Воскресенье, 19 мая
  • Погода в Гродно
  • 22
  • EUR2,3316
  • USD2,0854
  • RUB (100)3,2282
TOP

Под одним парусом

Игорь и Татьяна Первухины о тайнах толстой кожи, танце огня, летающих рыбах и поющих псах Игорь и Татьяна Первухины, мастера по художественному оформлению кожи, члены Белорусского союза мастеров народного творчества, более 12 лет занимаются живописью, графикой,  изготовлением изделий из кожи в различных сочетаниях: с металлом, деревом, камнем, лозой. Используют нетрадиционные методы обработки: золочение, «слепую» печать. Создатели оригинальной технологии  матриц для горячего тиснения для медалей, окладов книг, планшеток. В работах Игорь использует технику художественной обработки металла: чеканку, литье, травление. Участники персональных выставок в Гродно и по Беларуси, в  Польше, Франции. 

Как вы познакомились?
Татьяна: Работали вместе на «карданных валах» художниками-оформителями, а ближе познакомили нас общие увлечения: живопись, фотография. Но оказывается, мы встречались еще в детстве. Одновременно были в пионерском лагере. Потом даже нашли  общие снимки, но тогда не обратили друг на друга внимание.

Вы все время вместе: и дома, и на работе, это не напрягает?
Игорь: Отнюдь. Если Татьяна задерживается на полчаса из магазина, я места не нахожу. Когда у нее что-то болит, и я болею. Доминанта всей нашей жизни – работа. И утром, и вечером разговор все равно переходит на волнующую обоих тему, а если людям есть о чем говорить…

Ваша молодость прошла при СССР, что осталось от того времени?
Игорь: Тогда слово «романтика» что-то значило.  Да и слово «тимуровец» еще не было матерным. В детстве и я был «маленький тимуровец», с этим, кстати,  связана смешная история. Решили мы как-то попилить дрова в детском садике. А когда заниматься добрыми делами? Конечно, ночью. Перелезли через забор, развили бурную деятельность, потом долго пришлось объясняться, что и зачем.

 Из чего сложены две половинки вашей семьи?

Татьяна: Игорь очень аккуратный, добросовестный, исполнительный. Он будет дотошно, до микронов, ковыряться в каждом деле, чтобы это было суперхорошо.
Игорь: В Танюшке самое яркое – умение  организовывать, она  везде пытается быть вожаком. А еще у нее есть дар видеть во всем что-то прекрасное и радоваться там, где обычные люди не находят повода.

Эта энергия вас не подавляет?

Игорь: Наоборот, я порой подпитываюсь. В работе мы к одному и тому же подходим с разных сторон.  Для меня нужно все выверить. Я сначала сделаю эскиз, прикину в цвете…
Татьяна:  А я действую интуитивно. Мне хочется чего-то,  беру чистый лист и просто начинаю делать.

Почему выбрали для работы жесткую кожу?
Игорь: На этой коже очень интересно остаются отпечатки, она больше передает объем-фактуру, мне кажется она практически вечная, штамп остается очень долго.
Татьяна: Экспериментальным путем мы добивались того, что делаем сегодня. У нас нет канонов и  прописных правил, которые смогли бы подсказать. Когда-то  брат Игоря, который почти всю свою жизнь посвятил кожевенному производству, сказал: если бы Игорь посоветовался, можно ли этим штампом сделать оттиск на коже, то услышал бы ответ «нет, ни в коем случае», а на практике оказалось наоборот.

Есть ли у вас работа, которая «греет душу»?
Игорь: Книга, которая досталась в наследство, – первая советская энциклопедия 1947 года выпуска. Родителям непременно надо было такую иметь. В книге вручную вклеена папиросная бумага перед фотографиями Ленина и Сталина, чтобы не запятнать лица вождей. А вот обложка со временем поистрепалась.
Татьяна: Игорь сохранил все, что на ней было, но сделал полностью в металле и коже.

Как с течением времени изменилось ваше отношение к фотографии?
Игорь: Мы просто перешли на цифровое фото. Неожиданно для себя поняли, что «цифра» позволяет улавливать состояние, движение, игру света под дождем, например.

Я знаю, что вы к праздникам подходите творчески….

Татьяна: Каждый год отмечаем Лиго, этот праздник пришел с моей родины, из Латвии. На Лиго  самая короткая ночь и самый длинный день в году. Мы  уезжаем с друзьями на озеро, туда, где есть речка. Обязательно делаем костер, придумываем костюмы, которые связаны с лесом, состоянием погоды. Например, «Утренняя заря», «Лесовичок», «Ночной туман», были и белорусские одежки. Обязательно прыгаем через огонь, в любую погоду купаемся и не спим всю ночь. Веночки пускаем по воде, ищем цветок папоротника.

Что доставляет вам удовольствие?
Татьяна: Путешествие  – часть моей натуры, причем самая большая. Если месяц никуда не еду, домашние от меня устают. В поездках я заряжаюсь и возвращаюсь такая хорошая, что сама себя обожаю. Слава богу, что творческая работа предполагает поездки с выставками. География обширная: Прибалтика, Польша, в Беларуси много красивых праздников. Самая далекая – в  Лиможе, во Франции.

 Путешествуете вместе?

