Пятница, 26 февраля
  • Погода в Гродно
  • 3
  • EUR3,1755
  • USD2,602
  • RUB (100)3,5411
TOP

Жители Гродно покинули дома и не спали всю ночь — каким было сражение за высоту 100.3 больше ста лет назад

По дороге на Августовский канал мы проезжаем через деревню Ратичи, которая стоит на живописных высотах. Открывающийся оттуда вид позволяет на много километров осмотреть окрестности Гродно. Долгое время ничего не указывало на то, что больше ста лет назад именно здесь произошли тяжёлые бои Первой мировой войны. Пишет военный историк Дмитрий Лютик.

Неприятель подошёл к крепости

В феврале 1915 года германские войска приблизились к Гродно и заняли Сопоцкин. Командование Гродненской крепости и 10-й армии готовилось к предстоящей осаде и серьёзным штурмам. По приказанию коменданта крепости генерала М. Н. Кайгародова ночью была занята располагавшаяся перед фронтом форта № II высота 100.3 (100.3 сажени — это 213,1 м). Господствующая над окружающей местностью, высота у Ратичей была включена в систему обороны Гродненской крепости. Однако должного укрепления так и не получила. Полевые позиции состояли лишь из окопов и колючей проволоки. Вероятно, командование крепости не придавало большого значения её обороне. Позиции заняли 2-й батальон 32-го Кременчугского полка подполковника Жукова и 1-й взвод 6-й батареи 8-й артбригады под командованием поручика Бордовского.

Тем временем немцы начали активно действовать из-под Сопоцкина. Командование 70-го пехотного полка утром 17 февраля выдвинуло 1-й батальон к высоте. Тяжёлая крепостная артиллерия открыла огонь по германской пехоте.

Крест и памятный знак на месте боев. Сейчас захоронение закреплено за военнослужащими 1-го зенитного ракетного полка, которые следят за порядком возле памятника. Фото из архива «ВГ»

Немцы сразу начали готовить атаку на высоту, располагаясь 3,5 км севернее. Огонь по окопам, занятым батальоном Кременчугского полка, открыла артиллерия. Около 11:00 немецкие роты перешли в наступление, однако в результате контратаки были отброшены на исходные позиции. Тем не менее из-за опасности обхода справа 2-й батальон 32-го ПП вынужден был отступить. К 12:00 позиция у Ратичей была очищена русскими. Потери батальона — 6 раненых, в плен взято 9 немецких солдат.

Комендант подписал приказ, извещавший о начале боевых действий: «Войска Гродненской крепости. Неприятель подошёл к крепости. Испросив перед Гродненской Святыней, Чудотворной иконой Коложанской Божией Матери заступничества Владычицы, я приказал сегодня открыть огонь. Кровь защитников нашей, только что народившейся твердыни, уже оросила землю. Свершилось боевое крещение крепости».

Город не спал

18 февраля начались бои у высоты 100.3. Утром пришло сообщение от начальника первого сектора подполковника Роднина и от дозоров 31-го Алексеевского полка о начале наступления немцев в направлении форта № II. Чуть левее показалась и немецкая кавалерия. В 7:00 огонь по высоте и деревне Ратичи открыли крепостные батареи № 3 и 4, позднее к ним присоединилась батарея № 5, находившиеся у Наумовичей. Удалось поджечь деревню. Наступавшая германская пехота была рассеяна.

26–27 февраля стали пиком боёв у крепости. В гродненской газете описывались впечатления жителей города: «В ночь с 13 на 14 февраля, особенно от полуночи, и весь день 14 февраля останутся на всю жизнь в памяти пребывавших на местах в Гродне жителей и окрестностей. Вся Гродна бодрствовала: страшные, ужасные, непрерывные раскаты орудийного грома, сливавшиеся в один тяжёлый рёв и гул, потрясавший воздух и землю, взрывы снарядов, непрерывная молния — зарница от тяжёлой орудийной пальбы на северо-западе далеко отогнали от Гродны всякую мысль о сне. Многие жители провели ночь вне своих жилищ».

