Воскресенье, 5 апреля
  • Погода в Гродно
  • -3
  • EUR2,7943
  • USD2,5846
  • RUB (100)3,3569
TOP

Городница

Вместилище чужих страстейИногда, спеша в череде повседневных забот мимо спокойных и чуть отстраненных зданий, невольно ловишь себя на мысли: что-то еще осталось недоговоренным, наш рассказ пока не закончен. И тогда начинаешь перебирать в памяти имена, которые давно дожидаются своей очереди, чтобы появиться на этой большой сцене под названием Городница…

Флигель, где находится вице-администратор
Мы снова на площади Тизенгауза, рядом с так называемым «домом администратора», известным еще как здание Национального исторического архива Беларуси в Гродно. Построенный около 1780 года по проекту Джузеппе Сакко, он  входит в архитектурный ансамбль Городницы и представляет собой наглядный пример архитектуры переходного периода от барокко к классицизму: декор здания очень сдержанный. И хотя с его братом-близнецом на противоположной стороне площади мы уже встречались раньше, судьба этой постройки – хранить в своих стенах свидетельства далеких эпох.
В литературе здание по адресу площадь Тизенгауза, 2/2 фигурирует под двумя названиями: как флигель вице-администратора и как дом администратора, поэтому его путают с  дворцом администратора – постройкой, которая замыкает площадь со стороны современной улицы Горького. Но, скорее всего, какой-то одной функции оно не выполняло. «До сегодняшнего дня сохранился флигель, где находится вице-администратор, – пишет в своей книге историк Т. Милиновская. – Здесь размещались конторы служащих, которые занимались сбором налогов и повинностей с крепостных крестьян…»
В 1794 году управляющим-администратором Гродненской экономии был шамбелан Станислава Августа Понятовского Мартин Бадени, а функции вице-администратора «добр столовых литовских» выполнял Матей Эйсмонт. Он-то, по-видимому, и работал в здании над Городничанкой. В 1830-х годах здесь уже расположилась почтовая контора, а на карте конца ХІХ века оба бывших флигеля напротив губернаторского дворца заняла окружная лечебница, где, скорее всего, находились больничные палаты.

Ноев ковчег
Возникает вопрос: а где все это время располагался архив Гродненской губернии? Вероятно, какая-то его часть в это время перебралась в здание по адресу: «Дворцовая площадь №2» – так называемое губернское правление. Эта таинственная постройка рядом с губернаторским дворцом единственная, наверное, из всех зданий, чье изображение до нас не дошло. Она чем-то напоминала Ноев ковчег. Посудите сами: под одной крышей, кроме губернского правления, в разное время уживались статистический комитет, санитарная комиссия, губернское (по воинской повинности) присутствие, врачебное отделение губернского правления, местное управление Российского общества Красного Креста, санитарная комиссия, комитет общественного здоровья, оспенный комитет, типо-литография Гродненского губернского правления, губернский комитет попечительства о народной трезвости, губернское об обществах и союзах присутствие и многие другие организации. В 1915 году все эти службы, организации, комитеты вдруг снялись и в одночасье исчезли, растворившись в вагонах составов, идущих на восток. В одном из них нашел себе место и Гродненский архив губернского правления. Но это только начало нашей истории…

Вторая Ожешко
На страницах газеты «Dziennik Kresowy», в статье «Памяти старого гродненского кладбища» семьдесят пять лет назад, в ноябре 1934 года, директор Гродненского архива Янина Студницкая-Козловская писала о перестройке Фары Витовта на рубеже XIX и XX веков: «…В голубое сентябрьское небо смотрели пустые глазницы человеческих черепов, извлеченные энергичной солдатской лопатой из презбитория Гарнизонного костела. Было их много; еще больше находят их при различной оказии на территории всего костельного двора, который на самом деле представляет собой одно большое кладбище. Не меньше останков скрывает наверняка главная нефа храма; немало находится снаружи возле фундамента его стрельчатых стен. Древняя гродненская Фара Витовта – Ягеллонский костел – был последним местом пристанища для сотен жителей своего города.
…Сейчас были выкопаны безыменные кости. Исчезли без следа памятные плиты, исчезли гробы и саркофаги. Во время перестройки храма на рубеже XIX и XX веков сломанные склепения могильных крипт доверху заполнили невероятной смесью из глины, обломков и покойников. Среди нагромождения костей выступают зацементированные клочья алтембасов и злотоглова, какие-то кожаные опончи, чьи-то сапоги, чья-то шитая серебром шапочка, манипуляж – остатки капуанского орнамента – все втоптано и утрамбовано в чудовищную непроницаемую глыбу.
Сегодня эти жалкие останки скрывает огромная, хотя и весьма условная, могила в глубине военного кладбища, сросшаяся с другой, близкой ей по родству и еще более несчастной, из-под уничтоженного костела кармелитов-босых. Вместе они являют грустный памятник судьбам заслуженных правителей города, людей, которые после смерти доверили свой прах опеки древним святыням!»
О самой Янине Студницкой-Козловской один из современников отозвался: «вторая Ожешко», что для Гродно звучит как невиданная похвала. Родилась она в Люблине, в 1890 году. Приобщалась к науке в Петербурге, где прожила почти десять лет. А уже в Вильно ее нашла любовь: здесь женщина вышла замуж за архивиста, известного польского историка и политического деятеля Вацлава Гизберт-Студницкого. Как заметил позже исследователь ее биографии Ян Ежи Милевский: «Из трех союзов, которые ей пришлось заключить в течение жизни: со Студницким, с Вильно и с архивом, самым недолгим оказался первый, самым прочным – последний».
Очень скоро ее брак распался. Но в жизни Янины Студницкой была и еще одна страсть –   пылкий роман длиною почти в двадцать лет: с августа 1919 года она работала в Гродно, в архиве, который чуть позже и возглавила. Так начинается ее увлечение прошлым этого города, который она полюбила всем сердцем…

Продолжение следует…

Самое читаемое

Разное