Суббота, 28 ноября
  • Погода в Гродно
  • 1
  • EUR3,0794
  • USD2,5817
  • RUB (100)3,4056
TOP

Развязали пояса

В гостях у «Вечёрки» побывали наши коллеги из Слуцка. Газете «інфа-Кур’ер» столько же, сколько нам – восемь лет. Была встреча в редакции «ВГ», два дня гости фестивалили. А на озере Белом рассказали нам о необычных связях между городами, золотых нитях, знаменитых бэрах и ошибке поэта.

По возрасту Слуцк и Гродно почти одногодки. Похожи ли наши города друг на друга?
Игорь Титковский(краевед, автор):
– Гродно – город королевский, Слуцк – частновладельческий, до конца XVIII века был столицей удельного княжества. Случай уникальный, ведь со времен Витовта их ликвидировали: шел процесс централизации власти. Городом правили три династии: Изяславичи, Олельковичи, Радзивиллы. Деятельность представителей последнего рода принято связывать с Несвижем. На самом деле существовало  две ветви. Слуцкие были не католиками, а кальвинистами. Среди протестантов оказалось немало  выходцев из немецких земель. С тех пор осталось много иностранных фамилий.С другой стороны, сильны традиции православия. Вот почему Филарет Минский и Слуцкий. Именно наш город стал центром епархии, в Минск его перенесли гораздо позже.

Есть какая-нибудь легенда, которая связывает Гродно и Слуцк?
Татьяна Гусева(корреспондент):
– Говорят, в начале ХХ века гродненский коммивояжер по поручению своего хозяина повез в Слуцк образцы товаров (каких именно – история умалчивает). Перед отъездом получил напутствие: «Как приедете в Слуцк, возьмите извозчика. Доберетесь до гостиницы «Бристоль», там отдохнете, выпьете рюмочку коньяка «Мартель». После чего встретитесь с компаньонами, покажете им образцы товара. Как только заключите договор, немедленно телеграфируйте нам». Прошло три дня. От коммивояжера никаких известий. На следующий день пришла весточка: «Добрался до Слуцка. Нашел гостиницу «Бристоль». Отдохнул. Но во всем Слуцке нет коньяка «Мартель». Что делать дальше?»

Чем в Слуцке привлекают туристов?
Игорь Титковский:
– К сожалению, исторический центр у нас практически не сохранился. С Гродно не сравнить. Внимания заслуживают всего несколько объектов: Свято-Михайловский собор (XVII век, пример деревянного зодчества с элементами барокко), дворянское собрание и бывший бернардинский монастырь (оба – конец XVIII столетия). Недавно город лишился здания бывшей земской больницы конца XIX  века.
Татьяна Гусева:
– Еще показываем туристам здание почтовой станции XIX века, Замковую горку, на которой когда-то стоял летописный Случеск. А угощаем слуцкими бэрами (сорт груши, знаменитый на всю Европу).

А в Гродно где успели побывать?
 Татьяна Гусева:
– К сожалению, забежала только в аптеку-музей. Мне очень понравилось, хотя рассматривать экспонаты пришлось чуть ли не в замочную скважину: в воскресенье решетка была закрыта. В центре Гродно вообще хочется заглянуть в каждый уголок. Необыкновенное впечатление произвел Фарный костел, насколько проникновенна молитва на белорусском языке! И фестиваль, конечно, замечательный. Кстати, первое, что бросилось в глаза: в городе  почти не было пьяных.
 
А как в таком случае у вас обстоят дела с имуществом бывших военных городков? Может, нашли какое-то оригинальное решение, как использовать ненужные здания?
Татьяна Гусева:
– Во времена СССР в Слуцке и районе их было четырнадцать, а с начала 1990-х, после вывода войск, в городе остались только две бригады. Часть помещений перешла в коммунальную собственность. Необычная судьба ждала задние клуба воинской части. Пятнадцать лет назад его перестроили в церковь святых мучеников Космы и Дамиана.

Правда ли, что знаменитые слуцкие пояса ткали мужчины и Максим Богданович допустил ошибку в знаменитом стихотворении?
Игорь Титковский:
– Богданович – замечательный поэт, и мы всегда говорим, что он допустил гениальную ошибку. Пояса действительно ткали мужчины. Хотя бы потому, что это был тяжелый физический труд. А вообще их производство наладили в 1760 году после смерти князя Иеронима. Личность, кстати, весьма экстравагантная. Он считал себя претендентом на польскую корону и хотел превратить Слуцк в морскую столицу: построить порты, каналы через Случь и Припять, чтобы соединить его с Черным морем. Когда он писал трактат о том, как правильно воспитывать его сыновей, тюрьмы были переполнены, а жены (их было три) убегали друг за другом. Наследников Иероним так и не оставил. Перед смертью успел построить мощные деревянные корпуса ткацкой фабрики, чтобы начать производство модных среди магнатов и шляхты восточных поясов. Но она вместе с землями досталась его брату. К тому времени по его приглашению обучать местных мастеров в Несвиж приехал армянин, выходец из Турции Аванес Маджарянц. Вскоре ему придумали более привычное для белорусского уха имя Ян Маджарский. Говорят, существовала еще одна причина, по которой на работу брали мужчин. В Турции он позаимствовал секрет изготовления поясов, сейчас это называют коммерческой тайной. А поскольку женщины более разговорчивы, им такие подробности решили не доверять.
А в чем их особенность?
Игорь Титковский:
– В восточных, которые брали за основу, использовались в основном геометрические узоры: мусульманская религия отрицала правдоподобное изображение. А наши мастера использовали белорусский растительный орнамент на основе местной флоры: васильки, ромашки. Ну а для дорогих экземпляров брали золотые и серебряные нити. Кстати, в Гродно тоже ткали пояса по примеру слуцких.
Татьяна Гусева:
– А в конце мая прошла ночь слуцких поясов. Всего на несколько часов бренд города вернулся на свою историческую родину. Самый дорогой золототканый, привезенный на выставку в музей, оценивается в пятьсот тысяч евро. У нас же можно купить лишь стилизованную под знаменитую продукцию, которую производит бывшая фабрика художественных изделий.

Самое читаемое