Четверг, 11 августа
  • Погода в Гродно
  • 20
  • EUR7,023
  • USD3,5459
  • RUB (100)8,4064
TOP

Герой плаща и шпаги…

Кажется, что это здание за ручьем Юридикой просто притягивало к себе неординарных личностей. После российского посла и королевского подскарбия около 1797 года дворец перешел во владение известного авантюриста, ученого и мецената Михала Валицкого…

Первые шаги
Его настоящая фамилия была не менее запоминающейся – Мицкевич, и происходил он из семьи мелкого шляхтича с Новогрудчины, вполне возможно, состоявшего в далеком родстве с великим поэтом.
Вот как описывает начало его жизненного пути небезызвестный писатель Крестовский: «Один из замечательных авантюристов, почти современник знаменитого Калиостро, шляхтич Валицкий являл в себе некоторые типические черты своего времени. Бедный потомок захудалого рода, он из милости получил воспитание в доме «крайчаго литевскего», пана Бучинского, где выказал замечательные способности к наукам. Предание говорит, что, когда ему исполнилось восемнадцать лет, пан Бучинский, в силу «старожитного» обычая, подарил ему бричку, четверку лошадей, пару пистолетов, ружье и саблю, снабдил бельем и несколькими переменами платья, да двумя-тремя рекомендательными письмами в Вильно и в Варшаву, и закрепил за ним мальчика-казачка да кучера; затем будто бы призвал его в лучшую парадную комнату своего могилевского дома и приказал гайдукам растянуть его на ковре, ибо, родовитому шляхтичу, Валицкому не подобало быть растянутым на голом полу, а непременно на ковре, и не иначе как на хорошем ковре; после этого пан Бучинский, «крайчий литевский», в своем «властнем» присутствии, тоже в силу «старожитного» обычая, велел гайдукам влепить ему, здорово живешь, «сто бизунов», т. е. плетей, собственно, не из-за какого проступка, а просто на добрую память, и по окончании столь назидательной операции вручил юноше сто червонцев, дозволил припасть к своей ноге, дабы почтительно облобызать ее, и пустил в подаренной бричке на все четыре стороны «в умизги до фортуны», т. е. на волокитство за счастьем».
Метаморфозы
Получив благословение и благие советы, Михал отправился в путь. С этих пор, как отмечает в своих воспоминаниях Ф. Булгарин,  он «пропал без вести, исчез как камень, брошенный в воду»…
Правда, вначале Михал учился у минских иезуитов, потом в Могилеве, позже стал работать вице-регентом в минских судах, но такая жизнь быстро наскучила молодому человеку. Еще с детства склонный к приключениям, он бросает привычный заработок и переезжает в Краков (по другой версии – он поспешил покинуть родные места после дуэли с одним из приближенных самих Радзивиллов). В Кракове без определенных занятий на новом месте молодой дворянин быстро осваивает азы игры на бильярде, причем добивается значительных успехов. Одновременно он становится исключительным игроком в карты.
Рисковая и красивая игра Михала привлекает к себе внимание князя Сапеги, который как раз был в Кракове. Он принимает молодого любителя приключений в свою свиту и забирает с собой в Вену. На новом месте ему везет: выиграв большую сумму денег, он вскоре покидает своего мецената и отбывает в Париж, на этот раз в качестве товарища представителя богатейшего магнатского рода Австрийской империи князя Эстэргази. Здесь он встречает своего земляка, белорусского магната К. Веселковского, одного из наиболее образованных людей Речи Посполитой того времени. Играя в карты по ночам, он одновременно учится днем. От Веселковского Михал получает довольно глубокие познания в физике, химии, минералогии (т.е. проходит курс наук равный университетскому)…
Огромные карточные выигрыши позволили Михалу Мицкевичу выкупить у воеводы Б. Валицкого его фамилию и право принадлежать к роду последнего. Место коронного подстольного новоиспеченный Михал Валицкий выиграл в 1787 году в карты, а титул графа купил во время поездки по Италии. Вновь вернувшись в Париж уже в качестве графа Валицкого, он, при помощи графини де Полиньяк, был принят при дворе французкого короля Людовика XVI.
