Понедельник, 23 ноября
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR3,03
  • USD2,5522
  • RUB (100)3,3559
TOP

Лучшая работа в мире: как музыкант и фотограф Александр Пасечник путешествует на корабле по разным странам

Гродненец Александр Пасечник девять месяцев в году работал на круизном лайнере, побывал в 132 странах мира от Аляски до Австралии, удивлялся очередям в США, плавал с аборигенами в Африке и играл джаз.

Многие горожане знают Александра Пасечника как фотографа и музыканта, играющего на ударных инструментах. Но не всем известно, что много лет он отработал в музыкальных коллективах на зарубежных лайнерах. Чопорные англичане и лояльные американцы, жизнь в крохотной каюте и свобода творчества, — об этом и не только наш гость рассказал «Вечернему Гродно».

Аборигены, лодка, стрельба

Устроиться на первый лайнер помог агент — искали музыкантов для работы на кораблях. В 2007 году короткие сроки пришлось делать документы, прививку от жёлтой лихорадки и лететь в Африку — корабль отправлялся из порта Момбаса в Кении. Добирались туда ребята не без приключений, не попали на самолет во Франкфурте и опоздали на лайнер. Они приземлились в столице Кении Найроби, а нужно было добираться до Момбасы еще около 500 километров. Связались с руководителями в Лондоне, которые переделали музыкантам билеты, но корабль из Момбасы ушел в другой порт. Гродненцы думали проехать до него на машине, но им сказали, что там какой-то военный переворот и стрельба.

— Как это стреляют? Для нас это было дико. В итоге летели на небольшом самолете с пропеллером, а до корабля добирались на лодке с берега, — смеется Александр. — Аборигены везли нас на деревянной лодке, представьте: море и музыканты добираются до корабля… Мы и представить не могли, что побываем в Африке, знакомые говорили, ну куда вы едете, вас там убьют и съедят.

Пять месяцев без выходных

На лайнере было всего несколько сотен пассажиров. Александр с другими белорусами играл в шоу-бенде.

— На английском корабле были английские манеры. Мы не знали, чего от нас хотят, какую музыку играть, но постепенно освоились. Мы играли танцевальную музыку каждый день по три часа без выходных на протяжении пяти месяцев. На корабле отдыхали английские пенсионеры, которые любили румбу, медленный вальс, лёгкий фокстрот, — вспоминает гродненец .— Почти каждый день устраивали шоу с участием артистов. Самым трудным было им аккомпанировать. Представьте: дают ноты в день шоу, нужно хоть немного отрепетировать! Пришлось привыкать к такому плотному режиму работы.

Круиз для туристов длится 14 дней. Есть такая традиция: во время того, как пассажиры впервые поднимаются на борт, их встречает капитан. На палубе организуется приветственный капитанский коктейль, а музыканты, не останавливаясь, на протяжении полутора часов играют фоновую музыку.

Знал только «хэллоу»

В круизе Александр изучал английский язык, понимая, что без хороших знаний будет трудно в дальнейшем.

— В школе учил испанский и говорил учительнице: «Ну зачем мне этот язык?» Она отвечала, мол, попадёшь на Кубу, тогда меня вспомнишь… Где я, а где Куба, — смеётся музыкант. — С тех пор на Кубе я был раз десять и каждый раз вспоминал свою учительницу.

Уже потом Александр Пасечник понял, что испанский — это второй язык после английского, это вся Латинская и Центральная Америка.

Если вы думаете, что попасть на крутой лайнер просто, то ошибаетесь. Каждому музыканту нужно сдавать экзамен.

— Звонит агент и назначает время, к которому подготовить инструменты, принтер, видеокамеру, интернет. В точно назначенный срок на электронную почту сбрасывают задания, их нужно распечатать и изучить в течение часа. Агент звонит и находится на связи, пока ты играешь. После этого сбрасываешь видео и ждёшь ответа от прослушивания.

Лезешь без очереди? Ну ладно, проходи

После работы в английской компании Александр попал на американские круизные линии компании Holland America Line. Самым крутым стал лайнер «Волендам» (названный в честь города Нидерландов).

