Пятница, 7 мая
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR3,0675
  • USD2,5486
  • RUB (100)3,4201
TOP

Устроился «белой обезьяной»: учитель английского из Гродно рассказал, как уехал работать во Вьетнам

Гродненец Денис со своей девушкой полькой Касей полгода живут во Вьетнаме. Пара рассказала, почему там почти не ходят пешком, девушки не носят шорты и в чём плюсы для «белых».

 

По профессии 39-летний Денис — учитель английского языка. В 2000 году уехал в Польшу, работал в школе на Подлясье, потом в Варшаве. Прошлым летом они с девушкой захотели отдохнуть от европейского стиля жизни.

Страна рванула вперёд

С Денисом и Касей созвонились по скайпу. У нас пять вечера, у них — уже девять. Через час у них с улиц пропадут прохожие, закроются магазины, в домах выключат свет. Лишь в туристических районах ещё будут работать бары. Местные встают в 4–5 утра. Пара снимает квартиру в Ханое, столице Вьетнама, на берегу озера, за 340 долларов. Ещё 60 лет назад тут была рыбацкая деревня.

— Это не просто развивающаяся, а галопирующая страна. Часть рванула вперёд, а часть — осталась в нищете. Даже за полгода мы видим позитивные изменения: город растёт, много приходит корейского капитала, — говорит Денис.

Есть спрос на учителей

В Ханое есть спрос на учителей английского. Оплата в час — 15–25 долларов США, занятия на бизнес-уровне — 100. Денис учит школьников, студентов и тренирует переводчиков. Кася устроилась маркетологом.

 — Здесь нужна «белая обезьяна». Белый считается носителем языка. Мне платят около 20 долларов в час. В Польше работал в два раза больше за те же деньги, — поясняет Денис. — Тут быть учителем — одно удовольствие. Классы по 50 человек. Уроки даже для маленьких — по 90 минут. У нас бы разнесли кабинет. А тут слушают, поднимают руки. Понимают, что их страна развивается и надо учиться. В школах всё строго. Я появился в кроссовках, мне сделали замечание. Пришлось шить туфли на заказ, так как нога большая.

Ездят как косяки рыб

Город не приспособлен для ходьбы пешком: почти у каждого есть мотороллер, ездят и автобусом. Школьники передвигаются на электробайках. Велосипеды не в моде, с велосипедистами на дороге особо не считаются.

— У нас была паника: Кася не могла перейти улицу, — говорит Денис. —  Правила дорожного движения как бы есть, но все ездят интуитивно — как косяки рыб. Я никогда не видел столько крутых машин. Многие на джипах. Это выглядит очень странно, так как улочки узенькие. Машины в два раза дороже, чем в Европе.

Престижно работать в полиции

— Все знают, что полицейские берут взятки. Чтобы поступить на полицейского, тоже надо дать взятку. Родители приходят к родственникам и говорят: «Наш сын собрался поступать на полицейского. Давайте всей семьёй скинемся на взятку, а потом он будет её отрабатывать».

Бизнесмены тоже в почёте, они занимаются перекупкой, торговлей. Обычно на улице продаётся один вид товаров: улица пуговиц, улица бензопил. Такая традиция сохранилась в центре. Исторически здесь жили люди, которые передавали через поколения одно и то же ремесло.

Жизнь на тротуаре

Систему канализации строили французские колонизаторы ещё в XIX веке. Отсюда вонь, крысы, тараканы. Жизнь идёт на тротуаре: готовят, едят, играют.

— В центре города куры ходят. Я кофе пью, а вьетнамцы привязали свинью к дереву и режут. Бабушка раздобыла кусочек мяса, приготовила суп,  тут же продаёт. Все собираются, выносят стульчики, кто-то принёс китайские шахматы. Плотность населения в центре очень высокая. Окраина выглядит как наша Ольшанка: здоровенные дома и всё по-европейски. Я себя чувствовал как на другой планете. Вроде дорожные знаки такие же, но немного по-другому. Ешь сникерс, но другой. Кока-кола похожа, но не такая. Всё под другим углом.

В полдень город засыпает

В полдень на два часа город вымирает. Сиеста. Засыпают перед мониторами компьютеров, на полу у витрин с одеждой, в спальниках под рабочими столами. Двери от посетителей не закрывают. Из разных углов доносится посапывание и похрапывание. Студенты отключаются даже на короткий перерыв между занятиями.

Крадут невесту и жгут деньги

У горных вьетнамцев есть традиция похищать невесту с разрешения её родителей. Девушка должна выйти замуж не позже 25–28 лет. Иначе семья может лишить её наследства или перестанет с ней общаться.

В любом магазине или кафе стоит жертвенный очаг для предков. Чтобы был доход, принято жечь искусственные деньги и товары, которые продаются в специальных магазинах.

— Они выходят на улицу — не важно, что вокруг люди, — берут пачку денег, картонный телевизор или пластмассовый айфон и сжигают. При этом кланяются. Каждый считает своим долгом это сделать. Ханой по загрязнённости на третьем месте в мире.

