Вторник, 9 марта
  • Погода в Гродно
  • -6
  • EUR3,1197
  • USD2,6105
  • RUB (100)3,5091
TOP

Пусть говорит. Обычный гродненец о доме на бумаге, коронавирусе и немного о политике

Леонид Карпович — многолетний постоянный читатель «Вечернего Гродно» и самый активный комментатор наших материалов. В редакции мы даже шутим: если нет ни одной эсэмэски от Леонида Константиновича, значит, или телефон заглючил, или что-то с мобильной связью… Мы узнали, чем живёт он, обычный гродненец.

О родном «Белкарде» и семье

Леониду Карповичу 54 года. Окончил 141-е училище по специальности «слесарь механосборочных работ». Больше 35 лет трудится на заводе карданных валов.

— Я отвечаю за работу оборудования, — вводит он в курс дела. — Конечно, хотелось, чтобы всё обновлялось (у нас последний станок купили двадцать лет назад), но есть другой вопрос: уровень образования молодых специалистов очень низкий. Прежде чем идти на современное оборудование, надо, чтобы поработали на том, что есть.

У Леонида Константиновича два сына: старшему, Сергею, 34 года, работает на «Белкарде», младший, 30-летний Алексей, формовщик в частной фирме.

— У частника требования к работникам высокие, но и зарплата выше. Всё под видеокамерами — даже не покуришь. Не дай бог маску от ковида снимешь — накажут. На работу и с работы возят, чтобы меньше пользовались общественным транспортом, антисептики на каждом углу, — рассказывает читатель.

Супруга Тереса Рышардовна трудится на «карданах» штамповщицей. Там они и познакомились, в браке уже 34 года.

Об общежитии и доме на бумаге

Семья давно мечтает о собственном жилье, но вынуждена ютиться в общежитии. Там две комнаты, санузел, общая кухня. В месяц за коммунальные услуги платят ни много ни мало 150 рублей.

— Недавно убрали вахтёров: теперь по подъездам ходит кто хочет. В нашем общежитии живёт 500 человек, на улице — коронавирус. Разве это забота о безопасности людей в такое непростое время? — возмущён Леонид Константинович. — Поставили пожарную сигнализацию: она на всякую ерунду срабатывает, а жильцы должны бегать отключать?

Пытались стать на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий, но не положено — оказалось, жить есть где. Правда, только на бумаге.

— Жене в наследство досталась часть родительского дома в Грандичах. Есть вода, газ, свет. Случился пожар. Мы половину дома восстановили, но он всё равно признан нежилым. Получается, и на очередь не стать — жилплощадь имеется, и оформить документы на неё не можем. Нам говорят, что дома нет, какой может быть техпаспорт? Чтобы его зарегистрировать, нужно полностью восстановить. Но кто это будет делать? Есть четыре собственника: одна сестра в Норильске, вторая получила квартиру как многодетная семья, — рассказывает собеседник.

Забавно, но из-за этого дома чуть было не выселили из общежития. Благо вопрос разрешился и теперь их больше не дёргают.

В Грандичах проводят всё лето, держат огород. Леонид Карпович развёл цветник, где отдыхает душой.

О коронавирусе и карантине

Рекомендации эпидемиологов старается соблюдать. Жена приучила носить маску в общественных местах и всё дезинфицировать. Правда, накануне Нового года заболел коронавирусом и, чтобы не подвергать опасности родных, жил на даче.

— Не подозревал, что заболел. Понял, когда перестал чувствовать запахи. Поехал в поликлинику, сделал тест. На следующий день сказали, что положительный, — говорит Леонид Карпович. — Просидел на самоизоляции две недели, а дальше что? Не знаю, какие последствия будут после болезни.

Самой большой радостью после двухнедельного расставания, шутит он, стала встреча… с холодильником.

Гродненец против карантина в стране, но считает, что следить за соблюдением масочного режима и социальной дистанции нужно строже и не на уровне городских и областных властей, а на уровне правительства и главы государства.

— У нас масочный режим ввели горисполком и санстанция, а не президент, министры или депутаты. Они как раз должны показывать пример остальным. Да, сейчас больше тех, кто носит маски, но если бы за этим ещё следили и штрафы ввели, то все ходили бы в масках, — уверен он.

Вместе с тем Леонид Константинович заметил, что весной старались соблюдать дистанцию, боялись посещать общественные места:

У нас женщина с Окрестной улицы работала в обувной мастерской, заболела в числе первых. Когда узнали, что она заразилась, улица как вымерла…

Немного о политике

Леонид Карпович интернетом не пользуется, но в курсе событий. Новости узнаёт из газет, телевидения, радио, из общения, в общественном транспорте. Делает выводы — так рождаются комментарии для СМС. Есть мнение и по поводу выборов.

— В других государствах президенты постоянно меняются, неужели у нас среди десяти миллионов нет достойных? — рассуждает Леонид Константинович. — Политика — это как отношения между соседями, обычная бытовая ситуация. Недоверие, склоки, подозрения, рано или поздно приводят к конфликту. Там задержали, там банк закрыли — ну в какие ворота это лезет? И если кажется, что снаружи всё хорошо, то внутри будет кипеть и рано или поздно прорвёт. Так и рождается протест.

За границей наш собеседник ни разу не был. Ездит в Новогрудок, где живут мама и сестра. В Гродно самое любимое место — мост на улице Поповича, откуда открывается красивый вид на Неман. Любит гулять в историческом центре, но ему не хватает зелени.

— Раньше выйдешь возле стадиона на горку — весь Гродно утопает в зелени, а сейчас один бетон, — говорит читатель.

Редко собирает грибы, признаётся, что знает всего пять их видов.

— Да и рыбак из меня так себе — люблю ловить то, что на столе стоит, — шутит он.

На этот год строит планы, но не для себя, а глобальные. Надеется, что отступит пандемия и наладится политическая и экономическая обстановка в стране.

Самое читаемое