Воскресенье, 20 июня
  • Погода в Гродно
  • 26
  • EUR2,9964
  • USD2,5153
  • RUB (100)3,485
TOP

Психологов обязали рассказать страшные тайны клиентов

1 июля приняли Закон «Об оказании психологической помощи». Документ пошатнул понятие врачебной тайны. Теперь, если во время приема психолог узнает от человека о преступлении, то обязан сообщить об этом в силовые структуры.

Ранее существовало три адреса, где информация не должна разглашаться: на исповеди у священника, на приеме у врача и у психолога. И сегодня согласно Уголовно-процессуальному Кодексу РБ служителя культа нельзя допрашивать об обстоятельствах, которые стали ему известны на исповеди. Доктору запрещено рассказывать информацию, составляющую врачебную тайну, без согласия пациента.
А вот в разговоре с психологом придется следить за собой, чтобы не взболтнуть лишнего. Все наши «скелеты в шкафу» могут быть использованы против нас. В соответствии с п.15 Закона «Об оказании психологической помощи», психологи обязаны сообщать в милицию информацию о клиенте, если она содержит сведения о совершенном особо тяжком преступлении или о его подготовке.
Так что даже в кресле на приеме у психолога не расслабишься. Что это: еще одна попытка контролировать нашу личную жизнь или нормальные цивилизованные меры по обеспечению безопасности?

За

Эльвира Хмельницкая, психотерапевт областного клинического центра «Психиатрия-наркология»:

– Не думаю, что пункт в новом законе может оказывать давление на специалиста. Он всегда может уйти от своей обязанности сообщать сведения в милицию под разными предлогами, если просто не захочет этого делать. Правда, не вижу ничего плохого в том, что расскажу о педофиле, и его оградят от общества.
Кроме того, если человек рассказывает о совершенном преступлении, он подсознательно хочет искупить вину, получив наказание. Раскольников в «Преступлении и наказании» признался и отправился на каторгу. Он не мог сбросить груз тяжелого осознания, что совершил убийство человека.
Встречаются очень агрессивные люди, которым противостоять может только милиция. К тому же иногда нужно оградить человека от самого себя. Вспомним героя Деточкина из кинофильма «Берегись автомобиля»: сам признается, что будет по-прежнему совершать преступления, пока не понесет наказание.
И если клиент рассказывает психотерапевту или психологу, что готовится совершить преступление, опять же подсознательно желает, чтобы его остановили. И здесь специалисту надо решить: достаточно ли клиенту психологической помощи в преодолении проблемы или нужны действия милиции. И силовые структуры – не самое худшее по сравнению с тем, что может случиться с пациентом и остальными гражданами, если не предупредить преступление.
Когда лечащий врач направляет своего пациента в психиатрическую клинику, он делает это на благо своего подопечного. Хотя пациент может рассматривать это как предательство. Если врач звонит родственникам пациента, который хочет покончить жизнь самоубийством, то тоже раскрывает профессиональную тайну. Однако другого пути нет: чтобы сохранить жизнь, пациент должен быть окружен вниманием и пониманием близких людей.   
Однако специалист должен поставить в известность пациента о том, что собирается сообщить сведения в правоохранительные органы. Нужно убедить человека в том, что это будет правильным. Психолог или психотерапевт не должны терять связи с подопечными ни при каких обстоятельствах. Возможно, потом человек осознает, что специалист сделал правильный шаг.

Против

Екатерина Буча, председатель Гродненского областного общественного объединения практических психологов:

– Это противоречит этическому Кодексу психологов, основным пунктом которого является конфиденциальность в работе с клиентом. Человек приходит «выговориться», а я должна об этом сообщать в милицию. Моя обязанность – помогать людям преодолеть психологические проблемы, а не содействовать работе милиции. Каждый должен заниматься своим делом. Я лишь обязана убедить человека не совершать противоправный поступок, который может негативно сказаться на его жизни. Первое, чему учат студентов-психологов в университете, – «не навреди клиенту».
Люди и так опасаются посещать психологические службы, а подобное нововведение и вовсе их отвернет от специалистов. А душевное равновесие и семейное благополучие не приобретешь, разговаривая с подругой на кухне. Здесь нужны знания специалиста.
Вместе с тем, обязывать психологов что-то делать помимо своей работы неправомерно. Так как они много знают, среди представителей этой профессии в мире самый высокий уровень суицидов. В связи с обязанностью сообщать в милицию некие тайны риски для психолога возрастают. С одной стороны, он испытывает стресс, когда находится перед выбором: остаться верным профессиональным принципам и нарушить закон или потерять доверие как специалист, но остаться добропорядочным гражданином. С другой, клиенты в курсе, что психолог знает о них слишком много и, возможно, является угрозой для них.
Мало того, как юридический психолог, могу сказать, что обычно сведения о преступлении, которые получает психолог, не являются реальными. Это может быть выдумкой человека, чтобы привлечь к себе внимание. Также не исключается, что больной клевещет на окружающих вследствие неадекватного восприятия действительности.
В любом случае, мне бы не хотелось оказаться в ситуации, когда надо будет  сообщать в милицию какие-либо сведения. Но, конечно, если человек начнет рассказывать провокационные сведения, опасные тайны, придется его остановить и разъяснить этот пункт закона.

Самое читаемое