Вторник, 3 августа
  • Погода в Гродно
  • 13
  • EUR2,4968
  • USD3,9926
  • RUB (100)2,8386
TOP

Автор: nataliya_dorosh

К Покрову опавшие листья клёнов укрывают землю шуршащим под ногами ковром, в воздухе кружатся сухие листочки берез и, подхваченные ветром, стайкой несутся по тротуарам, обгоняя прохожих. В дождливый день зябнут пожелтевшие липы в Коложском парке, вид с Замковой горы на него — отрада для глаз. В парке Жилибера золотая осень особенно живописна, здесь можно согреться стаканчиком горячего какао и посидеть за столиком уличного кафе, наблюдая за кружением падающих с деревьев листьев. Но торопятся убрать всю эту листопадную красоту бригады дворников, для них пришла хлопотная пора: орудуют мётлами и граблями на улицах, парковых аллеях и склонах Швейцарской долины. Над полем в Фортах летают черные птицы, предчувствуя первые заморозки. Пляж в Пышках безлюден, гуляю по берегу Немана, любуюсь туманной дымкой и отражением в реке противоположного берега. Как славно пахнет прелыми листьями, обязательно составлю из них пышный букет, чтобы принести домой маленькую частичку золотой осени. Не пропустите и вы эту очаровательную пору листопада в нашем городе. Среда обитания — семидесятые Первый снег и старые гродненские двери Зимние каникулы Сочельник Рождества Христова  Графика зимы Фантом памяти Деревенская зима Дачные натюрморты Семидесятые. Часть II Семидесятые. Часть III Над Неманом Горожане Поле на Фортах. Времена года Лето красное Венец лета Осенняя прогулка Про тыкву Небеса Гродненские фотоистории Январская оттепель Февральские истории  Мурлындия Цветение белорусской сакуры Дороги, дороги… Лунная идиллия Эти летние дожди… Горячий август  Из бабушкиного альбома

В детстве любила рассматривать старинные фотокарточки в бабушкином альбоме. Его синяя бархатная обложка выцвела и местами потерлась. Альбом хранился в комоде с шерстяными вещами, переложенными пучками высохшей травы зубровки. Альбом от неё пропитался запахом летнего леса. Листая пожелтевшие от времени листы бабушкиного альбома, я своим детским воображением переселялась в то старое время, которое видела на снимках. Вот на маленького формата фотографии бабушка и дедушка, которые вернулись из церкви после венчания в свой новый дом на ул. Академической. Они поженились в мае 1919 года, у жениха доктора Константина Белецкого в кармане пиджака букет ландышей. Почему невеста Лидия без фаты и пышного платья? Потому что они решили повенчаться скромно, сделать свадьбу, не приглашая многочисленных гостей.  Ведь жених был пожилым человеком, он развелся со своей первой женой, чтобы жениться на молоденькой девице из монастырского приюта.  В зале накрыт накрахмаленной  скатертью праздничный стол. Катя, нанятая доктором на работу в качестве домашней прислуги, суетится у печи: пора ставить на стол горячее, молодая хозяйка сейчас переступит порог своего дома. А вот на снимке и сама Катя,  она сидит на заднем крыльце дома, не рассмотреть, чем она занимается. Носки вяжет или фасоль перебирает?  Бабушка вспоминала, что Катя отлично готовила и была чистоплотной девушкой из бедной семьи. Когда первая дочь супругов Белецких Лена, моя мама, научилась ходить, топая маленькими ножками по дорожкам сада,  через открытую калитку во двор забежал чужой пёс, он лапами опрокинул девочку на землю. Катя успела вырвать ребенка из пасти собаки и прогнала её громким криком.   Дедушка был увлечен фотографией, в альбоме есть фотокарточки, которые он сделал сам.  Вот вид его дома и часть улицы Академической. Окно спальни открыто, хорошо видна каменная ограда немецкого кладбища, заросшего высокими деревьями. Бабушка рассказывала, что на этой фотографии она сидела с детьми на переднем крыльце,а проходящая мимо нищая старуха попросила подаяния. Вынесли ей несколько грошей… Он снимал гостей, семейные […]

