Воскресенье, 20 июня
  • Погода в Гродно
  • 17
  • EUR2,9964
  • USD2,5153
  • RUB (100)3,485
TOP

Зеленый уголок — как 100 лет назад выглядели городские парки и что там происходило

Более 100 лет назад главным местом для развлечений в Гродно был Городской сад (парк Жилибера). О том, как здесь отдыхали гродненцы в 1898 и 1912–1914 годах, пишет газета «Губернские ведомости». Оказывается, нельзя было топтать газон и спать на лавках, а в кино показывали непристойности.

Устраивали забавы и благотворительные вечера

В мае – июне 1898 года в Городском саду, кроме променада, чтений прессы, встреч и свиданий, устраивали тематические праздники. Обычно их организовывал гродненский комитет общества попечительства о народной… трезвости. В парке собиралось в среднем более 4000 человек, 10 процентов всего населения города. Входной билет стоил 3 копейки (1,5–2 рубля сейчас), в летний театр — 6 копеек. Это было вполне по карману простому человеку.

Играли два военных оркестра, устраивались различные забавы. Самая популярная — лазанье по вертикально установленному бревну, смазанному мылом. На его верхушке нужно было достать флажок. Это удалось мальчугану — ему подарили карманные часы с цепочкой.

Гулянья длились с 16:00 до 23:00. В завершение в здании летнего театра показывали «туманные картины» — проецировали изображения известных личностей и знаменитых мест.

В 1898 году Городской сад расширился за счёт земли, купленной у вдовы коллежского секретаря П. К. Завистовской. Это был участок размером 178,5 кв. сажени (1 кв. сажень равна 4,55 кв. м) со стороны Кирочного переулка (сейчас Академическая улица).

Один из праздников в 1898 году прошёл в пользу гродненских студентов Санкт-Петербургского университета. Для них хотели организовать бесплатное питание. В летнем театре устроили концерт любительского хора под аккомпанемент фисгармонии (клавишный музыкальный инструмент). Романс «Ночь тиха» подхватил весь зал. И хотя был будний день, праздник получился многолюдным. Удалось собрать 160 рублей.

За выпивкой отправлялись в «Аркадию»

Для тех, кто не прочь во время отдыха «употребить», смышлёный предприниматель организовал альтернативный вариант. Заведение с чудным названием «Аркадия» появилось в «довольно пустынном месте окрестностей г. Гродно». Где именно, определить не удалось.

В 1898 году «Аркадия» стала точкой притяжения для желающих «хорошо посидеть». Неброский деревянный кабак находился в лесу. Чтобы к нему добраться, нужно было проплыть на пароходе, подняться на крутой берег по лестнице, рассчитанной для восхождения трезвых, а не для спуска выпивших.

Выпивку и закуску продавали дорого. Рядом играл любительский оркестр. Завсегдатаями «Аркадии» стали чиновники, офицеры и их семьи. Компании рассредоточивались на лоне природы и отдыхали.

Нетрезвая публика часто попадала под пристальное внимание воров. Однажды ночью «джентльмены удачи» обчистили и сам кабак.

Ходили на Охотничью горку и в долину

В 1912–1914 годах гулянья проводили дамское отделение тюремного комитета, кружок музыки и драматургии, пожарное общество и администрация города.

Кроме Городского сада для досуга освоили Охотничью горку (находилась в районе нынешней улицы Щорса, возле «Психиатрии – наркологии», сейчас её почти сровняли) и Швейцарскую долину.

В 1912 году Охотничья горка доживала свой век. О былой популярности говорили ветхие сооружения и забор с воротами, через которые ходить было небезопасно. Однако за несколько лет до того горка не справлялась с потоком отдыхающих. Вход был платным, звучала музыка, ставились любительские спектакли, проводились благотворительные мероприятия в пользу детей польского городского приюта.

Охотничья горка. Фото из коллекции Феликса Ворошильского

О Швейцарской долине на страницах газеты «Наше утро» часто писали негативно: говорили про загрязнённость речки Городничанки, «прорезающей долину» отбросами и стоками, про небезопасный мост без перил, сгнившую лестницу. Не хватало скамеек. И городские власти быстро реагировали на замечания прессы, исправляя недочёты и приводя «зелёный уголок» в надлежащий вид. В 1914–1915 годах Швейцарскую долину ждала реконструкция, но помешала война.

