Вторник, 24 ноября
  • Погода в Гродно
  • 4
  • EUR3,0284
  • USD2,5514
  • RUB (100)3,3658
TOP

«Всегда жизнерадостная, всегда прекрасная!» Какой Юлю Кубареву запомнили родители и жених

Чуть больше года прошло со смерти Юлии Кубаревой, которой в частной клинике делали операцию по исправлению формы носа. На днях суд вынес окончательный приговор обвиняемым в ее смерти. Родители и жених погибшей рассказали, какой они помнят Юлю.

Напомним, молодая гродненка Юлия Кубарева впала в кому после ринопластики 26 марта 2013 года. Не приходя в сознание, она умерла в одной из минских больниц спустя месяц. В понедельник, 26 мая, Юле исполнилось бы 26 лет.

Как сообщили в пресс-службе Верховного суда Республики Беларусь, Мингорсуд рассмотрел кассационные жалобы обвиняемых в смерти Юли Кубаревой, но оставил первоначальный приговор в силе. Бывший врач-анестезиолог «Экомедсервиса» Александр Шуров приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии в условиях поселения и лишен права заниматься врачебной деятельностью сроком на 5 лет. Главный инженер Вадим Лихута осужден на 3 года лишения свободы в колонии в условиях поселения. Бывший гендиректор Галина Волжанкина приговорена к 2 годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение закрытого типа. Приговор вступил в законную силу. До этого все обвиняемые находились на свободе.

Полная жизни

Казалось, ее энергии хватало на всех. Юля могла уговорить своего парня в пять утра пасмурным мартовским днем поехать на праздник «Казюкас» в Вильнюс.

— Всегда жизнерадостная, всегда прекрасная, с улыбкой, солнечная, яркая, любимая, искренняя, настоящая!.. Это тот человек, которого не забыть никогда, как бы жизнь ни повернулась, — такой Вадим запомнил свою невесту.

Так непривычно ему было видеть Юлю неподвижной, подключенной к аппаратам. И если родителям разрешили бывать у дочери через неделю после того, как она впала в кому, то жениха пропустили всего два раза на пару минут. Несмотря на постоянное «в тяжелом состоянии» от врачей, надеялись, что Юля выкарабкается…

Любовь из одного двора

Юля и Вадим жили в соседних подъездах. Познакомились еще в седьмом классе. Симпатия проявилась, когда Вадим уехал учиться в Москву. Писали друг другу настоящие письма. Молодой человек хранит их до сих пор. Когда Вадим вернулся в Гродно, Юля поступила учиться в Вильнюс. Потом Вадим служил в армии. И когда, наконец, оба осели в родном городе, решили пожениться. Вадиму — 25, Юле должно было исполниться столько же. Она уже выбирала свадебное платье.

Волновалась из-за поврежденной в детстве носовой перегородки. Врачи говорили, что со временем искривление будет все более заметно. Думалось, что скоро пойдут дети и некогда будет заниматься своей внешностью, так что сделать пластику решила до свадьбы, которая так и не состоялась…

Вадим и сейчас часто бывает у родителей Юли, помогает им. За год почти ничего не изменилось. Боль немного притупилась, но тяжело до сих пор. Молодой человек пытается отвлекаться работой, рыбалкой, общением с друзьями.

Справедливая и отзывчивая

— Она у нас уж очень справедливая была, к другим сочувственно относилась, — говорит мама Алла Дмитриевна. — В учебных группах всегда есть люди, которых недолюбливают. Она из принципа всегда звала такую девушку из студенческой группы с собой.

За пять лет университетской жизни Юля приезжала домой на каждые выходные, разве что пару раз не получалось из-за зачетов. И всегда спрашивала у знакомых, что им привезти — подгузники, ролики, коньки, карнизы, платья…

Юлина доброта проявлялась не только к людям. Когда их подобранной кошке-найденышу разодрали голову, девушка возила ее к ветеринарам на уколы, сама промывала рану.

— Мне так обидно! В последний год Юля очень много заботилась обо всех. А когда ей нужно было чуть-чуть внимания, почему ей не хватило? — рассказ мамы переходит в рыдания.

Картина для папы

Юля была большой выдумщицей. На праздники любила делать необыкновенные подарки. Как-то подарила Вадиму большой корабль, сделанный своими руками. Тем, кто выходил замуж, украшала комнату, подписывала плакаты.

