Среда, 8 июля
  • Погода в Гродно
  • 18
  • EUR2,7572
  • USD2,444
  • RUB (100)3,3882
TOP

Важнейшее из…

В далекой-далекой галактике снова неспокойно (да и было ли когда иначе?): осколки Империи сформовались в очередную пародию на фашизм — Первый орден, а их рейды порой возглавляет неприятная фигура в черном плаще и шлеме. Солдат с недопромытыми мозгами, девушка-сталкер и милашка-дроид, механический Колобок, случайно сойдутся на пустынной планете, чтобы походя решить пару глобальных проблем — а, ну, и еще разобраться в себе. Наверное. Кажется.

Стильная пестрота мексиканского маскарада Dia de Muertos (День мертвых) скрывает мужчину в черном, следящего за мужчиной в белом. Благородный дух напряженного шпионского фильма через три минуты выветрится взрывом старинного здания и падающим вертолетом. Бонд снова в деле, целеустремленный до того, что хочется пощекотать.

Милый молодой француз, попирая Статую Свободы, радостно жестикулирует в сторону башен-близнецов. Еще недавно он катался на моноцикле по Парижу, жонглируя на улицах чем придется и развлекая народ за медяки. Теперь же из-за своего упрямства и веры нескольких людей в его безумную мечту парень стал известен всему миру — его зовут Филипп Пети, и он канатоходец.

Юная златовласка, мучимая призраком собственной матери, тем не менее любит преуспевающего отца, полна энергии и даже пытается пристроить издателю лично созданный готический роман. На дворе начало XX века, и делец недоумевает: отчего бы тебе, красавица, не написать... ну, хотя бы про любовь, зачем индустриальному времени привидения? Но девушка смущенно объясняет: призраки — лишь метафора.

В явно недалеком, но удивительно прекрасном будущем Марс лениво смахивает бурей полдюжины человечков со своей поверхности. Одного из астронавтов-исследователей зашибает сорвавшейся железкой, и прочие, вздыхая, улетают. Спустя сутки пострадавший проснется, выковыряет из себя испорченный датчик жизнедеятельности, из-за которого его бросили, и примется задорно выживать.

Обаятельного и образованного Скотта дружески бьют по лицу и выбрасывают в дивный старый мир, за ворота тюрьмы, где благородный медвежатник провел последние три года. В дивном старом мире к дочке не подпускают, на работу не берут, да еще сейф какого-то дедули по свежей наводке оказался с изюминкой. В роли изюминки, как в старой басне про изобретение булочки, — насекомое.

Очередной Джон Коннор посылает очередного Кайла Риза защитить очередную Сару в очередных восьмидесятых. Большинству и так понятно, а остальных, выходит, лет 20–30 назад жизнь в чём-то обошла. Впрочем, эти очередные — они еще и действительно новые, так что этим остальным можно смело заходить в качестве пустых сосудов.

Зелененькая, поджав губки, способна без отвращения следить разве что за миром моды, фиолетовый похож на больно битый битой вопросительный знак, синей не помешал бы интенсивный курс гимнастики, а красный регулярно пускает, рыча, высокотемпературные струи из макушки. Это не очередная зондер-команда супер-кого-нибудь, а население головушки обыкновенной 11-летней девочки Райли: Брезгливость, Страх, Печаль, Гнев. Присматривать за населением и заодно за хозяйкой приходится единственной положительной эмоции — Радости.

Пустыня, постъядерная пустыня, сколько хватает глаз, и на ее просторах человечество задорно деградирует, вовсю уже поклоняясь тотему руля и аромату топлива. Флегматичный волосатый мужчина не успевает сжевать двухголовую ящерку, как его берут в оборот резвые альбиносы на шипастых запорожцах с турбонаддувом — бреют, клеймят и подвешивают кверху ногами как донорский бурдюк с кровью. В плену он, впрочем, не задержится.

Заткнув космическую дыру три года назад, группа выпуклых характеров носится по заснеженным сосновым лесам за недобитками нехороших граждан, а потом расслабляется за вином и светскими беседами. Но вечеринку прервет слишком умная железка с манерами ветхозаветного бога, которую двое характеров втихомолку создали из лучших побуждений, не поделившись планами.