Пятница, 6 декабря
  • Погода в Гродно
  • 1
  • EUR2,3472
  • USD2,1174
  • RUB (100)3,3171
TOP

Гродненская барахолка: хлам, винтаж или антиквариат?

Вещи, которые нам жалко выбросить, называют хламом. Что не хватило духу выбросить родителям — это уже винтаж. То, что пожалели выбросить дедушка с бабушкой, — антиквариат.

 

В Гродно есть места, где можно встретить все это разнообразие: Грандичский рынок, мини-рынок по улице Антонова. В народе они называются «барахолкой» или «блошиным рынком». И люди продолжают ими пользоваться.

 

Все вещи таят в себе загадку

Блошиный рынок — редкая возможность увидеть и приобрести в одном месте вещи, принадлежащие разным эпохам и имеющие самое различное предназначение. Именно те, которые и дома держать не хочется, и выбросить жалко: одежда, книги, посуда, разные безделушки. В грудах устаревших радиоприемников, кухонной утвари и древней аппаратуры встречаются настоящие раритеты.

 

Кому мусор,  а кому — сокровище

Кто-то распродает старый альбом советских марок 60–80-х годов. Рядом с марками — томик романа Джека Керуака «Бродяги Дхармы», пластинка «Али-Баба и 40 разбойников» далеких семидесятых прошлого века, черные подвязки для чулок и винтажный мундштук.

Из всей пестроты приглянулся звонкий латунный колокольчик с выгравированным орнаментом. Интересуюсь его ценой.

— Он не продается, а только на обмен.

— На что?

— Монеты, значки, фарфоровые статуэтки, подстаканники.

— Но у меня нечего вам предложить.

— Такого не бывает! У всех есть ненужное, и время от времени его выбрасывают.

— У меня нет. Видимо, уже успели выбросить.

— Моя хорошая, ну я же вам сказал, что я собираю. За статуэтку забирайте всё. В этой жизни мне нужна память, а не деньги! — говорит расстроенный «продавец».
С надеждой, что передумает, топчусь возле прилавка, тяну время. К беседе присоединяется сосед, такой же продавец.

— А где вы берете эти вещи? — спрашиваю.

— По-разному. Бывает, люди переезжают и выбрасывают «все лишнее», а там такие интересные вещицы попадаются! Каждая из них красива уже тем, что дожила до наших дней. Однажды подобрал фотоальбом со старыми видами города! Историки для иллюстрации книги забрали.

 

 

У каждого коллекционера, как они шутят, в голове «каталог». По нему они определяют страну и год выпуска, значимость предмета.

— Что вам говорит эта соусница, никому не нужная? — спрашивает собеседник и протягивает маленькую емкость белого цвета с миниатюрными розами.

— Возможно, фарфор, довольно симпатичная,— отвечаю и понимаю, эксперт из меня никакой.

— Я вот скажу больше: она изготовлена в Латвии, на рижском заводе, он выпускал немного продукции. Видите клеймо? Соусница изготовлена до 60-х годов. Маловероятно, что такую вы где-нибудь найдете.

 

 

Меняю «коня» на бутылку

К прилавку подходит растрепанный неопрятный пьяный мужчина.

— Мужик, возьми часы! — и подносит руку: на ней электронные часы, вместо ремешка — резинка, на циферблате ярко-кислотные цифры.

— Это современщина, мне такие не нужны. Я старые вещи собираю.

— Ну, мужик, за бутыль вина отдам, они ж импортные! — вздохнул и побрел дальше.

— Не пугайтесь. Такой контингент не редкость. Бывает, наркоманы все подряд тянут. С такими стараемся дел не иметь.

 

 

Покупатели в основном такие же коллекционеры. Это знакомые люди. Случайные визитеры — большая редкость. Кстати, барахолок много и в Интернете, здесь тоже продаются различные вещи, но цена там намного выше.

Молодой человек предложил польскую монету. Собеседник, обрадовавшись новому приобретению, аккуратно положил ее в чехол.

— Это монета пережила стольких людей. И меня переживет. С фарфором проблематичнее: его лишний раз с места боюсь сдвинуть.

Люди барахолки делятся на типы. Один распродает ненужное, чтобы получить хоть небольшую компенсацию за купленный при СССР «дефицит». Это стихийные, разовые продавцы. Для коллекционеров рынок — часть хобби. Они здесь появляются по выходным. И только для самых отчаянных это становится работой, ведь так наверняка не упустишь уникальную вещь! Барахольщики — удивительный народ. Ради составления «каталога» изучают энциклопедии,  занимаются реставраторской работой. Любую старую вещь можно продать намного дороже, если приложить усилия. Медную вазу начищают, старые часы ремонтируют. Пообщавшись еще немного с моими новыми знакомыми, я добилась своего. Колокольчик в итоге стал моим.

 

 

В тему

Гродненский краевед Виктор Саяпин:

— Изначально вещевым рынком  в Гродно был только Грандичский. Располагался он на месте фонтана, на пересечении улиц Лермонтова, Горького и Виленской. Во второй половине 50-х годов прошлого века его перенесли на улицу Горького, и он стал «барахолкой». Здесь можно было встретить товары, произведенные колхозниками, но в основном велась торговля поношенными вещами. С 1959 года по решению горисполкома бывшие в употреблении вещи можно было продавать легально на рынке. Своего расцвета Грандичский достиг в середине 60-х. Тогда его начали называть «барахолка» или «толкучка». Чтобы войти и пройти по рынку, надо было потолкаться. Толпа «вносила», и если вовремя не свернуть, то потоком и «выносило». Продавали б/у и контрабанду из Польши, с Запада. В 70-х появились комиссионные магазины, тогда рыночных старьевщиков прикрыли.

 

Читайте также:

Предприниматели на «Короне» отказываются от рыночного формата

Кто торгует на барахолке

Как делают деньги на «поле чудес»

Самое читаемое

Разное