Хо Ши Мин

Изображения Хо Ши Мина, президента страны середины прошлого века и основателя Коммунистической партии Вьетнама, встречаются на каждом шагу, Этого сухонького дяденьку с бородкой видно на деньгах и даже в храмах. Ему приносят жертвы, в него верят и его любят.

Собак едят, а кошек держат в клетках

На севере страны едят собак. Недавно стали воспринимать их как друзей, но потом всё равно могут съесть. Этим пользуются бандиты: крадут породистых собачек и требуют за них выкуп — 10 млн донгов (500 долларов). Котов держат в клетках. Белым кошкам не повезло. Их считают символом счастья и привязывают за ногу около магазинов.

Цены в доллары не переводят

Донг — стабильная валюта, так как нельзя выводить деньги из страны. Для этого нужно написать президенту банка и объяснить ему, зачем вам это надо. В банке доллары меняют за час. А в сети ювелирных магазинов — «она принадлежат либо мафии, либо партии» — быстро, но по курсу чуть выше. Платить долларами за услуги не принято. Курс: 1 доллар — 20 тысяч донгов.

В шортах не ходят

Трудно купить одежду больше размера S. Зато можно недорого сшить на заказ. Много синтетики. Возможно, из-за большой влажности воздуха. Женщины любят элегантные костюмы. В торговые центры приходят западные бренды, но дорогие. Дешёвая одежда есть на улице или на рынке. Сеть точек «Сделано во Вьетнаме» продаёт и китайскую подделку, и то, что предназначалось для Запада.

— На работу я хожу то в платье, то в джинсах и майке. Никто на меня странно не смотрит, — рассказывает Кася. —  Когда 34 градуса жары, надеваю шорты и маечку на бретельках. Но мне не раз делали замечания. Не потому, что это неприлично, а с заботой, советовали прикрыться от солнца.

Идеал фигуры — палочка для еды

— Мои коллеги постоянно спрашивают, как часто я делаю маски для лица, какой пудрой и кремом от солнца пользуюсь, — говорит Кася. — Для девушек это тема номер один. Идеал фигуры — палочка для еды, а глаза должны быть большими. Всё тело закрыто даже при 40 градусах: платье с длинным рукавом, вырез под подбородок, шляпа. Если на велосипеде, то надевают плащ с капюшоном и длинными рукавами, которые закрывают кисти рук на руле. Надевают маску от загрязнения и солнца.

 

Чёрный хлеб за 6 долларов

Принято готовить на большую компанию. На работе едят собравшись вместе, не стесняясь клиентов. Могут есть из одной тарелки или забрать чей-нибудь надкусанный бутерброд.

Вьетнамцы живут на рисе, рисовых макаронах, блинчиках из рисовой бумаги с начинкой из овощей, мяса, креветок — сайгонках. Национальное блюдо — суп фо на говядине или курице из рисовых макарон с зеленью. Уличная еда очень дешёвая.

Хорошая ветчина встречается редко, за 200 граммов сервелата просят больше 10 долларов. Буханка тёмного хлеба — 6 долларов. Творога нет, но его можно заказать. Европейцы покупают эти продукты на праздники, чтобы устроить ностальгию по родине. Вьетнамское сливочное масло в два раза дороже, чем в Польше, а французское — в четыре. Молоко дорогое и часто с добавлением сахара.

Фрукты и овощи тоже отличаются. Белая смородина — по 150 долларов за килограмм, вишни — по 80–120 долларов. Недорого можно купить местные бананы, огурцы, помидоры, капусту, баклажаны, цуккини, репу, зелёный лук, петрушку, укроп. Картошка — 70 центов за 1 килограмм. Много экзотики, которую не привозят в Европу, например плоды хлебного дерева. Фрукты принято есть с приправами. Ананасы продают с пакетиком соли и перца, авокадо — с остро-солёной приправой.

На стол ставят мелкорубленый чеснок, сырой или маринованный в уксусе, рыбный соус, соевый соус, глутамат натрия, который называют солью, мелко нарезанный перец чили. Но острое тут не характерно.

Болеют за «Манчестер Юнайтед»

Вьетнамцы очень любят футбол, все — фанаты «Манчестер Юнайтед», знают польского форварда Левандовского.

— У них приняты групповые занятия физкультурой, — развивает тему Денис. — Приезжает автобус, выходит массовик-затейник, включают корейский поп типа «Ласкового мая». И девчонки, и женщины за 70 начинают бодренько танцевать, к ним присоединяются мужички. В парке Ленина пары танцуют вальс. Молодые не смеются над ними, а присоединяются, очень мило.

Все знают мотоцикл «Минск»

— Очень дружелюбные люди, и чем дальше от Ханоя, тем лучше. В деревне нужно вести себя по-свински, чтобы вывести их из себя. Ханой — город «понаехавших». У старшего поколения есть сантименты к русским, к Советскому Союзу. На юге страны говорят по-русски. Везде продаётся оливье — «русский салат». Но те, кто летал самолётом с пьяными русскими, боятся их или недолюбливают. Беларусь знают по мотоциклам «Минск».

Денис и Кася не планируют оставаться во Вьетнаме на всю жизнь, но и уезжать пока не хотят. Какая страна станет следующей в их путешествии, остаётся загадкой для них.

 

Самое читаемое