Татьяна: Я бы хотела, но посмотрите: вот перед вами сидит человек, которого приглашали во Францию, а он не поехал.
Игорь: Просто мой дом – моя крепость.

Какое самое большое впечатление от поездки?
Татьяна: Как меня потеряли в Париже. Из Белостока я ехала на прямом автобусе. Но до площади Королевы, где меня встречали, я не доехала. Польский водитель решил, что ради одного человека не стоит делать крюк, и высадил меня с четырьмя огромными сумками с выставкой на остановку раньше.
Игорь: Вы же представляете, в Париже такие культурные люди, даже дворники говорят по-французски…
Татьяна: … а я не говорю ни на французском, ни на английском. Помогла мне служба спасения, где человек может на любом языке рассказать, что с ним случилось. Через четыре часа мы все же встретились и поехали в Лимож, где открывалась наша выставка. И как раз в то время, когда в Париже занимались моими поисками, в Лиможе началась страшная гроза и буря, первая после ужасной жары и засухи лета 2003 года. На автобане из-за дождя и ветра столкнулись 40 автомобилей. Об этой катастрофе рассказали даже в Гродно. Если бы мы выехали вовремя, то как раз попали бы в эту аварию.

Вы верите в выражение «необычное обычно»?
Татьяна: У нас на даче есть костровой дух. На одной фотографии он хорошо виден: когда я танцую, костер повторяет движения вместе со мной. На другой – внутри огня какое-то существо.
Игорь: Однажды мы с друзьями видели НЛО.  Поехали на озеро Лебединое покидать удочку.  И вдруг смотрим: висит над лесом какая-то сигара, потом  она повернулась,  очень быстро прошла большой участок на небе и исчезла. Интересно то, что у всех были фотоаппараты, но  никто не подумал снимать, мы впали в состояние заторможенности. Когда все прошло, эмоции хлынули через край, но было уже поздно.

Гитара и Игорь – понятия единые, без какой песни не обходится ни один домашний и дружеский  концерт?
Игорь:  Песни придумала жизнь, на каждом ее участке была какая-то коронная. Когда-то Булат Акуджава, сейчас –  «Белой акации гроздья душистые».

Поете вместе?

Татьяна: Нет  Игорь играет, а я пою.

А в воспитании сына вы тоже разделялись?

Татьяна: Конечно, Первухин его учил аккуратности, писать, читать, а я – плавать в бассейне. Сын Алексей по гороскопу Близнецы, он – два человека в одном. Ласковый, нежный, но и взрывной. От мамы гены передались в полной мере. Думаю я под Марсом родилась, мне всегда хочется воевать.

Вы родились первого апреля, это отражается на судбьбе?

Игорь: Кстати, дата сыграла свою роль. Когда я родился, случилось наводнение, отец в роддом сына забирать приплыл в лодке, и меня подавали ему через окно.

Кто на кухне главный?

Игорь: Мне нравится готовить, наверное потому, что люблю кушать. Любимое блюдо – вареники с вишней. А у Тани хорошо получаются пироги, но… редко.
Татьяна: Мое любимое блюдо – огурцы. Я их ем в любом виде.
 
Любимое животное есть?
Татьяна: Собака. У нас десять лет жил боксер Кербер. Телевизионщики очень любили его снимать. Он прекрасно позировал и пел. Вот человек не всегда знает свою родословную, а собачники предков своего пса знают «до седьмого колена». И с Кербером так же. У него даже  есть свой герб.
Игорь: Когда мы решили завести собаку, моя мама была категорически против. Но после они прекрасно общались. Если мы уходили куда-нибудь на вечер, она читала ему сказки и  стихи Пушкина, а Кербер был великолепным слушателем.

Рыбалка тоже часть жизни?
Игорь: А как же. Танюше, правда, больше везет.

Помните самый удачливый улов?
Татьяна: Когда-то в квартире был ремонт, и мы жили в палатках на берегу Немана. Пока родители красили, мы с сестрой ловили рыбу. Отец поставил донки на леща и уехал. А лещ как начал клевать! Один колокольчик гремит, следом второй. Я тяну изо всех сил, но почти у самого берега лещ срывается. Тут  неожиданно вернулся отец, забыл что-то, и говорит: надо тянуть и попускать, а  не вырывать крючок из рыбы.  Только уехал – опять клюет. Лещ упирается, я его попускаю. Кричу сестре, чтобы ноги держала. Она упала на песок, схватила мои ноги, а я дальше тащу – и  поймала огромную рыбину.
Игорь: Сегодня у нас сын – фанат рыбалки. Вчера, например, щуку поймал.

Рыбы в аквариуме у вас красивые…
Татьяна:  Вы видели когда-нибудь, как  в аквариуме плавало «баксов» двести, а у нас было такое. Красный дискус до сих пор оценивают по весу золота.
Игорь:  Самый крупный обитатель –  мастацимбелус, семейство угрей. Однажды он припрыгал к нам в спальню.  Аквариум оставили открытым, вдруг в три часа ночи – грохот. Слава богу, кошка  закрыта на кухне была. Мы спросонья не знаем, что делать, рыбу ведь нельзя брать голыми руками, иначе она получит ожог. В мокром полотенце двумя руками еле удержали, пока вернули беглеца обратно в воду. Вон нос у него  теперь кривой.
Инна МАКСИМЧИК