Среда, 22 мая
  • Погода в Гродно
  • 21
  • EUR2,3142
  • USD2,0759
  • RUB (100)3,2154
TOP

«Красная книга Гродно»: Советская, 6 — бывшая доминиканская гимназия

Что значит «быть в плену у истории», лучше всего знают жильцы старых, без намеков на удобства, зданий, для которых наша рубрика «Красная книга Гродно» — это не короткая экскурсия по местным достопримечательностям, а ежедневная изнурительная борьба за быт. Отчаявшись хоть что-либо изменить, они ждут только, когда их опостылевшая лачуга пойдет под снос.

И вот тут появляемся мы — «любители старины» — и вдохновенно начинаем пересказывать двухсотлетнюю историю дома, который для них уже давно стал кошмаром, а всё для того, чтобы продлить их мучения еще на пару лет. Гнилые перекрытия, трещины через всю комнату, ледяные даже в сорокаградусную жару стены. Тут и вправду поверишь, что во всем виноваты историки, сделавшие хороших людей заложниками своих фантазий!

 

 

На фоне православного собора. Начало ХХ века

 

А между тем когда-то гродненская гимназия была одной из богатейших школ Российской империи, с уникальной библиотекой, коллекцией минералов, нумизматики и даже собственной химической лабораторией! Ее история напрямую связана с деятельностью еще иезуитской коллегии, после закрытия преобразованной в окружную (позже — дворянскую) школу, которую передали в ведение отцам-доминиканцам. В здание же бывшего доминиканского монастыря, построенного еще в 1735 году (сегодняшний адрес — Советская улица, 6), она переселилась в начале XIX века. С 1825 года гродненское поветовое училище, которое до этого подчинялось Виленской гимназии, само получило статус гимназии, но, увы, как оказалось, ненадолго. Всего лишь через пару лет она была закрыта. Основной причиной стало «деятельное участие доминиканцев, а вслед за ними — и их воспитанников в мятеже 1831 года», а также «обнаружение участия монахов в злонамеренных замыслах».

Одна из самых старых фото. За зданием гимназии еще виден неразобранный доминиканский костел

Но совсем без гимназии город оставаться не мог, и еще через три года была открыта Гродненская губернская мужская гимназия, позже получившее имя генерала Тормосова.

Однако с новым поколением учеников прежние антиправительственные настроения возродились здесь с новой силой. «Серьезные школьные занятия отошли на задний план благодаря безумным стремлениям революционных агитаторов, — писал историк Е. Орловский, сам позже преподававший в этих стенах, — которые в круг своих действий не погнушались втянуть пылкую и увлекающуюся молодежь…» Доходило до того, что на уроках русской словесности, которые вел Яков Балванович, ученик с шумом начинал острить свой охотничий нож о классный стол, всем своим видом намекая, на кого он его точит.

Неудивительно, что, когда группа местных повстанцев попыталась с боем захватить на гродненском вокзале паровоз, большинство нападавших были учениками губернской гимназии (для учителя С. Новаковского и еще пятнадцати гимназистов это закончилось казематами тюремного замка).

Постепенно Гродненская гимназия превращается в оплот государственной идеологии, а благонадежность ее преподавателей и учеников начинает цениться выше их профессиональных качеств. В итоге даже такой русский патриот, как Иван Солоневич, который некоторое время здесь учился, позже с грустной иронией заметил, что в его жизни было два главных момента: первый — когда он бежал из советского лагеря, второй — еще раньше, когда его выгнали из гродненской гимназии, где порядки были ненамного лучше.Уже в межвоенное время здесь размещались женская гимназия имени Э. Пляттер и учительская семинария, а в начале 1950-х — и вовсе колбасный цех гродненского мясокомбината. А затем бывший монастырь перестроили под жилой дом…

Столетие назад гимназия была любимым объектом местных фотографов

Не уверены, что сама по себе эта история поможет жильцам здания на Советской улице. Но очень хотелось о ней напомнить. На самом деле в ситуации, когда снос — это единственный известный способ решить проблему с ветхим жильем, заложниками оказались все мы. И пока где-то история давно уже синоним богатства и благополучия, мы по-прежнему ставим вопрос ребром, вынужденные выбирать между более-менее устроенным бытом и правом на прошлое…

 

Правда, снимали ее только в двух ракурсах: главный фасад вниз или вверх по улице

Читайте также:

«Красная книга Гродно»: Василька, 8 — дом и клиника семьи Ворошильских

«Красная книга Гродно»: Перекресток Островского – Дзержинского

 «Красная книга Гродно»: каменица и дворец князей Масальских