Суббота, 28 ноября
  • Погода в Гродно
  • 0
  • EUR3,0794
  • USD2,5817
  • RUB (100)3,4056
TOP

Жизнь с наколкой

В тюрьме рисуют по-своемуОфицерские нашивки, кольца, перстни – знаки отличия в мирной жизни. А о человеке за решеткой все расскажут рисунки на его теле.

В нашей Гродненской тюрьме есть осужденные, по которым можно изучать тюремную «живопись». Один из них, самый «живописный», Олег поведал нам о тюремных татуировках и их роли в жизни зеков.

Тюремная визитка
Первое, что бросилось в глаза при встрече с Олегом, так это его пальцы – все в наколках.
– Самую первую тату я сделал еще на свободе, когда был малолеткой, – начинает свой рассказ сиделец со стажем. – На костяшках пальцев выбил себе женское имя, потом перебил его обыкновенными точками. И пошло-поехало.
Кстати, татуировки на пальцах (их еще называют «перстнями») считаются «визитной карточкой» в криминальном мире. У нашего собеседника на пальцах красовалась известная в определенных кругах аббревиатура БАРС – призыв бороться с заключенными-активистами, поддерживающими тюремное начальство. Это значит, что Олег конфликтовал с тюремной администрацией, нарушал режим, не соблюдал установленные порядки.
Как известно, на тюремном сленге изображения с военной символикой, в том числе и фашистской, называются «погоны». Зачастую их «носят» те, кто долго находился в заключении. Между прочим, за подобные наколки, тем более с нацистской свастикой, в советских колониях зеков жестко наказывали, а изображения насильно выжигали или вырезали хирургическим путем.
О том, что Олег не раз «мотал срок», говорят купола у него на спине. Только на одном из храмов их было пятнадцать штук. А впервые церквушку с тремя куполами Олег наколол на тело как символ своего первого, условного, срока за угон мотоцикла.

Зеки изучают латынь
Многие арестанты пишут на наколках красивые «иностранные» фразы. Олег не стал исключением. О непростых отношениях в тюрьме говорит известный латинский  афоризм на его руке «homo homini lupus est» (человек человеку волк). «Знаете перевод?» – с гордым видом спросил Олег и удивился, услышав правильный ответ. Мужчина искренне считал, что цитаты на латыни знают лишь заключенные и врачи.
Есть у Олега на теле и изображения животных с насекомыми. Паук на плече подчеркивает, что мужчина не может остановиться. Кинжал говорит о том, что его хозяин был судим за убийство. Впрочем, мы увидели и романтические рисунки. «Кораблик с парусами на руке – моя самая дорогая татуировка, – похвастался сиделец. – Это знак стремления к свободе». Правда, свободу он увидит нескоро. Срок у убийцы – 23 года.

Суровые нравы
– Одну из татуировок мне делали три дня. Расплавили резиновую подошву с сапог и выводили узор получившимся раствором. Температура подскочила выше сорока градусов, выпил все таблетки, – вспоминает Чугунов о своих страданиях.
Были у него и другие неприятности. Из-за последней наколки – кобры – Олег лишился бритвы, которой вырезали змею. После того, как у заключенного появилась новая наколка, для администрации тюрьмы стало очевидно, что зек хранит запрещенный предмет. А в Грузии, по словам собеседника, так и убить пытались за изображение орла.
– Иногда татуировки помогали в жизни, как правило, в короткие месяцы на свободе. По ним меня узнавали приближенные к криминальному миру люди и оказывали помощь. Давно это было, в восьмидесятые. А сейчас блатная роспись уже такого значения не имеет, – огорченно говорит зек. – Есть у меня идея набить себе еще одну татуировку: голову циклопа без зубов. А вот рисунки на голове вырезать не буду: могут лишнее подумать про ориентацию.
Чего точно у Олега нет, так это желания избавиться от рисунков. Во-первых, выводить татуировки болезненно да и удалять результаты многолетней работы не хочется. Гордиться чем тогда?

Эксперт «Вечёрки»

По словам библиотекаря гродненской городской тюрьмы Вячеслава Лисицына, современные татуировки не являются знаками отличия. Их набивают часто, не вдаваясь в значение.
– В тюрьме запрещено делать тату, это нарушение внутреннего распорядка, – рассказал заместитель начальника Управления Департамента исполнения наказаний МВД Республики Беларусь по Гродненской области Юрий Зезюля. – Да у нас их и не делают, это отслеживается. В основном приходят татуированные люди со свободы и из колоний для несовершеннолетних.

Самое читаемое