— Внутри подарка могла быть обыкновенная шоколадка, но это так сделано — глаз не отвести! На День святого Валентина делала сердечки, это надо видеть, описать их не так просто. Она очень любила все эти бантики, украшения, — объясняет Вадим.

Юля и Вадим много путешествовали вместе. А однажды после экскурсии по Петербургу Юля случайно удалила все их фото. Вадим не сдержался и упрекнул ее, у Юли от обиды полились слезы. А на следующий день рождения Вадима она подарила ему картину, которую сама написала. На ней — Вадим у питерского фонтана.

Был и совсем неожиданный подарок. Спустя три месяца после смерти Юли в дом Кубаревых пришел их знакомый художник Юрий Яковенко и принес свой офорт. Эти картины стоят очень дорого, суммы идут на миллионы. «Ты не сможешь отказаться, — заинтриговал мастер. — Это Юля выбрала. Картина висела на выставке, а она попросила оставить ее для папы. Сказала, что позже выкупит». Как раз был день рождения отца Юли, и Юрий Яковенко подарил ему выбранную дочерью картину.

Взрослая и самостоятельная

Юля работала дизайнером одного из самых престижных отелей Гродно.

— Еще при жизни Юли мы услышали от директора благодарность: «Спасибо вам за дочку, какой золотой у вас ребенок!» Я так была счастлива! А уже через три недели была операция, — оживает и вновь потухает Алла Дмитриевна.

Юля сама заработала себе на машину. Перешла с платного обучения на бесплатное, да еще стипендию стала получать. Дорогу между Вильнюсом и Гродно преодолевала за рулем. Спешила помочь достроить дом, куда собирались переехать родители. Ездила за стройматериалами, помогала выбрать бытовую технику. Купила в дом красивую ключницу, почтовый ящик.

Стала откладывать деньги на свадьбу. Успела скопить 700 долларов. Родители отдали их на лечение больным детям.

Кстати, Кубаревы до сих пор не получили возмещения ущерба: ни материального (74 миллиона рублей), ни морального (500 миллионов рублей каждому родителю), поскольку это было невозможно до вынесения окончательного приговора. Ранее супруги говорили о том, что деньги планируют потратить на помощь детям.

Что делать близким?

Родители Юли считают, что делу не дойти до суда, если бы не огласка. Но признают, что, пока Юля была в больнице, а тем более после похорон, у них не было сил что-то предпринимать.

— Если бы не Вадим, ничего бы не вышло, потому что это очень большой стресс. Это такой ужас, что ты вообще не знаешь как день прожить, — говорит Алла Дмитриевна. — Пока человек жив, ты все время надеешься на лучшее. Очень страшно сделать первый шаг. Мы даже не знали, как Юля отреагирует. А вдруг она проснется и скажет: «Зачем вы это все начали, чтобы все про меня знали?» После похорон нет никаких сил, да и уже не вернешь.

Вадим стал обращаться в республиканские газеты. Правда, из всех откликнулась только одна. Близкие убеждены, что в такой тяжелой ситуации нельзя бросать людей одних со своим горем. Очень нужно, чтобы рядом был сильный человек, который сможет сделать первый шаг на пути к поиску правды. Важным моментом было и присутствие самих родителей во время операции. Впоследствии они могли заявлять в суде о том, что видели собственными глазами.

Родители считают, что даже в смерти Юли была своя миссия.

— Будь у нее малейшая болезнь, аллергия или операция сложнее, то смерть можно было бы списать на это. А тут идеально здоровый человек на несложной операции умер. Видно, что бардак, — резюмирует Юрий. — Медицина, как и авиапроизводство, совершенствуется на трагедиях. После трагедии в гомельском роддоме, когда три женщины во время родов умерли в течение двух часов из-за того, что им подключили азот вместо кислорода, приняли меру, что у этих двух газов должны быть разные штуцеры.

Кстати

На днях 21-летняя брестчанка умерла в частной клинике при проверке проходимости маточных труб, предположительно от анафилактического шока. Напомним, в 2012 году после пластической операции по исправлению прикуса в Минске еще одна девушка впала в кому и не выходит из нее до сих пор. Виновных в этом деле следственный комитет не нашел. Случай Юли стал одним из немногочисленных, когда дело о смерти пациента довели до суда и привлекли медиков к уголовной ответственности.

 

Читайте также:
Родители Юли Кубаревой, погибшей после ринопластики, уверены: без широкой огласки доказывать вину медиков было бы практически невозможно

Отец гродненки, погибшей после ринопластики: «Названы не все виновные в смерти нашей дочери»

Самое читаемое