Последний месяц лета для меня связан с шумом уборочных комбайнов на хлебных полях, треском кузнечиков в траве, ароматом опавших с дерева яблок белого налива, нагретых жаром полуденного солнца. На моих дачных грядках быстро созревают помидоры и как на дрожжах растут огурцы. Наступило время заготовок на зиму фруктов и овощей, тот самый момент, о котором говорят, что один день год кормит. Но в утренних туманах уже ощущается предчувствие скорой осени, птицы не поют, только звонкий щебет стайки стрижей нарушает тишину на рассвете дня. Скоро Преображение Господне (Яблочный Спас), православный народ по древнему обычаю принесёт в храм освятить плоды нового урожая. А там и первое сентября не за горами — прощайте летние каникулы, детям в школу пора собираться… Среда обитания — семидесятые Первый снег и старые гродненские двери Зимние каникулы Сочельник Рождества Христова  Графика зимы Фантом памяти Деревенская зима Дачные натюрморты Семидесятые. Часть II Семидесятые. Часть III Над Неманом Горожане Поле на Фортах. Времена года Лето красное Венец лета Осенняя прогулка Про тыкву Небеса Гродненские фотоистории Январская оттепель Февральские истории  Мурлындия Цветение белорусской сакуры Дороги, дороги… Лунная идиллия Эти летние дожди…

Нынешний июль выдался дождливым, с поистине тропическими ливнями и грозами. Этой подборкой фотографий я проиллюстрировала известное стихотворение поэта Семёна Кирсанова (1906–1972).  Эти летние дожди… Эти летние дожди, эти радуги и тучи — мне от них как будто лучше, будто что-то впереди. Будто будут острова, необычные поездки, на цветах — росы подвески, вечно свежая трава. Будто будет жизнь, как та, где давно уже я не был, на душе, как в синем небе после ливня — чистота… Но опомнись — рассуди, как непрочны, как летучи эти радуги и тучи, эти летние дожди. Среда обитания — семидесятые Первый снег и старые гродненские двери Зимние каникулы Сочельник Рождества Христова  Графика зимы Фантом памяти Деревенская зима Дачные натюрморты Семидесятые. Часть II Семидесятые. Часть III Над Неманом Горожане Поле на Фортах. Времена года Лето красное Венец лета Осенняя прогулка Про тыкву Небеса Гродненские фотоистории Январская оттепель Февральские истории  Мурлындия Цветение белорусской сакуры Дороги, дороги… Лунная идиллия

Летние вечера и прозрачные ночи июня за городом, где неоновый свет реклам и уличных фонарей не мешают видеть звёздное небо, дарят удивительные пейзажи с луной. Я не использую телеобъектив, с помощью которого можно фотографировать спутник нашей планеты с чётким изображением кратеров и морей, а снимаю луну так, как её видит человек с Земли. Щемящее чувство грусти наполняет душу, когда огромная круглолицая луна восходит над горизонтом, чтобы прокатиться колесом по небу, повторяя дневной путь солнечного диска. Молодой месяц возбуждает свежую надежду о счастливой перемене в жизни. Отражаясь в водной глади, луна чертит по ней свои поэтические иероглифы. Сколько существует человечество под небесами, столько и любуется ночным светилом, передавая через генетическую память тихую радость бытия новому поколению. Солнечное затмение   Среда обитания — семидесятые   Первый снег и старые гродненские двери   Зимние каникулы   Сочельник Рождества Христова    Графика зимы   Фантом памяти   Деревенская зима   Дачные натюрморты   Семидесятые. Часть II   Семидесятые. Часть III   Над Неманом   Горожане   Поле на Фортах. Времена года   Лето красное   Венец лета   Осенняя прогулка   Про тыкву   Небеса   Гродненские фотоистории   Январская оттепель   Февральские истории    Мурлындия   Цветение белорусской сакуры Дороги, дороги…  

Бегут по земле лентами дороги, манят неизведанной далью. Что там — за горизонтом? Поля и перелески, деревушки и хутора… Великаны-деревья одинокими стражниками стоят на обочинах, утренний туман водяной пылью липнет к лобовому стеклу. Мы сами выбираем дороги, которые приведут нас к нужной цели. Люди — вечные странники, не сидится им на одном месте — дела и заботы зовут их куда-то. Мчатся по автострадам или шагают по просёлочным дорогам. Счастливого пути, человек! Среда обитания — семидесятые Первый снег и старые гродненские двери Зимние каникулы Сочельник Рождества Христова  Графика зимы Фантом памяти Деревенская зима Дачные натюрморты Семидесятые. Часть II Семидесятые. Часть III Над Неманом Горожане Поле на Фортах. Времена года Лето красное Венец лета Осенняя прогулка Про тыкву Небеса Гродненские фотоистории Январская оттепель Февральские истории  Мурлындия Цветение белорусской сакуры

