ночного пребывания 50 койко-мест. Как правило, зимой почти все они заняты. Принимают лиц без определённого места жительства, которые имели последнюю регистрацию в городе Гродно. Истории у них разные — одних без крыши над головой оставили родственники, другие выселены по решению суда, третьи были осуждены и выписаны, некоторые выписались, но никуда не прописались. Жить в доме ночного пребывания можно до года. Нужны заявление, паспорт (если есть) и медкомиссия.

В тему

Если вам мешает бомж, сообщить о нём можно в милицию. Сотрудники правоохранительных органов выедут на место. Если в действиях лица без определённого места жительства будет усмотрен состав административного преступления, к нему могут быть применены меры административного взыскания, пояснил официальный представитель УВД Гродненского облисполкома Максим Базыленко.