Понедельник, 26 сентября
  • Погода в Гродно
  • 15
  • USD2,5081
  • EURO2,4572
  • RUB (100)4,2446
TOP

Дом для Маши

Два месяца ребенка некому забирать после уроковВ этом году Маше* исполнилось семь лет, она пошла в первый класс.  Но забрать ее оттуда некому. Домой девочку водит… учитель.

Со следующего года женщинам, родившим двух и более детей, собираются выплачивать по десять миллионов рублей. Но какими могут быть последствия программы, если сейчас мамы отказываются от своих детей.
Каждый вечер ровно в шесть Ирина Ивановна, первый учитель Маши и, к счастью, соседка, решает, где будет ночевать первоклашка и что она будет кушать. Сегодня вести ребенка домой ее очередь, завтра это сделает воспитатель.  Потом она прислушивается, не кричат ли пьяные мужчины за стеной, может быть, снова нужно забрать девочку к себе.
– Матери Маши 23 года, но она уже успела родить троих дочерей, – рассказывает Ирина Ивановна. – Недавно была беременна четвертым, но на шестом месяце избавилась от плода. Папа беспробудно пьян, судьба дочерей его мало волнует. Да и нынешняя ситуация его вполне устраивает: за ребенком ухаживать не надо.  Он даже не знает, где и в каком классе учится дочь.
Маша в семье старшая. Пятилетняя сестра Катя раньше жила с бабушкой, матерью отца. Но той надоели и собственный  муж, и сын, и комната в общаге, и ребенок. Она отказалась заниматься внучкой и теперь устраивает личную жизнь. Двухлетняя Юлечка воспитывается в доме малютки. За пьянство суд уже лишил отца и мать родительских прав на нее.   
Маша и Катя какое-то время жили в социальном приюте, теперь – в двухкомнатной квартире. Здесь же живет «многодетная» мать и временами ее мужчины. А также пьющая вторая бабушка с циррозом печени последней стадии. И прабабушка, которая после инсульта не встает с постели. Все существуют на пенсию последней.
За пребывание Маши в первом классе детского сада платит воспитатель, за  учебники – учитель, школьные принадлежности купили родители класса, они же приносят одежду.
Когда в очередной раз в садик не привели и среднюю, Катю, воспитатели всполошились.
– Всё, хватит, мы подаем ходатайство в комиссию по делам несовершеннолетних и забираем среднего ребенка в приют, – заявили представители детского сада бабушке. Мать девочек в это время сидела на лавочке у соседнего подъезда  с бутылкой водки. Документы о лишении родительских прав на Машу готовит и  школа.
Та расплакалась: отдавать девочек в приют, откуда прямая дорога в детский дом, она не хочет, жалеет. Но пьющей бабушке вряд ли удастся отстоять внучек. Чтобы получить хоть малейший шанс, она должна бросить пить и получить группу инвалидности, а вместе с ней и пенсию.
В исцеление бабушки не верится, она уже несколько раз обещала исправиться. Посовещавшись, воспитатели и учителя думают поскорее дать делу ход, дальше терпеть некуда.
– Когда ребенка не забирают вовремя, я могу вызвать милицию, – говорит Ирина Ивановна. – Давно бы это сделала, но жалею Машу: она приветливая, жизнерадостная, хорошо учится, дружит с одноклассниками. Но не может же такой порядок дел длиться вечно. Да и что будет, когда ребенок подрастет?
* Имена изменены

Официальное мнение
Елена Пахомова,
главный специалист отдела образования горисполкома:
– В городе проводится огромная работа, направленная на защиту детей и сохранение семьи. Взаимодействуют все заинтересованные службы: учреждения и отделы образования, учреждения здравоохранения, отделы внутренних дел, организации ЖКХ, управление по труду, занятости и социальной защите, предприятия.
Детский социальный приют предназначен для временного проживания не более шести месяцев в течение календарного года и социальной реабилитации детей в возрасте от трех до пятнадцати лет. В течение этого времени родителей трудоустраивают, оформляют необходимые документы, оказывают социальную помощь, лечат от алкогольной зависимости. У них есть все шансы вернуться к нормальной жизни. Но они должны возмещать расходы на содержание детей на государственном обеспечении.
Основной нашей задачей является сохранение семьи. И в Гродно 87,5 процента детей возвращаются домой, к маме с папой, некоторых устраивают в приемные или опекунские семьи. И только в крайнем случае дети попадают в интернатские учреждения.