Пятница, 19 июля
  • Погода в Гродно
  • 12
  • EUR2,2787
  • USD2,0341
  • RUB (100)3,2311
TOP

…И жизнь, и слёзы, и любовь: гродненская поэтесса Мария Шевчёнок о современных читателях, графоманах и оптимизме в поэзии

Имя Марии ШЕВЧЁНОК вписано в хронику белорусской поэзии. Гродненская поэтесса — давний друг «Вечёрки». С её лёгкой руки выходили в газете литературные страницы, многие молодые авторы использовали этот  шанс заявить о себе. В эти майские дни известная писательница отмечает свой юбилей. Мы поговорили с ней о том, как она пришла в литературу, о современных читателях, графоманах и оптимизме в поэзии.

Долгие годы Марии Шевчёнок творческие поиски удавалось совмещать с журналистской работой, которая не помешала стать автором восьми сборников лирики.

«Благодарна богу, что родилась не на асфальте»

Мария Шевчёнок росла на берегу Березины в живописной деревне Новый Остров. Собеседница с теплотой вспоминает своё детство, которое прошло на природе, а не на городском асфальте. С ранних лет жизнь оказалась связана со словесностью: пока двое старших братьев учились в школе, Мария впитывала в себя всё, что они читали вслух. В школьной библиотеке брала стихи Некрасова, а уже в четвёртом классе обгоняла школьную программу, читая «Анну Каренину». Рано начала писать и свои первые поэтические строки.

— Мне рекомендовали читать книгу «Как делать стихи», но это нужно понять самому. Поэт должен проявиться таким, какой он есть, без подражаний. Если ты будешь на кого-то похож, в чём твоя ценность? — уверена поэтесса. — У меня не было литературных ориентиров, но я поняла, как создаётся образ, впервые прочитав стихотворение Богдановича «Па-над белым пухам вішняў».

Свои стихи она самостоятельно отправляла в редакции, но боялась критики в ответных письмах, которые открывала с опасениями. Они оказались напрасными: уже в девятом классе её пригласили на семинар в Могилёв, где собрались звёзды белорусской литературы — Шамякин, Панченко, Чигринов. На следующий день о юной поэтессе уже говорили по радио, где Максим Лужанин сравнивал её стихи с песнями соловья. Позже он вместе с Быковым и Бичель-Загнетовой давал Марии Шевчёнок рекомендацию в Союз писателей. За неё проголосовали все 25 членов президиума, а первый билет подписал Максим Танк.

Однако судьба могла сложиться по-другому: девушке пророчили карьеру гимнастки. Стройная и подвижная, Мария занималась лёгкой атлетикой, но, получив тяжёлую травму, ушла из спорта.

— Я два месяца лежала в гипсе, зато появилось время для долгих раздумий и чтения. В учёбе нагнала сверстников легко и быстро, — вспоминает Мария Силантьевна. — Уверена, что бог направил меня в нужное русло: став спортсменкой, я лишила бы себя поэзии.

Под Небесным знаком

Получив филологическое образование, а позже заочно закончив факультет журналистики, Мария Шевчёнок десять лет провела в Щучине, где работала в редакции районки. Там она заслужила медаль Союза писателей и готовилась к премии Крупской. Но получить её не успела: талантливую журналистку забрали на гродненскую телестудию.

— Я не хотела уезжать из Щучина — там были тёплые отношения с коллективом, получала много знаний, развивалась. На телестудии времени для собственного творчества оказалось мало — все мысли и образы улетали в рабочей кутерьме. Чтобы смонтировать минутный ролик, мы несколько часов вели съёмки, а стихотворение нужно «поймать» сразу, — вздыхает собеседница. — Поэту нужно уходить из журналистики вовремя: она даёт широкий кругозор, знакомит с разными сферами жизни, но крадёт его время.

Благодаря Марии Шевчёнок появилась известная еженедельная программа «Городница» с сюжетами о литературе, музыке и театре. После ухода на пенсию ей предложили вести радиопередачу «Небесный знак»: начинающие поэты ждали ведущую возле студии, чтобы вручить ей свои стихи. Так появился одноимённый альманах, благодаря которому авторы, приходившие с рукописными тетрадками, уходили с собственными книгами. Многие вступили в Союз писателей.

Современная литература, по мнению писательницы, измельчала: Мария Силантьевна советует не тратить время на плохие книги, очищать от них домашнюю библиотеку и избавлять детей от «литературного мусора».

— С открытой книгой остаются те, у кого к этому расположена душа. У поэзии сегодня нет читателя — это особенность времени. Моя читательница — взрослая женщина, молодых девушек среди поклонниц практически нет. Им нужно что-то лёгкое и шуточное, а глубокому пониманию серьёзной лирики нужно учиться, — уверена поэтесса.

«Не люблю, когда от моих стихов плачут»

Мария Шевчёнок пишет на русском и белорусском языках. Из восьми её персональных сборников последние два стали русскоязычными.

— Стихотворение само выбирает средство выражения: если оно родилось на белорусском, написать его на другом языке будет сложно, — объясняет писательница. — Но выразить философскую мысль на «мове» мне бывает трудно: увы, литературный белорусский язык почти не развивается.

Молодым авторам советует не предъявлять к себе повышенных требований и общаться с людьми литературного круга, которые могут поддержать и дать правильную оценку, не задавив талант критикой. Длительный опыт редакторской работы позволяет Марии Шевчёнок оценивать свои стихи точно: в своё время она добавила все исключённые из её первого сборника стихи в следующий — книга имела большой успех.

— Будьте проще, идите по жизни увереннее. Мне не хватало этих качеств в молодости. Если стихи талантливы, то не откладывайте с их публикацией: первая книга даёт резонанс и стимул для дальнейшего творческого роста. Не обижайтесь на правки опытного редактора — графоманы часто отстаивают свою позицию и пробиваются со своими текстами дальше, а талантливый автор, получив первую критику в свой адрес или отказ от издательства, может всю жизнь писать в стол. И не воспринимайте поэзию как ремесло — превратитесь в железобетонного автора с бездушными стихами, — убеждённо отмечает поэтесса.

Сама Мария Силантьевна не ищет известности, но радуется, когда её стихи читают по памяти, перекладывают на музыку. Признаётся, что для неё важна взаимность в общении с читателем.

— Творческий человек должен быть открыт, ведь литература — это общение с миром и с людьми. Не люблю, когда слушатели плачут на моих стихах: хочу, чтобы от них было радостнее, в поэзии я оптимист, — улыбается собеседница.

Накануне юбилея поэтесса думает об издании избранной лирики. Весна вдохновила её на новые стихи, некоторые из которых пишутся на одном дыхании. На первый план вышли философские темы.

— Поэтами не рождаются случайно — у меня душа не лежит к прозе. Но стихи появляются не потому, что я хочу их написать: приходят образы, который застревают в сознании. Некоторые из них ещё невыразимы — их я откладываю до тех времён, когда смогу передать свою мысль точно, чтобы её понял мой читатель, — резюмирует Мария Шевчёнок.

Самое читаемое

Разное