Запрещалось топтать газоны и спать на лавках

В 1912–1914 годах небольшой участок Городского сада отдали под строительство Алексеевского реального училища (ныне корпус аграрного университета). Вид этого угрюмого здания, по мнению горожан, округу совсем не украшал.

Власти уделяли особенное внимание благоустройству. Сумма годового содержания сада была увеличена до 3100 рублей. Клумбы и дорожки регулярно поливали.

С 2 марта 1913 года запрещалось ходить по газонам, штрафовали тех, кто рвал цветы и ветки, не разрешали прогулки верхом на лошади, на велосипеде, с собаками без намордников и поводков, запрещались торговля с лотков, попрошайничество и использование скамеек для сна.

Кардинальные изменения планировал городской голова Э. Э. Ластовский осенью 1914 — весной 1915 годов. На это собирались потратить более 4000 рублей. Должны были наконец снести летнее здание благородного собрания в центре сада и многочисленные арки. Здание реального училища, чьи стены «безобразили» вид, хотели огородить высоким забором, покрытым диким виноградом, вдоль него посадить ельник и липы.

Парк превратился в бардак

Городской сад предлагалось сделать на манер английских парков (с нетронутой растительностью) и, самое главное, изъять из ведения пожарного общества, которое устраивало платные вечера в свою пользу. Входной билет по 20–25 копеек разрешал прогулки по аллеям под звуки оркестра. В парке громыхали хлопушки, друг друга обсыпали конфетти. Всё это продавалось в киосках.

Арки с освещением были установлены по всему парку

Праздники пожарного общества оказались однообразными, привлекали молодёжь, склонную к безрассудным поступкам. Так, 28 июня 1913 года некая девица Фаня Полежинская средь бела дня, при всём честном народе покусилась на свою жизнь, что-то выпив… Происшествие, к счастью, закончилось благополучно.

В мае 1913 года появился летний павильон для кинематографа, но общую картину бардака он не мог исправить. Недовольство горожан вылилось в многочисленных письмах и статьях на страницах газеты.

Один из авторов писал, что, гуляя, необдуманно решил посетить сеанс кинематографа с двумя дамами. В конце аллеи они наткнулись на то, что, как в сказке, «ни словом сказать, ни пером написать», ибо за данные впечатления на страницах издания предусмотрена статья 1001 — порнография.

Когда дошли до кинопавильона и присели перевести дух от увиденного, обнаружилось, что скамейка кем-то вымазана мелом. Во время киносеанса резко погас свет, пришлось возвращаться в темноте. И тут одну из дам внезапно схватил за талию сильно выпивший пожарный дружинник и после скрылся. На жалобу пожарное общество никак не отреагировало.

Проводившиеся в саду маскарады, как отмечает пресса, оригинальностью костюмов не отличались. На одном из них, 17 июня 1912 года, победителям в мужских костюмах «Каина» и «Стог сена» вручили по золотому перстню с аметистом, в женских «Шишки» и «Цветок счастья» — серебряный ридикюль и золотое колечко. Не обошлось без курьёзов: группа пьяных «весельчаков» долго гонялась по саду за человеком в маске, обвешанной кренделями, и срывала их.

Проводили лотереи и отмечали важные даты

Гулянья, которые устраивал кружок музыки и драматического искусства, вызывали интерес у солидной публики и сопровождались общественным одобрением.

Мероприятия дамского комитета гродненского тюремного общества отличались размахом и порядком. Комитет опекал детей и заключённых гродненской тюрьмы. В состав организации входили жёны гражданского и военного начальства губернии и города.

Главная фишка таких праздников — лотереи-аллегри (мгновенные) с 25-процентным шансом выиграть приз. В мероприятии обязательно участвовали чиновники и офицеры. 10 марта 1913 года от продажи билетов, лотереи и буфета выручено в пользу комитета 1979,79 рубля (120 000 нынешних). За порядком следила полиция.

В Городском саду торжественно отмечали важные события государственного масштаба, как, например, 100-летие Отечественной войны 1812 года. На 26 июня 1912 года администрация города поручила подготовить инсценировку «Пожар Москвы» антрепренёрам Останенко и Покровскому.

Господа оказались аферистами: они расклеили многообещающие афиши, но собравшаяся многочисленная публика так и не увидела аттракцион.

Зрителей позабавили два странных всадника, одетых в непонятную форму. Организаторы были нещадно раскритикованы в прессе с рекомендацией обходить подобных дельцов стороной.

Денис ТАРАСЮК, историк

Самое читаемое