Пятница, 4 декабря
  • Погода в Гродно
  • 1
  • EUR3,1344
  • USD2,5862
  • RUB (100)3,4372
TOP

Старый дом разберут по кирпичику

Какая судьба ждет исторический центр Гродно?Инга ОСТРОВЦОВА Недавно с карты города исчез знаменитый дом с подпорками по адресу Урицкого, 23. Растаять на глазах могут и другие здания, расположенные в центре.

Хотя исторический центр находится под охраной государства, до сих пор возникают вопросы, насколько ценно то или иное строение. Дело в том, что 54 объекта на его территории имеют особый статус (они внесены в государственный список историко-культурных ценностей). По поводу того, что с ними нужно обращаться бережно, сомнений ни у кого не возникает. Но как быть с новой застройкой?
По мнению главного специалиста отдела культуры горисполкома по охране историко-культурного наследия Ольги Моцко, в список должны быть включены 359 зданий. Если это произойдет, инвесторы не смогут безнаказанно перестраивать выкупленные стены по собственному усмотрению.
– По крайней мере, будут ясны правила игры, – говорит Ольга Евгеньевна. – Пока что это напоминает демагогию: хочу – не хочу, буду – не буду. А так мы скажем: «Ребята, вот вам список, и будьте добры следовать правилам».
Не секрет, однако, что одна из методик реконструкции – разобрать дом до основания и построить заново. Это более дешевый путь, нежели дотошно восстанавливать хрупкие стены, а потому более популярный. Вместо слова «снос» в таком случае используют термин «противоаварийные работы». Необходимость их проведения на Урицкого, 23 обосновал главный архитектор проектов УП «Гродножилпроект» Евгений Басов.
Дом, как и весь квартал, заключенный между улицами Калючинская, Тельмана, Городничанская и Кирова, возвели после знаменитого пожара 1880-х годов. Немудрено, что люди старались любыми способами обустроить жилье, порой используя уцелевшую кладку. Вот и получилось, что одна из стен осталась от сарая. После войны надстроили третий этаж. Дом нагрузку не выдержал, и стена стала отходить.
– Застройка квартала, сформировавшаяся буквально за два десятка лет, на выдающуюся архитектуру не тянет, – считает Евгений Басов. – Тогда ведь зачастую использовали  бывший в употреблении кирпич, порой в одном здании встретишь три-четыре вида. Да и архитектурные приемы одни и те же. И если здание рушится, нет в нем канализации, ну зачем его сохранять?

Пять вопросов эксперту «Вечёрки»
Нет слов, что восстанавливать дома, «убитые» за годы бесхозяйственности, сложно. Но ведь именно они создают неповторимый облик старинного города, его атмосферу. Будет ли он дышать историей, если узкие улочки заполнятся новостройками?
Главный специалист отдела культуры горисполкома по охране историко-культурного наследия Ольга Моцко:
– Мы провели комплексный анализ территории квартала, – говорит Ольга Моцко. – Естественно, там есть здания, интересные по архитектуре и крепкие с точки зрения технического состояния. Но есть и аварийные. Такие дома будем отселять, делать реконструкцию или выставлять на аукцион. Будем продавать и участки, которые выделялись под застройку еще в те далекие времена, но так и остались пустовать. Сараи и хозяйственные постройки будем убирать.

А что ждет красивейшее здание по Социалистической, 44, построенное в стиле модерн?
– Вопрос не стоит таким образом, чтобы его разрушить и построить с нуля. Проблема в том, чтобы найти владельца, который полюбит его и захочет грамотно с ним работать. А там уже будет видно. Есть технология укрепления того, что имеется. На сегодняшний день об этом рано говорить. Но все заинтересованы в том, чтобы оставить то, что можно. Никто в этой ситуации, наверное, не возьмет на себя ответственность сказать, что это рухлядь, и подогнать туда бульдозер.

Почему разбирают флигель по улице Горького, ведь это часть комплекса, который является памятником XVIII века?
– В середине XIX века комплекс перекупила православная церковь, и во флигеле появилась домовая церковь. Сейчас там размещается архиерейское подворье, встал вопрос воссоздания храма. Внешний облик флигеля не практически не изменится, над ним лишь появится куполок. После обследования выяснилось, что конструкции не выдержат новой нагрузки. Поэтому сейчас решают, что оставить, а что усилить и в каком виде.

Мы видим, как исторические здания обрастают металлочерепицей и пластиковыми окнами.  Какой шанс, что после внесения в список собственники будут применять материалы, соответствующие облику старинного европейского города?
– Безусловно, методика работы с такими объектами требует использования материалов, которые применялись исторически. Может возникнуть непрофессиональный соблазн все накрыть черепицей. Но она характерна для объектов XVIII века, которые имеют ярко выраженные черты барокко. Большая же часть домов перестроена после пожара, когда появилась железная дорога и в Гродно пришел металл. Есть и здания, на которых, мы точно знаем, была черепица. Но здесь вступает в игру форма конструкций. Чтобы она хорошо крепилась, должен быть определенный уклон. Все крыши переделаны, и на них черепица просто не ляжет.

А пластиковые окна?
– Я считаю, для города это беда. В свое время их широко начали использовать в Вильнюсе. Но, оценив все отрицательные моменты, вернулись к дереву. Наверное, такой этап должны пройти и мы.

Самое читаемое