Понедельник, 15 августа
  • Погода в Гродно
  • 17
  • EUR7,0232
  • USD3,5688
  • RUB (100)8,4125
TOP

В стране без углов,

или Скалы, фигуры и этнические страстиИнна МАКСИМЧИКОказывается, есть в Европе места, где иностранная речь на улицах вызывает удивление. Карлстадт расположен всего в 250 километрах от Стокгольма, но русский язык заставлял оглядываться прохожих.

В шведскую глубинку нас привел фестиваль «Abundance» – синтез разных способов выражения себя: виртуального, пластического, контактного, танцевального… Трехдневное действо, где собрались свыше 120 артистов из 13 стран.
Без видимых причин
Небольшой городок с населением в 80 тысяч человек может себе позволить принимать с подобным размахом. В Карстадте есть где показывать спектакли: оперный и драматический театры, несколько культурных центров со сценическими площадками и учебными классами.
«Abundance» перетекал со сцен на уличные подмостки, будоражил посетителей супермаркета, где также проходили шоу. Три дня, 6–8 сентября, в городе бушевали стрит-данс, фольк, фанки и рэп. В рамках праздника показали свой небольшой и трогательный спектакль инвалиды. Между тем танец модерн элитной лодкой вплыл в этот международный микс. Среди постановок из Колумбии, Британии, Франции два белорусских театра – группа «Квадро» (Гомель) и гродненский танц-театр «Галерея» с успехом, неожиданным для самих шведов, представили два балета.  Зрители без труда поняли легкий и ироничный контекст  «Зима пропала» Инны Асламовой («Квадро») и отточенный до педантизма пластический разбор любовного треугольника «Без видимых причин»  Александра Тебенькова («Галерея»).
В Швеции танец модерн давно получил официальное признание и считается  коммерческим видом искусства наравне с классическим балетом.  Но и в такой благоприятной ситуации, по словам организатора фестиваля Александры Рудницкой, люди еще не очень представляют, что это такое. Общественная организация “Танец и Вермлэнд” как раз занимается образованием и просвещением в этом плане. На треть она спонсируется муниципалитом, в остальном  используются средства, заработанные от проектов, подобных «Abundance».
Горячий уикенд
От понедельника до пятницы Карлстадт живет накатанной трудовой жизнью, люди просыпаются рано, в 7–8 часов утра уже начинается рабочий день. Легкий завтрак с йогуртом и мюслями, бесконечный слабый кофе в офисах и плотный ланч. Обычный бытовой евронабор, за исключением отношения к спиртному.  Здесь не увидишь многочисленных винно-водочных отделов, а все, что горит, то есть крепостью выше четырех процентов, продается  в специализированных магазинах и только до шести вечера по будням и до 16-и по выходным.
На входе в магазин спиртного – охранник с оружием, а подростков и вовсе туда не пустят. В супермаркете можно купить только легкое пиво, даже вино не продают. Так что приходится народу пить в барах, пабах, ресторанах. Однако там дорого. Так в Швеции борются с пьянством. И всех это устраивает.
Но наступает пятница, и потихоньку атмосфера накаляется.
 В субботу предвестниками буйного вечера становятся «партийные» сборы на главной площади. Нужно спустить пары, и к этому здесь все тоже привыкли. С песнями и речитативом возле фонтана и центральной скульптуры – девушки, попирающей ногой голову солдата в немецкой каске, – собираются ряженые в венках, зеленых и розовых туниках с оборочками, завернутые в белое, босые и так далее. Каждый отстаивает свои идеи, как хочет, и это священное право демократической страны.  Равно как и дальнейший массовый загул. Наутро зябкую воскресную тишину не нарушают ночью разваленные клумбы с цветами и дремлющие «последние» прохожие.  Воскресенье – это отдых, туризм, экскурсии, рыбалка, домашнее общение. В пригородах прямо на дороге жители могут поставить вазы с цветами, чтобы водитель сбавил скорость, подумал о прекрасном… заодно и детям играть не мешал.
Все «по динамиту»… 
В воскресенье участники фестиваля тоже отправились за город, мимо, в буквальном смысле,  скал, озер и рек, в музей Альфреда Нобеля. Именно там, в своем доме, изгнанный из Франции и Италии, он начал писать завещание, где учредил знаменитую премию. Изобретатель динамита, запального шнура и африканского шелка никогда не был женат и не имел детей. И они не разбазарили его состояние, наоборот – созданный после смерти фонд приумножил его. Сегодня Нобелевскую премию присваивают по шести номинациям, каждый приз составляет миллион долларов.  Обо всем этом нам рассказал сам Нобель, актер, неожиданно ожившая «восковая» фигура. Элемент присутствия сделал традиционную экскурсию по памятным местам интересной и ненавязчивой. Кстати, ни один музей в Швеции, даже самый маленький, не обходится без ресторанчика и сувенирной лавки.
А наутро мы были уже в Стокгольме. Первых, кого встретили на главной пешеходной улице Дроттенгатен, оказались братья славяне, а в ресторанчике недалеко от королевской резиденции разбор семинара на русском языке смешался с обсуждением меню на польском. Так что почти приехали. Оставалось купить рогатый шлем викинга, шоколад с ментолом, сесть в самолет – и домой.