Воскресенье, 29 ноября
  • Погода в Гродно
  • 1
  • EUR3,0794
  • USD2,5817
  • RUB (100)3,4056
TOP
Акварель Нелли О’Бриен де Ласси

От Августовка до далекой Аргентины: как художница-аристократка бежала из Гродно от погромов, вернулась в родной город 34 года спустя и не узнала его

Больше десяти лет в гимназии № 4 действует историко-краеведческий музей. В 2007 году исследователям-энтузиастам удалось связаться с последней владелицей имения Старый Августовок Нелли О’Бриен де Ласси де Буркас, хранительницей истории своего рода. В письмах она прислала эксклюзивные фото, по телефону рассказала об интересных фактах, семейных преданиях. В музее появилась экспозиция, посвящённая творчеству Нелли. Вспомним о представительнице старинного семейства.

Называли ангелочком и… дьяволом

4 апреля 1922 года в семье Терентия и Елены О’Бриен де Ласси родилась девочка. Её назвали в честь матери, но вскоре в кругу семьи закрепилось имя Нелли. Дочь росла единственным ребёнком, родители в ней души не чаяли. «Отец любил меня безмерно…» — вспоминает Нелли. Дома её называли ангелочком, но своевольный характер дал о себе знать ещё в ранние годы. Как полагалось, мать старалась привить девочке аристократическое воспитание, которое подразумевало знание французского языка, но первая преподавательница не прижилась в семье. На первой же совместной прогулке Нелли довела француженку до истерики, и та, в сердцах назвав её дьяволом, поспешила покинуть дом.

В 1927 году де Ласси переезжают из Белостока в имение Августовок под Гродно. Поселились во флигеле, так как дворец был разрушен и на восстановление требовались большие средства. Руины, парк хранили секреты былых времён, легенды, предания, пробуждающие в воображении девочки картины прошлого. Она представляла королевские балы, охоту, прогулки короля с Екатериной Великой. Игры проходили в тени вековых деревьев, берег одного из прудов стал любимым местом. Когда Нелли подросла и дворец был частично восстановлен, специально для неё подготовили комнаты в центральной его части.

Первую картину нарисовала во время болезни

Фантазии пополнялись рассказами отца об исторических корнях семейства, о далёкой Ирландии, откуда происходил род, о знаменитых и героических предках. Яркие образы наполняли гордостью, пробуждали высокие чувства — так формировалась артистическая натура будущей художницы. В двенадцать лет, болея скарлатиной, девочка нарисовала автопортрет, на акварельном рисунке изобразила Августовок.

Среднее образование Елена получила в женской гимназии имени Эмилии Плятер (здание бывшей доминиканской гимназии на Советской улице), которая считалась одной из лучших во Второй Речи Посполитой. По культурной принадлежности Нелли считала себя полькой, по корням — ирландкой, а по гражданству — аргентинкой.

Она писала: «У меня три Родины: Августовок, место, где я родилась и прошло моё детство; Ирландия, откуда происходил мой род и где создавал своё славное имя; и Аргентина, где я живу вот уже более пятидесяти лет».

Дружила с будущей актрисой

В доме всегда было много гостей, причём разных национальностей и вероисповедания. Отец Нелли не любил снобов, ценил умных, образованных, сердечных, искренних людей. Черты гостеприимства, расположения к окружающим были привиты девочке с детства. В те времена воспитание детей доверяли гувернанткам. И особой связи у Нелли с её мамой не установилось. Тем более что родители жили каждый своей жизнью. Только преданность отцу была безоговорочной. Но потеряла она его очень рано, когда ей было десять лет. С той поры осенняя пора, облетающие листья и запах сухих яблок вызывали у неё тяжёлые воспоминания.

Нелли росла, как и все девушки её возраста, в атмосфере романтики и оптимизма. Среди её подруг была Галина Кособуцкая, которая стала знаменитой польской актрисой.

