Пятница, 5 марта
  • Погода в Гродно
  • -2
  • EUR3,1197
  • USD2,6105
  • RUB (100)3,5091
TOP

Проверено на себе — как я был актёром: «На этот раз всё было по-настоящему…»

Когда окончилось обучение в первой актёрской школе Оксаны Машинковой и Ирины Купченко, лично у меня не было никаких сомнений — надо идти дальше.

Поначалу мне казалось, что мы такие гениальные, что можем сразу что-то ставить. Не тут-то было. Если бы она и была, эта гениальность, её все равно недостаточно. В первую очередь — надо много работать. Причём работать над собой.

Все эти маленькие задания, все эти попытки что-то играть сложились лишь в конце — на показе. Лишь на нём мы впервые почувствовали, что же такое быть актёром. Нет! Ещё проще — мы лишь прикоснулись к этому. На большее нас просто не хватило, и это была большая мудрость преподавателей. Да и не надо было нам это тогда. Если не можешь пробежать километр, то планировать марафон — это верх безумия. Вот и получилось, что нам дали лишь продегустировать ощущение выхода на публику. Когда очень страшно, когда хочется всё бросить, но всё равно выходишь, играешь, а внутри… Огромное внутреннее удовлетворение.

Участники

Прелесть школы заключается в том, что с любого выпуска первой ступени можно пойти в группу совершенствования. По горячим следам из нашей группы пошли 4 человека. Ещё 4 добрались с разных выпусков — кто-то заканчивал год назад, кто-то два. Именно им было сложнее всего включаться. Но это было лишь поначалу. Уже через пару занятий стало понятно, что все собрались для общей цели.

Оказалось, что совсем не важно, кто ты: то ли школьник, то ли бизнес-тренер, то ли провизор — когда ты переступаешь порог актёрской школы, никакие прошлые заслуги не помогают, твой жизненный опыт не играет никакой роли, все на равных. И каждый в своей роли. Только это и было главным.

Что касается причин продолжить обучение, то у всех, как оказалось позже, были они очень похожими. Кому-то хотелось разнообразить будни, кто-то хотел новых эмоций, знакомств, новых знаний, возможностей и испытаний. Удивительное дело, но всё это оказалось возможным получить в одном месте.

Маленький театр

На этот раз всё было по-настоящему, как в театре. Сначала раздавали роли. Преподавателям было виднее — и Оксана, и Ирина знали нас куда больше, чем мы сами себя. Вдвойне было приятно, что работа делались на два направления. С Ириной мы собрались ставить хоть и сокращённую, но вполне законченную пьесу «С любимыми не расставайтесь» Володина. Это было продолжение «речи в движении», но уже с зачатками актёрской работы и общей сюжетной линией. Думаю, в данном случае каждый получил по своим возможностям. Лично у меня не совсем получалось заучивать роли — как я не старался. Роли были небольшими, но разными. Для меня это и так было то ещё испытание.

 

Оксана Машинкова раздала нам яркие гротескные роли из Гоголя «Ревизор» и «Ночь накануне рождества». Эпизоды были насыщенными. Нам предоставили возможность быть разными, попробовать, так сказать, на себе все прелести работы над ролью. Кто-то был Вакулой, кто-то Солохой, дьяком, красавицей Оксаной. У кого-то был больше упор на «Ревизоре». Ну а мне досталась роль черта. Того самого, который крадёт месяц, сводит с ума казаков, ухлёстывает за ведьмой и, попав в руки Вакулы, летит за черевичками для Оксаны в Петербург. Вот тогда и началась для всех непривычная, но какая-то притягательная новая работа над собой.

Репетиции

После читки мы начали «разводить» сюжеты — то есть выстраивать мизансцены и искать логику поведения героя. Никакого режиссёрского прессинга. Всё делали совместно. Чаще всего что-то придумывалось между занятиями, предлагалось в процессе, потом пробовалось, исправлялось, опять пробовалось. После долго перерыва благополучно забывалось. И, наконец, вновь вспоминалось.

Учить текст и запоминать действия — это было просто катастрофа. Ни о каком большом формате не могло быть и речи. Вроде бы всё знаешь, всё помнишь. Потом произносишь это вслух и всё, следующая фраза, как в чёрной дыре. А когда добавляешь одно действие, потом другое — какие там слова?! Как? Разве там были слова?!

Другие же роли как-то складывались быстрее и естественнее, что ли. Всё по-взрослому: есть твои роли и есть роли на преодоление. В первых ты купаешься, они для тебя органичны, а во вторых надо поискать нужные грани в себе.

Чёрт начал складываться почти сразу. Для меня это была квинтэссенция свободы и естественности. Это нечто такое, что живёт в каждом, что соблазняет, смущает, сводит с ума. Но одно дело это понимать и совсем другое — реализовать. Это же определённая походка, жесты, мимика, слова. Лишь собрав воедино всё это, можно бы было быть уверенным за результат. И только наш публичный выход мог бы показать, на что же мы годимся и что мы смогли сделать в итоге.

Показ

Накануне веселье закончилось. Всё стало чрезвычайно серьёзно. Вроде бы и не по-настоящему, вроде бы в своей аудитории, но всё как-то… «по-настоящему». Хочется переступить через себя, хочется не забыть текст, сделать всё задуманное, не стушеваться, хочется не забыть, что есть четвёртая стена, и не видеть зрителей. Характерным был ответ, когда нас, сидящих за кулисами, спросили: «Актёры готовы?» И мы честно признались: «Нет!» Но всё равно показ начался.

Тяжело, как начинает ехать поезд, медленно, но неотвратимо мы двигались вперёд и делали свое дело. Включались, забывали текст, незаметно импровизировали, забывали и пропускали подготовленные эпизоды, шли дальше… Потом переодевались, начинали новые эпизоды, играли, честно выкладываясь полностью и без остатка. И уже в конце, когда зрители аплодировали, а кто-то и плакал, стало понятно, что да, мы это сделали, и нам удалось пройти ещё одну ступень в своём развитии. Вот только непонятно, какую именно. Что-то произошло с каждым, но так и не ясно — а что же именно. Какая-то магия и чертовщина, не иначе.

Послесловие

Нас хорошо приняли, нас поздравляли. Было очень приятно. Очень хотелось запомнить эти мгновения. Появилась большая потребность поговорить про то, что произошло, обсудить. Когда делаешь всё честно и с полной самоотдачей, нет даже маленького повода себя порицать. Каждый сделал, что мог. А в итоге… Захотелось большего. Появилась какая-то непонятная тяга продолжить обучение и сыграть более сложные роли. То, что три месяца было сложным, стало реальным и возможным. И пройдя этот этап, понимаешь, что хочется ещё играть. Хочется вновь испытать эти чувства, примерить новый образ. А по итогу — это не что иное, как обрести себя, раздвинув границы своих возможностей и представлений о себе.

Самое читаемое

Разное