— Корни компании уходили в Нидерланды, судно ходит под голландским флагом, многие ведущие должности занимают именно голландцы.

Он значительно больше английских, вмещал 3000 пассажиров и 600 членов экипажа и ходил девять месяцев по всему миру от Аляски до Австралии.

— Должен был сесть на Аляске, в городе Джуно. Но в аэропорту Сиэтла была огромная очередь, и я опаздывал на пересадку, понимая, что корабль уйдёт без меня. Внаглую пошёл к офицеру и попросил пройти без очереди. Он пропустил, и я первый раз удивился.

Александр побежал в другую очередь, обошёл, втиснулся, но и в этот раз никто ему слова не сказал, и гродненец удивился во второй раз:

— Вот нам по телевизору с советских времен говорили, что Америка это зло, что они никогда не желают нам добра, но на самом деле это отличные люди. Потом было много ситуаций, когда я нуждался в помощи, и у меня ни разу не было конфликтов, когда я мог бы сказать, что они нехорошие люди. Мое отношение к американцам изменилось кардинально.

Но на самолёт всё равно не попал и думал, что его уволят.

— Удивился третий раз, когда начальство сказало, что я опаздываю не по своей вине. Они забронировали мне гостиницу на Аляске, а потом ещё заплатили компенсацию, — вспоминает музыкант. — В этот момент я понял, какими должны быть взаимоотношения между сотрудником и работодателем. Ты едешь на работу, есть все документы, это не твоя вина, что ты опоздал. Все вопросы решает начальство, тебе не нужно волноваться.

На палубе — весь мир

Лайнер представлял собой огромный город: одиннадцать палуб с лифтами, рестораны, бары, клубы, магазины, казино. Александр Пасечник рассказывает, что корабль делится на три отдельных мира со своими правилами и законами. Есть пассажирская зона с шикарными палубами, лоском и развлечениями, есть словно закулисье — зона экипажа, где живет обслуживающий лайнер персонал:

— Если перед гостями на сцене мы появляемся в костюмах и бабочках, то в своей зоне можно ходить в шортах и тапочках. У нас есть своя столовая, свой бар, свои магазины. Это два параллельных мира. Хочешь к гостям: надевай костюм!

Есть на лайнере святая-святых — машинное отделение, куда нельзя пройти посторонним, а если очень хочется, то в присутствии сопровождающего. Это огромные системы жизнеобеспечения корабля: свет, вода, кондиционирование и многое другое:

Гродненец первое время не спал, фотографируя невероятные пейзажи Аляски. Это направление очень популярно у туристов благодаря невероятным горам и морям.

— Работа приносила удовольствие, я понял, что занимаюсь любимыми делами: играю и фотографирую. Чего ещё можно желать, когда посещаешь сотни стран мира, общаешься с разными людьми, не думаешь, чем заплатить за «коммуналку», какие продукты нужно купить в магазине.

На сцене работал в трио с австралийцем и мексиканцем. Играли разную музыку, но туристы больше всего любили джаз.

— Удивительно, но в таком интернациональном коллективе у нас никогда не было конфликтов, все друг друга уважали. Я тогда ещё подумал, что если что-то случается, то обязательно с русскоговорящими.

В шутку члены экипажа называют лайнер пятизвездочной тюрьмой. Вроде тут все есть: еда, жилье, развлечения, но ты ограничен во времени и свободе. На корабле были свои правила, которые нужно выполнять: общение на английском языке, дресс-код (если идешь в пассажирскую зону, должен надевать униформу, костюм, никаких тапочек и шорт), питание в специально отведенных местах (офицеры корабля не будут обедать вместе с уборщицами).

Не всем членам экипажа разрешалось пользоваться сауной, библиотекой и другими преимуществами. Музыкантам это разрешалось, равно как и то, что они могли подниматься на верхнюю палубу (с 1 на 11 этаж) и завтракать с пассажирами.

За одно нарушение отправляют на берег

Так как музыканты являлись полноценными членами экипажа, поэтому постоянно принимали участие в учениях на случай ЧП.

