Среда, 18 мая
  • Погода в Гродно
  • 2
  • EUR2,6299
  • USD2,515
  • RUB (100)3,9596
TOP

Рассказы капитана Гродненского речного флота

О бывалом, опытном капитане говорят — морской волк. А о капитане, который знает реку от ее истока и до устья как свою собственную квартиру, капитане, который за четыре десятка лет перевез по этой реке тысячи тонн грузов и которого знали по имени все жители прибрежных сел и деревень, говорят — речной волк.

Петр Каленик, ветеран войны, старейший капитан Гродненского речного флота, пришел работать на Гродненскую пристань 5 марта 1946 г. Его рассказ — настоящая детективная история, где есть и подвиги, и бандиты, и невероятное богатство, что, возможно, до сих пор лежит на дне Немана.

Опасный рейс
— В 1948 году в связи с намечавшимся строительством Каунасской ГЭС для проведения исследовательских работ на Немане приехали из Москвы инженеры. Петр Каленик вспоминает, как в то время ходили на теплоходе «Карл Либкнехт» по маршруту Гродно—Щербовичи. Однажды пришли из рейса, и начальник пристани В. Рудаков сказал, чтобы мы получили новую форму с погонами — повезете, мол, приезжих инженеров до Друскеник.
Подошли мы к Свентоянску, где впадает в Неман река Белая Ганча. Был сентябрь, хорошая погода, все стояли на палубе, дышали свежим воздухом, я был за штурвалом. Видим, у устья Ганчи стоят человек пять и машут нам. Я им тоже помахал, а потом смотрю — они направляют в нашу сторону автоматы. Один дал очередь по пароходу, разбилось стекло в рубке, меня зацепило осколками.
…На берегу меня поставили в шеренгу рядом с экипажем. Я внимательно стал рассматривать напавших на нас бандитов. Все они были в зеленой форме, хорошо вооружены, все были пьяны и называли себя литовскими партизанами. Один из бандитов ударил меня по лицу и закричал: «Ты капитан?» Я ответил, что я помощник. «А где капитан?» — «Не знаю, вы стреляли, может, и убили». Инженеры оставались в салоне, и на вопрос, кого везете, я ответил, что открываем пассажирский рейс Гродно—Друскеники, не сказал им, что везем инженеров из Москвы. А они в ответ: «Какое вы имеете право, здесь наша территория!» Он хотел нас расстрелять, а другой, как сейчас помню, с крестиком был, не дал. Когда ретивый бандит нажал на спусковой крючок, тот, что с крестиком, ударил по его автомату, и вся очередь прошла по камням.
Весь этот «концерт» длился три часа. Начало уже темнеть. Бандиты сказали: «Идите на пароход, езжайте и заявите в Гродно, что вам не разрешают навигацию партизаны — здесь литовская территория». Я ответил, хорошо, и пошли мы на пароход.     

Мореный дуб пилили на дрова
Мореные дубы до сих пор могут лежать на дне Немана, уверен капитан Каленик:
«В 1949 году получили из Каунаса теплоход «Олег Кошевой», и меня перевели на него помощником капитана, а на следующий год уже работал на «Пушкине» помощником капитана. В навигацию в 1951 направили «Ватутин» и «О. Кошевой» в верховья Немана открывать линию на Любчу. Добрались аж до Делятич, затем прошли к устью Западной Березины до рейда «Дуброво». Плавание в верховьях было небезопасным, так как дно Немана было устлано дубами — то и дело днищем скрежетало по ним, винт стопорился. Сколько лет они пролежали на дне — неизвестно. От станции Неман и до Березовки было сплошное дубовое дно. Чтобы фарватер расчистить, работники техучастка доставали черный дуб целыми большими стволами, привозили в Гродно, пилили на дрова и отдавали своим рабочим. Подняли лишь те стволы, которые мешали судоходству, а остальные и по сей день на дне лежат».

По Неману гоняли плоты по 1 800 кубометров
— Когда мы начали осваивать верховья, первые плоты возили по 600 кубометров. Потом уже, в 1953 году, когда я принял «Ермак», мы стали брать большие плоты. В честь XIX съезда партии я попросил сформировать мне плот не менее 1 800 кубометров, — рассказывает Петр Каленик.
На рейде «Дуброво» сделали плот в 1 604 куба. Я его привел успешно в Мосты. После этого стали водить плоты по 1 200–
1 300 кубометров. Это были очень большие плоты — конца не видно, их трудно было удержать.
Петр Степанович Каленик давно на заслуженном отдыхе, за боевые и трудовые подвиги удостоен многочисленных наград, среди которых есть и редкая — медаль «За спасение утопающих». Ветеран речного флота сейчас занимается дачным участком, радуется своим внукам, гордится сыном Владимиром, который, как и отец, стал гродненским речником. Но, когда речь заходит о флоте, в его глазах появляется грусть, а в голосе волнение. Грусть о своем Немане, которому отданы лучшие годы жизни, о былой славе Гродненского речного флота, о том, что праздник День речника, который отмечали раньше всем городом, канул в Лету…

Справка «ВГ»
Петр Степанович Каленик имеет звание лучший капитан Советского Союза, ветеран Великой Отечественной войны — воевал, штурмовал Кенигсберг. В 1953 году закончил Ленинградское речное училище. Получил диплом капитана всех групп судов местного морского и речного флота. Стал первым и единственным из всех гродненских речников, имевшим такой диплом. Был капитаном гродненских теплоходов «Ермак», «Баку» (потом получил название «Виктор Усов»), первый капитан судна на воздушной подушке «Зарница».

Самое читаемое