Воскресенье, 17 ноября
  • Погода в Гродно
  • 7
  • EUR2,2613
  • USD2,0458
  • RUB (100)3,2083
TOP

«Второго Чернобыля мы не допустим»: Островецкую АЭС «взорвали», чтобы провести учения на случай радиоактивного заражения

Первое ядерное топливо загрузят на строящуюся БелАЭС только летом 2019 года. Однако тренировки по реагированию на радиационные аварии проводятся уже сейчас. В четверг, 19 октября, на атомной станции прошли масштабные учения, в которых участвовали госслужбы и местные жители. Корреспонденты «ВГ» побывали в эпицентре «учебных» взрывов и узнали, что будет, если «рванёт».

Если чего-то не может произойти — готовься к этому

Прежде всего стоит сказать, на островецкой станции тех аварий, которые были на Чернобыльской АЭС или Фукусиме с последующим заражением территорий, произойти не может. Белорусская АЭС спроектирована так, что при аварии радиоактивные частицы за пределы станции не выйдут. Тем не менее государства, у которых есть объекты атомной энергетики, по требованиям МАГАТЭ должны отработать и сценарий, который проектом не предусмотрен.

— Международные подходы обязывают нас иметь на случай аварии план и при априори невозможном ходе событий, — отметил министр по ЧС Владимир Ващенко. — Цель учений — проверка готовности системы оперативного реагирования. И можно сказать, что все ответственные структуры, в том числе спасатели, готовы к самому непредвиденному сценарию.

Кстати, по словам специалистов, шансы на любую нештатную ситуацию у станции стремятся к нулю. АЭС не боится подземных толчков, потому что стоит на базальтовой плите. Не боится станция и кибератак. Реакторы укрыты надежными куполами (в народе их прозвали «тюбетейками»), которые могут выдержать внешний взрыв и даже падение самолёта. От внутреннего взрыва реактор защищает специальное устройство — «ловушка расплава». В целом выходу радиации через корпус реактора будет препятствовать четыре физических барьера. К слову в Чернобыле и Фукусиме таких защит было по две. Вместе с тем сегодня персонал станции повторяет выражение инженеров корпорации «Росатом», которые проектировали белорусскую АЭС, «если чего-то не может произойти — готовься к этому».

Радиационный фон возле АЭС вдвое ниже, чем в любом белорусском городе

По легенде учений, на АЭС произошла тяжёлая авария с выходом радиации за пределы станции. Первыми в дело вступает персонал на блоке пульта управления реактором. Специально для отработок нештатных ситуаций возле станции построен тренировочный центр. Для обучения сотрудников построили точную копию реального пульта управления, чтобы не чувствовалась разница между реальным ЧП и учебным, даже облицовка стен и температура воздуха идентичные. Именно тут специалисты проходят экзамены, чтобы получить доступ к работе с реактором.

Работники за пультом отрабатывают более 100 аварийных ситуаций. Многие операции доводятся до автоматизма, на принятие решения есть 4 секунды. За реакцией и навыками операторов следили заместитель премьер-министра Владимир Семашко и международные наблюдатели из Польши, Латвии, представители МАГАТЭ и стран — членов ОДКБ.

После этого в борьбу с условной аварией вступили спасатели. На площадке возле АЭС можно было увидеть пожарную технику — всего 14 единиц. Спецсредства пожарных при АЭС дополнены оборудованием и экипировкой на случай радиационных аварий. Кстати, учебные тревоги на случай ЧП у спасателей проходят минимум раз в месяц.

По словам инженера химико-радиационной защиты ПАСЧ-2 на объектах АЭС Виталия Нестеровича, в арсенале есть специальные костюмы для работы на заражённых опасными частицами местностях. Есть дозиметры и спектрометры — они позволяют проводить радиационную разведку и определять природу радионуклидов.

По нашей просьбе спасатели замеряют радиационный фон примерно в полукилометре от строящегося реактора. Прибор показывает 0,07 микрозиверта в час. Для сравнения: в городах обычный уровень радиации — 0,10-0,14 микрозиверта.

— Природа хорошая, поля вокруг. Вот поэтому такая низкая радиация. А в городах больше всего «фонит» на набережных. Гранитные плиты, которые достали из-под земли, за тысячелетия накопили немало радиации, — объяснил Виталий Нестерович.

Жителям рядом с АЭС выдали спасательные костюмы

На следующем этапе учений отрабатывалась эвакуация жителей деревень вблизи «взорвавшейся» станции. В деревне Бобровники (3 км от станции) звучит сирена и голос сообщает, что нужно экстренно собрать вещи, надеть индивидуальные костюмы и прибыть на сборный пункт.

Из деревни выдвигается группа из 30 человек. На них синие накидки и респираторы. Это статисты, настоящих жителей Бобровников в учениях не задействовали. Но об учениях они предупреждены, каждому выданы памятка, индивидуальный защитный комплект (синий костюм, респиратор, таблетки йода, инструкция на случай ЧП). Кроме того, все абоненты мобильной связи, находившиеся поблизости с АЭС, получили предупреждающие СМС.

На сборном пункте регистрируют прибывших, оказывает помощь психолог, медики проводят йодную обработку. Затем — на обмывочный пункт, он прямо на дороге. Обработку дезинфицирующим раствором проходят как люди, так и автомобили. После дозиметрических тестов незаражённые попадают в «зелёный» поток, остальные — в «красный». Для пострадавших развернуты медпункты. «Тяжёлых» доставляют в больнице на вертолёте. Всего на этом пункте надо пройти три поста дозиметрического контроля.

Те, кто не заражён, поступают на пункт временного размещения населения в гимназии № 1 Островца. Учебное заведение принимает 200 человек, в случае ЧП здесь можно пробыть до 3 суток.

Как отметил наблюдавший за каждым этапом учений Владимир Семашко, службы очень серьезно готовятся к предстоящему запуску реактора:

— Если, не дай бог, что-то случится, мы готовы к любым вариантам — и к лёгким, и к тяжёлым. Сегодня все отмечают высокий уровень подготовки к реагированию в нештатных ситуациях.

Самое читаемое