Пятница, 26 февраля
  • Погода в Гродно
  • 7
  • EUR3,1755
  • USD2,602
  • RUB (100)3,5411
TOP

Маневры, казармы, парады… Как жили и служили в Гродно 120 лет назад

Больше 120 лет назад Гродно был самым милитаризированным белорусским городом в составе Российской империи — в 1898 году здесь дислоцировалось до 10 000 солдат и офицеров при населении свыше 40 000 человек.

Накануне 23 февраля расскажем, как жили военнослужащие в конце XIX — начале XX века. Об этом узнали со страниц газет «Гродненские губернские ведомости» и «Наше утро».

Где квартировали военные

В городе дислоцировались четыре пехотных полка: 101-й Пермский, 102-й Вятский, 103-й Петрозаводский и 171-й Кобринский. Их военнослужащих можно было легко определить по цвету околыша фуражек, соответственно красного, синего и у двух последних — белого цветов. Вятский полк квартировал на нынешней Красноармейской улице, Кобринский — на Мостовой, где сейчас учебный корпус БИП.

101-й Пермский и 103-й Петрозаводский пехотные полки были рассредоточены по городу и размещались у частников. Аренда стоила дорого, и её оплачивали из городского бюджета. Так, за казарменное помещение на Белостокской улице (ул. Суворова) в бывшем доме Соболя хозяин М. Прудовский затребовал 1000 рублей в год, что было слишком. Высокую цену он объяснял дорогостоящим ремонтом здания. По данным прессы, только воды ежемесячно на нужды военных выделялось 101 175 вёдер.

26-я артиллерийская бригада заняла район сегодняшнего автовокзала. Ещё одно крупное подразделение, 4-й сапёрный батальон, разместилось в военном госпитале на улице Дзержинского.
К тому же в городе находились штаб 2-го армейского корпуса, 26-й пехотной дивизии, чуть позже Гродненской крепости, 5-я воздухоплавательная рота.

Центром духовной жизни военных стал освящённый в 1907 году Покровский собор. До его строительства возникали разные идеи, в том числе предлагалось перестроить Кармелитский костёл (Мостовая ул., 37).

Парады в Новый год

В мирное время главными событиями для военных были парады. В 1913 году их проводили чуть ли не на каждый праздник — на Новый год, Крещение, дни именин и рождения царя, царицы и наследника, годовщину восшествия на престол, присоединения унии к православию, спасения царя Александра Третьего. Торжественные марши приурочивали к юбилейным датам — 100-летию Отечественной войны 1812 года, 300-летию воцарения династии Романовых (1913 год) или даже 50-летию службы в армии двоюродного дедушки царя.

Наиболее торжественно проходили Крещение, день святого Георгия, полковые праздники, проводы демобилизованных.

В день Крещения публика заполняла улицы от Софийского собора (Советская пл.). По пути следования процессии к Неману войска были расставлены шпалерами (рядами по краям улицы). Играли гарнизонные оркестры. Во время освящения воды из орудий 26-й артиллерийской бригады произвели залп.

Георгиевский праздник проводился 7 декабря по старому стилю, в день святого Георгия Победоносца — покровителя высшей боевой награды Российской империи. Чествовали ветеранов — георгиевских кавалеров. Праздник проходил на Муравьёвской улице (ул. Ожешко) у Покровского собора. На параде после богослужения награждённые орденом шли отдельным взводом. Затем устраивали торжественный обед для генералитета, старших офицеров и ветеранов.

Военные оркестры приглашали на «корпоративы»

Наиболее значимым праздником для каждого военнослужащего был день воинской части, будь то бригада, полк, батальон. Его отмечали обычно так: богослужение, парад, торжественный обед и танцы до глубокой ночи. Казармы украшали флагами, зеленью, экранами с изображением картин из боевого прошлого. Обязательно присутствовало военное и гражданское начальство, бывшие военнослужащие и семьи офицеров.

Праздники вызывали огромный интерес у горожан. К примеру, на годовщину 171-го Кобринского полка, чей плац находился на правой набережной, «весь мост был заполнен желающими посмотреть на “кобринцев”».

На 50-летие 26-й артиллерийской бригады в 1913 году приехал командующий Виленским военным округом генерал П. К. Ренненкампф, царь прислал поздравительную телеграмму. Кульминацией стало освящение памятника воинам бригады, погибшим в боях и походах. Это один из первых известных монументов в Гродно, находился на территории автовокзала.

