Четверг, 26 ноября
  • Погода в Гродно
  • 0
  • EUR3,0438
  • USD2,56
  • RUB (100)3,3894
TOP

«Бога ради, заберите отсюда короля…»

К истории гродненских губернаторовРаз мы уже успели заглянуть за плотно закрытые двери бывшего губернаторского дворца, самое время ближе познакомиться с его хозяевами. За более чем столетнюю историю их тут сменилось немало. Среди гродненских губернаторов встречались как случайные личности, так и те, кто оставил след в истории всей Империи. Были и такие, кто Гродно рассматривал как одну из ступенек в карьере. 

Князь Репнин  
Достаточно привычная уже дата создания Гродненской губернии отсылает нас к  1 января 1802 года, когда в полночь в бывшем дворце Тызенгауза состоялось первое заседание Гродненского губернского правления. Это если подходить к вопросу по форме. Фактически же Гродно уже несколько лет до этого выполнял роль резиденции российских столоначальников…
Для шестидесятилетнего князя Николая Васильевича Репнина назначение в Литву стало тяжелым испытанием. Его путь наверх начался от солдата Преображенского полка, где он служил под присмотром своего отца. Опыт дипломата он получил при прусском дворе. И хотя значительных успехов здесь не добился, зато сыскал расположение самого императора Фридриха.
Следующим своим постом — полномочного министра в Польше, князь Репнин во многом был обязан родству с всесильным Паниным. Попав в Варшаву, он вместе с престарелым русским послом Кейзерлингом проталкивал на польский престол Станислава Августа Понятовского. По иронии судьбы именно Репнину было уготовано почти тридцать лет спустя стать стражником почетного титулованного пленника. За это время прошли военные баталии с турками, опала в виде почетной ссылки генерал-губернатором в Ригу. Тут он оставался до 1794 года, откуда и был призван для усмирения польского восстания.
Вскоре с восстанием было покончено, и тогда Репнину было поручено организовать управление отошедшими к России землями. На следующий день по прибытии в Гродно в письме Екатерине II он доносил: «Всемилостивейшая государыня! Вчера, приехав сюда в Гродно, представлялись мне здешние жители…, которых всех уверил я в милости вашего императорского величества ко всем спокойно живущим и искренно отставшим от скверности мятежа… Все они приняли сие объявление с всеподданейшею благодарностию, а мое напоминание — с должным повиновением …»
Князь всячески демонстрировал свое расположение к Гродно и его обитателям. Но это не спасло князя от недовольства. В городе был раскрыт заговор против него, и не один. Среди прочих, в приготовлении покушения обвинялся камердинер подскарбия Дзеконского, чей дворец был буквально на другой стороне дворцовой площади от резиденции Репнина.

Почетный страж
Едва ли не наиболее обременительной задачей, возложенной на Репнина, был надзор за королем польским Станиславом Августом Понятовским.
23 ноября 1794 года Екатерина II приняла высочайшее повеление о принятии и водворении короля на жительство в Гродно. Фокус был в том, что воплотить данное пожелание поручалось тому самому дипломату Репнину, который тридцать лет назад и возвел незнатного шляхтича герба Целек на престол.
В секретном письме князю Цицианову накануне приезда короля в Гродно Репнин предписал принять особые меры предосторожности, чтобы предотвратить саму возможность заговора. Внешне же обе стороны стремились сохранять видимость взаимного расположения. Время от времени король и князь обменивались «дружескими» визитами. Так, король лично посетил дворец на Городнице. После часовой беседы с Репниным Понятовский «вышел из кабинета и ходил по всем комнатам дворца … Рассматривал галереи и манеж, а после вернулся в замок…» Другой раз король ездил в Понемунь вместе с Репниным, где они «наблюдали за еврейской свадьбой», а когда графиня Мнишек пригласила к себе на кофе чету Репниных, их приняли на площади, украшенной саженцами, взятыми из гродненской оранжереи…
14-го (25) ноября 1795 года король Станислав Август подписал свое отречение от престола. Он специально выбрал для этого день Святой Катерины, чтобы подчеркнуть лишний раз свое отношение к российской императрице. Примечательный факт: все происходящее имело для современников такое глубокое символическое значение, что даже стол, на котором был подписан акт, из нового замка позже был перенесен во дворец губернатора, откуда в 1857 году его перевезли в археологический музей в Вильно.
Главною своею обузою и причиной проблем Репнин считал польского монарха. Вот только несколько цитат из писем Репнина: «Король с рук нейдет! Опять на его содержание денег не прислали… Уповал, хотя кости свои заживо отсель вывести, но и ту надежду теряю». «Король мой оставляется здесь неподвижным, а я здесь с ним, как в тюрьме держусь». Со временем послания становились все более трагичными: «Бога ради, заберите отсюда короля, я с большой радостью избавлюсь от этого сокровища». И, наконец: «Заберите скорее короля с моих рук, а потом и меня от сюда вытяните!»
Только через год, в начале ноября 1796 г., Репнин наконец покидает Гродно, отправляясь по делам в Вильно. Обратно он уже не вернулся. Тут его застало известие о кончине императрицы. Не мешкая, князь поспешил в столицу. Царствование Павла сулило Репнину, которого с императором связывала давняя и крепкая дружба, новое возвышение. Вначале так оно и было. Уже на третий день после восшествия на престол Павел пожаловал князю долгожданное звание генерал-фельдмаршала. Репнин даже был удостоен высочайшего доверия командовать войсками при перезахоронении праха императора Петра III! Но уже вскоре последовала очередная опала, теперь уже от нового императора, который заподозрил князя ни много ни мало, а в причастности к республиканскому заговору. Репнин был вынужден выехать в Москву, где и скончался 12 мая 1801 г. от апоплексического удара.
«Что касается Гродно, — заканчивает свою книгу
Д. Милютин, — то он быстро опустел, и золотой дождь, пролившийся на него в 1795-1796 годах, мало принес пользы здешней предприимчивости».

Продолжение следует.

Самое читаемое

Разное