Понедельник, 17 февраля
  • Погода в Гродно
  • 10
  • EUR2,383
  • USD2,1986
  • RUB (100)3,4651
TOP

Автор: Ирина Шатырёнок

Прошедший год продолжила исследование партизанской темы. Работала в Минске с архивными документами. В фондах Национального архива Беларуси хранятся тонны ранее неисследованных документов. Но наконец-то дождались, у молодого поколения появился интерес к прошлому.

Надо долго жить в одном доме, тогда соседи становятся частью твоей жизни. Без малого 40 лет как мы заселились в дом 78 на улице Горького. За это время выросли наши дети и внуки.

Нужны ли сегодня домашние библиотеки и какова судьба старых, давно прочитанных книг? Зачем держать дома столько книг, когда легко можно воспользоваться поисковиком в интернете — найдёшь любого автора, было бы желание.

С единственной фотографии, которую нашла на просторах интернета, смотрит серьёзное лицо красивой женщины. У неё правильные черты, она похожа на учительницу, взгляд сосредоточенный и строгий. По сути, она такой и была — Вильгельмина Костелковская-Зындрам, польская писательница, переводчица, журналист, эссеистка, просветительница, из шляхетской гродненской семьи Бенедикта Зындрама-Костелковского и Эмилии из Чеховских.

Со дня освобождения Беларуси прошло уже 75 лет, но до сих пор многие факты о войне неизвестны. Как это было, рассказывает ветеран войны, партизан-подрывник Леонид Лазаревич Скворцов. Ветеран живёт в Новогрудке, недавно ему исполнилось 103 года.

Недавно прошла премьера документального фильма «Андрей Тарковский. Трудно быть Богом». Кино посмотрела, однако ничего нового для себя не открыла, думаю, как и многие зрители старшего поколения. Осталось смутное чувство неудовлетворённости и вопросы, в первую очередь — к сценаристу Наталии Рыбинской.

На рекламных проспектах, цветных открытках, фотографиях в книжных альбомах красуется, празднично блистает фасадами, витринами, брусчаткой, черепичными крышами парадный Гродно. Но существует и другой город, скромный, не помпезный, с исчезающими укромными уголками, тихими двориками, закоулками, где в сумеречных подворотнях исторического центра глохнут шаги, на подоконниках сидят рыжие кошки, а над головой плывёт колокольный перезвон и близкие облака.