В Японии каждый год в марте-апреле проходит своего рода национальный фестиваль, где любуются цветением сакуры — горной вишни. Этот древний праздник для японцев не официальный, но они так очарованы красотой цветущей сакуры, что в стране установился ритуал: в выходной день посещать парки, где есть эти деревья. В наших краях по красоте цветущей сакуре почти не уступают алыча и вишня. В апреле, как только установится тёплая погода, первой наряжается в пышную фату невесты алыча, за ней пенится белоснежными цветами вишня. Пришла пора, когда в нашем городе и его окрестностях, в деревнях и дачных садах каждый может увидеть цветение «белорусской сакуры» и насладиться её миндальным ароматом. Лично я очень люблю пору цветения вишен и алычи, каждый раз фиксирую это кратковременное чудесное явление на фотокамеру. Делюсь с вами своими весенними впечатлениями.   Среда обитания — семидесятые Первый снег и старые гродненские двери Зимние каникулы Сочельник Рождества Христова  Графика зимы Фантом памяти Деревенская зима Дачные натюрморты Семидесятые. Часть II Семидесятые. Часть III Над Неманом Горожане Поле на Фортах. Времена года Лето красное Венец лета Осенняя прогулка Про тыкву Небеса Гродненские фотоистории Январская оттепель Февральские истории  Мурлындия

Мне пять лет. В комнату сквозь морозный узор на оконном стекле пробиваются лучи солнца. С раннего утра протопленные бабушкой кафельные печи согревают наш уютный дом. Хвойный аромат наряженной ёлки дарит ощущение праздника и волшебства — сегодня Новый год, придёт Дед Мороз и вручит мне плюшевого мишку. Хлопнула входная дверь — это с улицы впустили в дом кота Маркиза. Угольно-чёрный с белым пятном на шее, он мигом вспрыгивает на мою кровать и залезает под одеяло. Топчется холодными лапами, устраивая для себя удобное лежбище. Вместе нежимся в дремоте. Маркиз мурлычет песенку. В то время по радиоточке транслировали сказку о чудесной стране Мурлындии, в которой её граждане, кошки и котята, умели разговаривать на человеческом языке. Но их страну разорил злой мальчик, жители разбежались по всей земле и разучились разговаривать, они только мурлыкали, вспоминая песенку: Не Африка, не Индия, на целый мир одна Мурлындия, Мурлындия — чудесная страна!.. Маркиза считала особенным существом, с ним разговаривала. Кот меня понимал, он щурил жёлтые глаза и улыбался.    К нашему частному дому примыкал двор с садом. Коты и кошки заводились в нём сами по себе: кого-то подбрасывали в наш двор добрые люди, какой-нибудь кот сам случайно забредал и постепенно становился членом звериной семьи. Иногда таких приживальщиков, как их называла бабушка, насчитывалось несколько особей. Дворовая собака их не гоняла, относилась к кошачьему населению миролюбиво. Кошки рожали потомство на чердаке или в сарае, приводили к крыльцу дома уже подросших котят. Их приходилось раздавать знакомым и соседям. Решением этой насущной проблемы занималась и я: писала на листках школьной тетради объявления о раздаче домашних питомцев с указанием адреса и расклеивала их на столбах и заборах. За котятами приходили разные люди, но в основном разбирали старушки, одаривая меня копейками. Перед тем как нарезать сырое мясо, мама имела привычку затачивать нож о нож, и этот характерный металлический скрежет двух лезвий служил сигналом для […]

Погода с морозом, ярким солнцем, снегопадами и инеем на деревьях надолго не задержалась. Слякоть под ногами, серое небо, промозглый сырой туман, плюсовая температура — всё это вызвало творческую депрессию, фотокамера лежала без дела. А недавно ездила в Жировичский монастырь, по дороге решила поснимать настроение зимней непогоды. И увидела акварельную красоту пейзажей, безлюдные дороги, спящие деревья, нежные цвета оттаявшего льда на реках. Всё это отразилось в путевых фотозаметках. Итак, Гродненщина в один из дней январской оттепели.