Среда, 16 июня
  • Погода в Гродно
  • 21
  • EUR3,0173
  • USD2,4866
  • RUB (100)3,462
TOP

Последний бой: как живут в деревне под Гродно, которую Красная армия освободила позже всех

Беляны, Стрельчики и Санники были освобождены от фашистов позже всех других населённых пунктов Гродненского района, в ночь с 24 на 25 июля 1944 года. Накануне Дня Победы мы побывали в этих деревнях и узнали, как здесь живут и что знают о военном прошлом.

До границы рукой подать

Деревни находятся в десяти километрах от Гродно на территории Подлабенского сельсовета. Отсюда до белорусско-польской границы рукой подать. Места живописные: зелёные поля простираются на несколько километров, протекает речка Татарка, есть озеро, леса и холмы.

Имеется продуктовый магазин, но почтового отделения нет — корреспонденцию привозят в установленные дни. Добраться можно пригородными автобусами, но ходят они редко и в основном по выходным.

Ближе всего к границе — Беляны. Деревня будто делится на две части — старую, где кладбище, и новую, где почти одни дачи. Здесь же расположена одноимённая пограничная застава. Гражданским просто так сюда не попасть.

Несколько лет назад в Белянах показали театрализованное сражение времён Великой Отечественной войны. Военно-историческую реконструкцию посмотрели как жители Белян, так и соседних Стрельчиков.

— Машины привезли, стреляли. Сколько людей собралось! — вспоминает Мария Семёновна.

Женщина переехала из Гомельской области больше сорока лет назад. Купила дом, вышла замуж и осталась. Сама на пенсии, муж работает в хозяйстве трактористом.

— Зарплата мизерная. Как позвоню в контору, поругаюсь, то поднимут. Молчу — опять нету. Одни и те же путёвки, одна и та же работа, а зарплата каждый раз разная. Говорят, мол, у него расценки самые низкие, он на «Амкодоре» ездит, — сетует пенсионерка.

По её словам, старожилов в деревне не осталось, «новые белорусы строятся, у кого копейка есть».

Выйдут кушать варить, а тут снаряды

Санники — деревня небольшая, по сравнению с Белянами и Стрельчиками, можно сказать, компактная. Домики, и ветхие и добротные, теснятся вплотную друг к другу. Туда-сюда ездят машины.

Сёстры Леокадия Миклаш и Ядвига Белоцкая не любят фотографироваться и со слезами вспоминают то, что о войне рассказывали их родители.

— Тяжёлую жизнь они прожили. Маме было тринадцать или четырнадцать лет. За деревней было место Новоселица, где прятались от немцев. Мама рассказывала: «Выйдем кушать варить, а тут снаряды — назад в окопы убегаем», — вспоминает Ядвига Брониславовна. — Немцы в деревню пришли, свиней режут, а они в окопах сидят, боятся к себе пойти. Потом кто-то железную дорогу взорвал, немцы обозлились и прямо там двух или трёх человек расстреляли — тела потом так и не нашли. В Каролино из деревни возили на расстрел.

Шёл пешком домой из Германии

Отец женщин попал в плен, когда ему было около восемнадцати.

— Рассказывал, как в бараке в окошко смотрели: немцы картошки наварят, а лупины на улицу выкинут. Они с приятелем только и думали, чтоб хоть одну лупинку взять и съесть — такие голодные были, — вспоминает Леокадия Брониславовна.

Целый месяц он и его друг пешком добирались домой из Германии. В Польше их остановили русские — надо было простричь тех, у кого вши завелись.

— Он, может, миллион человек постриг. Дали ему бумажку, сказали, что с ней дойдёте до дома, но он её потерял. Пришёл такой худенький. Может, поэтому и дожил до девяноста двух лет. Все деревни, через которые шёл, помнил, — рассказывают дочери.

После войны работал в хозяйстве — коней смотрел. И крест в деревне новый поставил. А капличку, что в начале села, строил ещё прапрадед Ядвиги и Леокадии. Её возвели за ночь, чтобы защитить от холеры, которая обрушилась на деревню.

Всего у них в семье четыре дочери, много внуков, правнуков, праправнуков. Родни больше шестидесяти человек. В Санниках собираются на праздники, ездят на могилу родителей в Подлабенье. Об одном только жалеют, что не успели всё, что рассказывали о войне, записать. Вся надежда остаётся на племянницу, которая учится в одиннадцатом классе и собирает материалы о дедушке и бабушке.

В тему

Как освобождали деревни 77 лет назад

Военный историк Дмитрий Лютик рассказал, какими были последние бои на территории Гродненского района:

«В направлении Белян и Санников наступала 95-я стрелковая дивизия, в которой было около 550 бойцов. Отступали немецкие полки из группы фон Готтберга. Предположительно это были 17-й и 2-й полицейские подразделения. Немцы поддерживали пехоту миномётной батареей и четырьмя самоходными орудиями.

В обед 24 июля 1944 года стрелковые дивизии заняли позиции в двух километрах западнее Прокоповичей, один полк стал на окраине деревни Санники, другой — севернее Каролино. Бой за Санники длился до вечера. Немцы из Белян артиллерийской батареей обстреливали советскую пехоту.

В полночь 25 июля корпусная группа Готтберга отступила на оборонительную линию «Куница» вдоль реки Сидра. Прикрывал отход 3-й танкоистребительный батальон из состава танковой дивизии СС «Мёртвая голова». В 3:00 16-я сапёрная рота 6-го танково-гренадёрского полка дивизии, уничтожая за собой всё, что может быть использовано для военных целей, отошла из деревни Беляны в южном направлении.

К 16:00 25 июля 1944 года советские полки заняли деревни Каролино, Санники и Беляны, а также Новый Двор (современная территория Польши) и продолжили дальнейшее наступление на запад».

Справка «ВГ»

Сегодня в Белянах, Санниках и Стрельчиках постоянно живёт около 160 человек. Самая маленькая по численности населения — Стрельчики, здесь прописано 24 человека, самая большая — Беляны (91 человек). Как рассказали в Подлабенском сельсовете, готовятся схемы землеустройства деревень, чтобы можно было продавать участки. Последний участок в Стрельчиках продали более десяти лет назад.

Фото Евгения ЛЕБЕДЯ

Самое читаемое