— Безопасности на лайнере уделялось огромное внимание. В каюте лежали спасательный жилет и инструкция: каждый обязан знать свои задачи в случае происшествия, номер спасательной лодки, — объясняет музыкант. — Я должен был стоять на лестнице и показывать пассажирам, где выходы. Офицер по безопасности может подойти в любой момент и задать вопросы по обязанностям. Раз не ответил, пожурят, второй-третий раз запнулся, могут вынести предупреждение.

— Если опоздал или не вовремя занял свое место, тебя не ругают, а пытаются выяснить причину. Может, ты что-то не понимаешь по-английски, может, стоит медленнее говорить или еще раз объяснить? — говорит Александр. — Ты перестаешь бояться, что тебя накажут, и внимательнее относишься к учениям.

Экипаж подает сигналы, а капитан объясняет, что произошло на корабле. Учения проводят с вновь прибывшими пассажирами:

— Туристам это очень интересно, они бегают, фотографируются, занимают свои места возле спасательных лодок.

Есть на корабле нарушение, за которое сразу увольняют и отправляют домой. Нижняя часть лайнера разделена на отсеки, чтобы в случае пробоины вода затопила только часть судна. Эти отсеки разделяются огромными тяжелыми дверями. Они закрыты в море и открыты в порту. Во время учений звучит сигнал, двери начинают медленно закрываться. В этом случае проскочить через них строго запрещено, нужно подниматься по лестнице и идти в это помещение другим ходом. Почему? Двери — это не лифт, если человек зацепится и упадет, его просто расколет на две части.

— Грубейшее нарушение техники безопасности, это то же самое, что курить возле бочки с бензином, — говорит гродненец.

Хороший сосед на вес золота

Удивительно, но у членов экипажа (а музыканты тоже ими являются) есть даже свой профком, можно прийти и пожаловаться на кого-нибудь в случае конфликта. Все понимают, что 9 месяцев нужно поддерживать хорошие отношения для нормального психологического фона.

— Ты должен улыбаться человеку, даже если ты его ненавидишь, — объясняет Александр. — Конфликт или драка на корабле — обоих высаживают на берег и они летят домой за свой счет. Люди это понимают, дорожат работой и пытаются быстро уладить недомолвки.

На английском корабле члены экипажа держались группами: филиппинцы отдельно русские отдельно. На «Волендаме» не было групп, там представители всех национальностей. В первый день своего пребывания на лайнере гродненец искал земляков:

— Белорусов не было, из русскоязычных только один парень работал в казино. На этом все. За все время пересекался максимум с 2-3 русскими, и то они работали в других сферах, могли пересечься разве что в столовой.

Самое главное на корабле не работа, не творчество, а хороший сосед. Музыканты ютились в маленькой каюте с двухъярусной кроватью.

— Представьте: девять месяцев в году вы делите несколько квадратных метров с незнакомым человеком, принимаете его привычки, пытаетесь избегать конфликтов, чтобы не портить себе настроение, — говорит музыкант. — Ваше личное пространство — это кровать и занавеска.

Музыкант признается, что ему повезло с соседями, но у каждого было свои заморочки. Один парень каждое утро в 9 утра пил чай в каюте, хотя мог делать это в столовой и не мешать спать. Другой принимал душ в 6 утра, третий громко слушал музыку, еще кто-то очень любит поговорить, а кто-то каждое утро записывал в тетрадь свои сны.

С соседями договариваются и пытаются найти общий язык, а для этого даже готовы изменить своим привычкам. На корабле говорят, что хороший сосед на вес золота:

— Был такой парень Хермес, который до корабля никогда не жил один. И первые дни рано вставал, включал музыку и шумел. Мы сели, поговорили, он удивился, что мешает этими действиями и вел себя спокойно.

Р.S.

Свой последний на данный момент контракт Александр Пасечник отработал в марте 2020 года. Из-за коронавируса по всему миру отменили круизы. Гродненцу не хватает моря, ему тесно в Гродно, и он ждёт, когда из морского порта в своё долгое путешествие отправится очередной корабль.

 

Самое читаемое