Атака высоты 100.3 началась утром затемно. Продвижение 24-го Симбирского и 104-го полков велось под немецким огнём. В 6:45 командир 104-го полка полковник Незнамов донёс, что 24-й полк «подался назад, мой правый участок будет наступать медленно». Около 8:00 с наблюдательного поста форта № I донесли, что 104-й полк захватил немецкую батарею. Правый фланг 43-й дивизии натолкнулся на упорное сопротивление. К 8:45 войска правого участка захватили вторую линию германских окопов правее высоты. 24-й Симбирский полк всё же дошёл до высоты и овладел первой линией окопов, взяв 130 пленных. Деревня Ратичи была подожжена. В это же время (около 8:00) два батальона 29-го полка попали под перекрёстный огонь у деревни Каплановцы. Батальоны перемешались и в беспорядке отступили. Выехавший сюда со штабом командир полка полковник Ступин привёл их в порядок, и они окопались по гребню высоты севернее Каплановцев.

Солдаты читали молитвы

В субботу, 27 февраля, на одном из фортов I отдела обороны прошло богослужение с Коложанской иконой Божией Матери. Архиепископ Михаил, командование крепости и офицеры Управления Строителя присутствовали на импровизированной службе. Хор певчих был образован из нижних чинов гарнизона. Они в полной амуниции пели молитвы. После этого комендант форта отвёл архиепископа на наблюдательную вышку, с которой тот освятил ближайшие укрепления. Архиепископ посетил позиции крепостной батареи, где окропил снаряды, подносимые артиллеристами.

Между 8:00 и 9:00 продолжались тяжёлые бои за высоту 100.3. Атака 24-го полка успешно продолжалась. Высота, наконец-то, была захвачена. Вот как описал бой подпоручик В. Павлов: «…полковник Ушаков сказал: “Утром повторение атаки. Ваш батальон наступает в центре, по обе стороны шоссе. Теперь вам позиция противника хорошо известна, вы всё учтёте, и я надеюсь на вас!”»

Продолжая атаку, 24-й пехотный полк вышел к южной окраине Ратичей. Противник контратаковал. Подпоручик 24-го полка Павлов вспоминал: «Не прошло и полчаса, как немцы из деревни перешли в контрнаступление, которое не могли сдержать 50 стрелков. Крепостная артиллерия молчала, приданная полку батарея не смогла установить свой наблюдательный пункт на высоте, осыпаемой снарядами, как не могли стать на ней и полковые пулемёты. Немногим симбирцам, державшимся на батареях противника, пришлось их оставить и отходить, обходя высоту. Немцы заняли высоту и смогли увезти орудия. Но едва они её заняли, в атаку на высоту пошёл резервный батальон симбирцев, штыками смявший противника. Однако ни наступать дальше под фланговым обстрелом пулемётов, ни удержаться на высоте под ураганным артиллерийским огнём батальон не смог». Не имея подкреплений и артиллерийской поддержки, Симбирский полк отошёл, оставив высоту.

Солдаты вновь вернулись в окопы 103-го полка. Удачная атака 24-го полка закончилась отступлением. В 10:35 в полк была послана записка начальника 26-й дивизии генерала Тихоновича: «Объявите чинам полка, что они бросили товарищей на высоте 100.3, где осталась рота 104 полка, донеся, что оттуда не уйдёт. Приказываю вновь занять высоту». После этого командир 24-го полка полковник Константин Михайлович Ушаков лично возглавил атаку высоты 100.3, где был ранен. Подпоручик Павлов: «…были приведены в порядок перемешавшиеся люди других батальонов, которые были двинуты в шестую по счёту атаку, не встретив уже серьёзного сопротивления. Только тут вступила в действие крепостная, а за ней полевая артиллерия, начавшая обстрел огневых точек противника. Симбирцы продвинулись на линию прежних позиций германских батарей, откуда через короткое время полковник Ушаков повёл их в седьмую атаку уже на деревню, которая и была взята». Симбирский полк вернул позиции, взятые утром…

Какие потери понесли русские войска, кому досталась стратегическая высота и почему в этой страшной битве по-прежнему много белых пятен — продолжение читайте в следующих номерах «ВГ».

Самое читаемое