Воскресенье, 23 февраля
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR2,3885
  • USD2,212
  • RUB (100)3,4401
TOP

Инвалид живет под замком

В деревне Бережаны зимой тихо и красиво. Плавно течет Неман, мягко падает снег на крыши стареньких домов. Но тишина эта обманчива. На самом деле здесь кипят страсти. Станислав Малышко, пожилой житель дома на берегу реки, оказался запертым в собственном дворе. Его окружают соседские заборы с замками.

Он плохо слышит и говорит с трудом, практически шепчет, поэтому в беседе помогает его родственница, жена брата Тереса Иосифовна:
— Конфликт длится уже около года. Раньше мы могли пройти по грунтовой дороге. Теперь она закрыта калитками и сетчатым забором. Единственная возможность выйти в деревню — спуститься по обрывистому склону к Неману, пройти по скользкому берегу метров 100, затем подняться опять же по круче и пройти мимо соседского дома. Только так можно выйти на деревенскую улицу, за водой к колодцу, к автолавке.
Участковый инспектор Александр Якусевич знаком с ситуацией не понаслышке:
— Действительно, люди жили нормально  десятилетиями, а тут такое, — говорит он. — Ну что плохого, если пожилой человек пройдет по соседнему участку за водой раз в день. Он оказался заперт со всех сторон. А не дай Бог что случится — к его дому даже врач не дойдет.
Мы приехали в Бережаны с Тересой Иосифовной. Дом №101 стоит у дороги. Вдали, за двумя заборами с сеткой, просматривается дом №103. Чтобы навестить Станислава, идем в обход соседей, сворачиваем на тропинку возле дома дедушки Тадеуша и тетки Стаси, как их тут называют. Зимуют в деревне не более 11 человек, да и летом сельчан ненамного больше.
— Как живете, пенсии хватает? — спрашиваю Тадеуша.
— Нормально, только вот жена в больницу попала, теперь один.
— А что готовите себе сами, дети не приезжают помогать?
— Дети в городе, а сегодня я пощу, пятница все-таки. Наварил вот киселю, картошка есть, селедка.
Пенсионеры не хотят переселяться в город, хоть живется нелегко. Стася получает пенсию 250 тысяч рублей, хоть всю жизнь проработала в колхозе полеводом. Тадеушу государство платит около 500 тысяч. В домике, по католической традиции, всюду иконы, украшения из искусственных цветов, вышитые картины. Уютно и тепло.
По скользкому склону спускаемся вниз, идем по обледенелому берегу, поднимаемся наверх, заходим во двор. Он действительно со всех сторон обнесен забором.
После того как навестили Станислава Малышко, заходим в гости в крайний домик. Здесь недавно поселилась молодая пара с 5-месячной дочкой.
— Мы с мужем вернулись из Слонимского района 2 месяца назад — так случилось, что оказалось негде жить. Поживем здесь, работать будем в городе. Хотя здесь места красивые, неплохо было бы заработать денег и построить новый дом вместо старого родительского. Есть и свои трудности: к врачу с ребенком приходится ездить в Лойки — 5 километров пути.
Витольд Малышко представляет интересы своей матери, владелицы дома №101, забор вокруг которого не позволяет Станиславу Малышко выйти в деревню. Он уверен, что поступает правильно. Витольд рассказал, что сосед мог бы ходить по дороге на территории третьего соседа. Связывает конфликт с тем, что мать уже несколько лет не может приватизировать свой участок. Рассказывает о старых разногласиях с соседями. Не нам решать семейные дрязги. Это дело судебных органов.

Самое читаемое

Разное