Разграбили дворец и вскрыли фамильный склеп

С сентября 1939 года жизнь изменилась навсегда. Ужасы расправ и погромов Гродно познал после 1 сентября, когда Германия напала на Польшу. После 17 сентября с востока стала стремительно приближаться Красная армия. Город окатила волна разбоя, мародёрств и убийств. Нелли с матерью, спасаясь, бежали. В мемуарах есть такие строки: «Трудно и больно вспоминать наши последние дни в Гродно. Советская армия наступала, город был полумёртвый, всюду была опасность со стороны коммунистических активистов. Наши преданные служащие помогли нам сесть на последний поезд до Вильно. Мы потеряли всё, но сохранили свои жизни».

Дворец был разграблен, разворовали каплицу, вскрыли склеп и в поисках богатств выбросили из крипты останки представителей рода О’Бриен де Ласси.

Из Литвы девушка с матерью перебрались в Германию. Добровольно или были вывезены немцами — тяжело сказать, этот факт Нелли всегда обходила стороной. В Мюнхене провели военные годы.

После войны Нелли поступила на архитектурные курсы Мюнхенского университета, училась под руководством профессора Долгаста, потом в Вене у профессора Гроуна Ротмайера, при этом особый акцент придавался акварели и свободному рисунку. Однако, недоучившись, в 1950 году выходит замуж за архитектора югослава Эвольда Корена, и молодая семья переезжает в Аргентину.

За двенадцать лет она вдоль и поперёк объезжает Южную Америку, работая по программе эмиграции беженцев Интернациональной католической эмиграционной комиссии. Нелли становится художницей, однако подготовка на архитектора дала ей навыки в отражении строгости линий, придания глубины, композиции.

В Буэнос-Айресе посещала студии художников и однозназчно выбрала акварель. В 1957 году её картины впервые были выставлены в художественной галерее в Буэнос-Айресе. Художники Латинской Америки были мало кому известны в мире. С одной стороны, это недостаток. С другой — изолированность позволила выработать оригинальный стиль.

В 1962 году Нелли под влиянием группы художников из Флориды переезжает в Майами и следующие семь лет разрывается между Аргентиной и США. Жизнь в Штатах оказала сильное воздействие на становление художницы. Она много чему научилась у друзей — Ведэмана, Арамескуса, Риверона. В 1968 году возвратилась в Аргентину, где и оставалась до последних дней.

Не узнала город и людей

В 1973 году госпожа О’Бриен де Ласси посетила Гродно и не узнала его. Город будто утратил характер, который придавала старинная архитектура. Она с трудом нашла место, где стоял их дом, с болью смотрела на заброшенную родовую каплицу, где был похоронен её отец. В 1975 году она вновь приезжает в Гродно со своей выставкой, которая прошла в Новом замке, тесно знакомится с гродненцами. «Это совершенно другое население. Тоже замечательные, исключительные люди, но другие», — делает она вывод.

В 1992 году Нелли побывала в Литве и встретила одноклассницу, которая рассказала о событиях, произошедших в имении О’Бриен де Ласси в 1939 году. Елена, ведомая долгом перед отцом и родственниками, связывается с Гродненским горисполкомом и настаивает на проведении раскопок и перезахоронении останков. Гродненские власти откликнулись на её просьбу, но провести перезахоронение не удалось из-за неоконченности работ по реставрации каплицы, нехватки средств на эксгумационный анализ. В 1995 году Нелли приехала в Гродно и вместе с ксендзом Пашкевичем, представителем городских властей Мойсеёнком и историком Пивоварчиком установила крест на месте погребения останков.

После 2000 года ждали тяжёлые испытания: смерть мужа, перелом руки. Вернуться к творчеству она не смогла, но до последних дней (умерла в августе 2012 года) поддерживала молодых художников.

В августе 2009 года в Буэнос-Айресе в арт-галерее «Вермеер» открылась выставка творчества Нелли О’Бриен де Ласси под названием «Память тревожных изображений».
Всего было организовано 38 персональных выставок, состоялось немало коллективных экспозиций в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Мексике, США, Германии, Ирландии, Беларуси, Испании, Польше и Австрии. Картины художницы находятся в музеях и частных коллекциях многих стран мира, их репродукции используют в поздравительных открытках.

Самое читаемое