По-особому прощались с демобилизованными. От казармы до вокзала они в последний раз шли колонной под музыку военного оркестра. Перед отходом поезда к ним со словами благодарности и напутствия обращались «отцы-командиры» самого высокого ранга.

Военные оркестры участвовали в концертах духовой музыки в городском парке и на улицах. Наиболее востребованным был оркестр 102-го Вятского пехотного полка под командованием полковника Н. И. Чевакинского. В воскресенье 29 декабря 1913 года в Народном доме (Городской дом культуры на ул. Дзержинского) состоялся концерт музыкантов полка. Входной билет стоил от 20 копеек до 1 рубля. Собранные деньги пошли на содержание приюта. Военные оркестры активно заказывали в личных целях состоятельные частные лица. Правда, для них выставляли плату не ниже 15 рублей, треть офицерского жалования. Вместе с тем военным запрещалось играть в частных оркестрах.

Учили молодёжь строевой подготовке и музыке

Как и сейчас, военнослужащие сотрудничали с учебными заведениями. Они ненавязчиво контролировали военную подготовку юношей, организовывали пешие прогулки. Однажды учащиеся мужской гимназии (находилась на Советской ул.) ходили в Понемунь. В 8:20 по команде учителя гимнастики ребята построились в колонну, которую возглавил директор и учителя, и под знаменем гимназии и с музыкальным сопровождением двух военных оркестров двинулись в путь. На месте их ждали отдых, чай, время для развлечений, военные игры. К 18:00 опять же под звуки марша мальчики вернулись домой.

Военное начальство систематически командировало офицеров для военной подготовки учеников, снабжало учебные заведения «гимназическими машинами». Под руководством военных юноши занимались строевой подготовкой и участвовали в общих юбилейных парадах. Музыканты обучали желающих игре на инструментах.

Цензура для прессы и фильмов

Для военнослужащих организовывали экскурсии. Сапёров водили на только что открывшуюся электростанцию (1912 год). В казармах устанавливался список разрешённых нижним чинам газет и журналов. Во время богослужения в храмах офицерам запрещалось оставлять солдат без присмотра, чтобы не допустить плохого поведения. Специальная комиссия определяла фильмы, «полезные для военнослужащих».Гродненское военное собрание или, как сейчас принято называть, Дом офицеров, находилось в Старом замке и было по-настоящему культурным центром города. Здесь организовывали встречи студенческой молодёжи, публичные лекции, концерты, танцы. 27 марта 1898 года выступал военный врач Давид Львович Глинский с сообщением об Абиссинии (Эфиопии), где он побывал в составе русского санитарного отряда. Именно в зале военного собрания в 1912 и 1913 годах дают концерты известный на всю Европу оркестр народных инструментов Василия Васильевича Андреева, а также исполнительница цыганского и русского романса, «звезда эпохи» Марина Петровна Комарова.

Правда, один из праздников омрачился трагедией. 19 января 1913 года на маскараде на госте воспламенился костюм. 22-летний офицер 4-го сапёрного батальона Печёнкин оделся в «лешего», и одежда из пакли мгновенно превратилась в факел. Юношу госпитализировали, но спасти его не удалось. По желанию матери сослуживцы перевезли его тело в Вильно. К слову, нередко скончавшихся офицеров отвозили по месту рождения, но чаще хоронили в Гродно на кладбище на Иерусалимской улице (нынешняя Антонова).

Во время переправы погиб солдат

Летом подразделения отправлялись на крупные военные учения в Ораны (ныне г. Варёна, Литва) или в лагеря у деревни Солы. Для переправы на правый берег был установлен паром «Самолёт». Во время одной из переправ 1 апреля 1914 года из-за обрыва канатного троса двадцать солдат 102-го Вятского пехотного полка упали в воду, унтер-офицер Мукин утонул.

Публика часто посещала анонсированные праздники военных в пригородных Солах. Кроме парадов, это были любительские спектакли 101-го Пермского полка, мастерство джигитовки показывали казаки 2-го Донского полка.

Для участия в манёврах ежегодно прибывали кавалерийские части, дислоцировавшиеся на польских землях, входивших в состав Российской империи. Это были 2-й Донской казачий и 2-й Псковский лейб-драгунский полки. В Гродно располагалась лишь часть из них.

Псковские драгуны часто высказывали претензии по поводу того, куда их заселяли. В газете «Наше утро» была опубликована открытая жалоба местного жителя, который говорил, что офицер Псковского полка Шиманчевский своё недовольство помещением, предоставленным его команде, сопровождал пощёчиной и угрозами расправы.

Продолжение следует…

Денис ТАРАСЮК, историк

Самое читаемое