Вторник, 3 августа
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR2,4968
  • USD3,9926
  • RUB (100)2,8386
TOP

Автор: nataliya_dorosh

Нынешняя осень выдалась тёплой — настолько, что зацвели цветы. Фотограф Наталия Дорош 20 октября по дороге из Гродно в Слоним сделала уникальные для осенней поры снимки — на лугу цветут васильки и ромашки.

Голуби настолько привычны на городских улицах и площадях, что на их присутствие давно не обращаешь внимания.  Но без них городской пейзаж скучен,  хотя эти птицы порой бывают назойливыми, нахальными и неопрятными. Городские голуби в прямом смысле садятся людям на голову, путаются у них под ногами, чтобы первыми успеть схватить кусочек брошенного им  хлеба.

Моя мама Елена Белецкая родилась в Гродно уже при польской власти. Рано умер отец, её мама во второй раз вышла замуж и переехала в деревню Комотово, оставив старшую дочку на попечение первой жены покойного мужа — Валентины Кемарской. Жила мама с тётей Валей на Северной улице (ныне улица Волковича).

С 1979 года работала штатным фотокорреспондентом областной газеты строителей «Высота». Мне поручали снимать для газеты рабочих и специалистов ДСК, 30-го стройтреста, Гроднопромстроя, КСМ, Белтеплоизоляции и других организаций, задействованных на стройплощадках.

Это непривычное в нашем краю жаркое лето утомило людей и растения. Газоны от знойного солнца засохли, в черте города обмелел Неман, горячий асфальт через тонкие подошвы жжёт пятки. Хорошо в такие дни находиться на даче или в сельской местности рядом с водоёмом для купания.

  Садоводческое товарищество «Связист», расположено между деревнями Жукевичи и Горны (для ориентировки - на противоположном берегу Немана деревня Мигово). Снимки конца 60-х - начала 70-х годов.

На чердаке нашего старого дома расстилалась солома и на неё укладывались собранные в саду перед самым наступлением зимы яблоки. Наклонившаяся в сторону юга яблоня через год одаривала нас обильным урожаем: небольшого размера жёлтыми с розовым бочком, сочными и ароматными плодами. Какой был сорт яблок, никто из домашних не знал, но дед Жорж их называл пепинками. Их тонкие длинные хвостики были удобными для развешивания на новогодней ёлке. Из большей части урожая бабушка выжимала сок и ставила его бродить с сахаром в десятилитровой бутыли с узкой горловиной, чтобы приготовить сидр. Готовый янтарного цвета хмельной напиток фильтровался через марлю, разливался в обычные бутылки, которые закупоривались резиновыми сосками. Нагрянули гости? Из холодной кладовки приносился сидр, бутылочное стекло в жарко натопленной комнате запотевало, и, смакуя домашнее яблочное вино, гости то и дело его нахваливали. На чердак вели высокие деревянные ступени, счётом их было 12. У бабушки болели суставы ног. С трудом поднимаясь по ступеням на чердак, она на каждой поминала имена апостолов: «Помоги, святый апостоле Матфей, помоги, святый апостоле Пётр…» — и так до самой последней ступени: «…помоги, святый апостоле Варфоломей». Но однажды зимним вечером на чердак за яблоками отправили меня. С фонариком-«жучком» я поднялась туда, дрожа в кромешной темноте от страха, накидала в корзинку пепинок и быстренько шмыгнула вниз. Запомнила, что, когда разворошила соломенную подстилку, на меня хлынул дивный яблочный аромат… Много лет прошло, но больше никогда не встречала яблок своего детства. Иногда в пору поздней осени окидываю взглядом деревенские или дачные сады, ищу пепинку — и не нахожу. Вот запорхали в воздухе первые снежинки, а поздние яблоки ещё не собраны. Зябнут они на голых ветках под холодным дождём, лежат крутобокие в пожухлой траве, никому не нужные. Так без пользы и погибнет титаническая работа лета, которое растило их, лелеяло солнечными лучами, поило тёплыми дождями с радугами под звонкое пение птиц. Среда обитания — семидесятые […]