Он также становится фаворитом королевы Марии Антуанетты, выполняя деликатные и секретные поручения королевской семьи (не без личной пользы). Валицкий играет в карты в узком кругу с королем и королевой, все больше на драгоценные камни, чем на деньги. Именно тогда граф Валицкий и выиграл знаменитый сапфир, о котором писала в своем романе «Сапфир графа Валицкого» известная французская писательница мадам Жанлиз.
Блудный сын
И вот почти двадцать лет спустя Михал Валицкий вновь появился в Речи Посполитой, точнее в той ее части, которая временно после раздела Польши отошла к Пруссии. Незадолго до приезда Михала Валицкого в занятую пруссами Варшаву и незадолго до своего отречения король Станислав Август подтверждает его графский титул, а за пожертвование значительных сумм в пользу учебных заведений награждает еще и орденом Св. Станислава первой степени. Живописец Лампи, в обязанность которого входило написание портретов кавалеров этого редкого ордена, создал портрет Михала Валицкого. Выезжал ли Лампи в Париж, чтобы создать портрет, или Валицкий по поручению Марии Антуанетты секретно приезжал в Варшаву, но портрет был создан. Сейчас он, скорее всего, хранится где-то в запасниках Эрмитажа.
В Варшаве Михал Валицкий сразу произвел ослепляющее впечатление на общество. Он был всю жизнь холост, но принимал и дамское общество, избирая для каждого бала новую хозяйку из высшего общества. Красавицы всей Европы добивались его благосклонности и постоянно толпились вокруг груд золотых монет на игорном столе, который никогда не оставался пустым. В его доме на улице Длугой постоянно играли в карты, и никто не умел с таким спокойствием и любезностью проигрывать огромные суммы денег, как граф Валицкий. Но когда в его дом попадали нечестные на руку люди в надежде на легкий куш, он профессионально до последней нитки обирал всю компанию и затем немедленно отдавал весь выигрыш в пользу бедных…
После разделов Речи Посполитой Михал Валицкий пробует удачи в России. Во время своего пребывания в Петербурге он выкупает редкие коллекции китайских и японских вещей, которые привезли из кругосветного плавания команда Крузенштерна на своих кораблях «Нева» и «Надежда». Правда, не добившись никаких особых почестей при дворе императора Александра I (а возможно, из-за дуэли с лейб-гвардейцем), Михал Валицкий удалился из столицы и остаток своей жизни провел на родине, попеременно бывая в своих резиденциях то в Вильно, то в Гродно, то в своем ильяновском «палаце сломянем» – «соломенном дворце». В Озерах под Гродно Валицкий даже основал суконную и бумажную мануфактуры, о которых и сейчас напоминает дамба между Верхним и Нижним озерами, а это поместье считалось образцом ведения хозяйства.
Последний штрих к портрету
В доме Костялковских по современной улице Карла Маркса когда-то висел старый портрет из имения в Озерах, принадлежавший некогда наследникам графа. Это был огромный холст, на котором сочной кистью изображен был во весь рост Валицкий, с задумчивыми голубыми глазами, среди роскошной обстановки богатого кабинета. Он сидел в кресле у стола, одетый в богатый французский кафтан, пред ним стоял раскрытый ларец, наполненный драгоценностями, а в руке были изображены нити крупных жемчужин, которыми граф как будто небрежно и задумчиво играл…
Состояние Михала Валицкого после его смерти поделили между родственниками как со стороны Мицкевичей, так и с «родственниками» со стороны Валицких. На его деньги они имели возможность учиться в Виленском университете. Туда же он передал свою уникальную коллекцию минералов и драгоценных камней, которую при приемке описывал лично ректор университета профессор Юндзил. Коллекция после восстания 1831 года была вывезена в Петербург вместе с другим ценным имуществом университета, где и канула в воду (а точнее, в подвалы Эрмитажа).
Но все проходит. И вот уже в 1849 году Леопольд Валицкий, наследник когда-то великолепного состояния, во избежание судебного процесса в связи со следствием относительно православных церковных фундушей продал свой каменный дом в Городнице православному ведомству, после чего история дворца вице-администратора сделала новый, но не менее захватывающий поворот…

Самое читаемое