Четверг, 29 октября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR3,0521
  • USD2,599
  • RUB (100)3,3365
TOP

Мэр, когда хотели перемен — Виктор Кудрявец о выборах, митингах, дефиците продуктов и гербе Гродно

В День города мы вспоминаем о руководителях, которые внесли свой вклад в развитие Гродно. Гостем «Вечёрки» стал Виктор Кудрявец, занимавший пост председателя горисполкома на переломе эпох, в 1989–1990 годах. Он рассказал, как в магазинах не хватало колбасы, выделяли три пары сапог на школу, а таксистам всего 20 литров бензина.

От Новосибирска до Мышенки

Виктор Михайлович родился в Свислочском районе, воспитывался в семье железнодорожников.

— Отец вышел на пенсию в 61 год, у него была только одна запись в трудовой книжке — слесарь 6-го разряда паровозного депо, вся жизнь была связана с железной дорогой, — говорит он.

Сын не пошёл по стопам родителей, окончил молодечненский техникум, а на практику уехал в Новосибирск.

— Это была настоящая школа жизни, когда я, восемнадцатилетний парень, оказался далеко от дома в окружении старших ребят. Они пели под гитару песни Высоцкого, Визбора, Окуджавы, читали Вознесенского и Рождественского, организовывали литературные вечера. Я смотрел и думал, что хочу быть похожим на этих образованных студентов.

После практики была армия — готового теплотехника отправили в учебку сначала в Павлодар, затем в белорусскую Мышенку возле Петрикова. После армии Виктора просили остаться на сверхсрочную, но он не согласился и вернулся в Волковыск, где работал в отделе главного энергетика на молочно-консервном комбинате (сейчас это предприятие «Беллакт») и параллельно учился в столичном политехническом институте.

Как выбирали мэра Гродно

В сентябре 1989 года должность главы города стала вакантной после того, как Станислав Андреевский перешёл на работу в облисполком. Тогда в городе уже пробуждалась социальная и политическая активность, собрались многочисленные митинги сторонников перемен. Народ мог избирать себе начальство.

Выборы мэра впервые прошли на альтернативной основе. На голосование депутаты выдвинули двух Викторов — Кудрявца и Сендевича (заместителя председателя горисполкома).

— В горсовете было триста депутатов. Каждый кандидат выступал со своей программой, после проходило тайное голосование, — вспоминает Виктор Михайлович. — Победить на выборах помогло то, что меня многие знали. Я выходил на митинги и разговаривал с людьми. Разговоры были не в кабинетах — приходилось выступать в цехах, на площадях и даже на стадионе, ведь проблем в эпоху дефицита было много.

Три пары сапог на школу

Виктор Михайлович вспоминает пик горбачёвской перестройки и кризис по обеспечению продуктами. Не хватало бензина, таксистам давали лишь по 20 литров, не было докторской колбасы, не хватало водки, сахара, сигарет, обуви и даже женских колготок.

— Это было непростое время, поэтому мы накапливали продукты, чтобы потом отдать их в магазины к праздникам. На собраниях в трудовых коллективах спрашивали у женщин, что им лучше: колбасу или мясо на кости. Выбирали второе, чтобы приготовить борщи, отбивные или котлеты, — говорит Виктор Кудрявец. — Не хватало обуви. Например, на школу выделили три пары женских сапог. Как поделить их на 100 педагогов? Учителя говорили, не нужно нам этих сапог, только переругаемся и коллектив потеряем, — вспоминает мэр. — Всё, что производили в Гродно, отправляли большей частью в Москву в союзный фонд. Сначала выполнялись поставки в союзно-республиканские фонды, а что оставалось — себе в город. Горисполком вместе с городским комитетом партии приняли беспрецедентное по тем временам решение: просить коллектив мясокомбината прекратить отгрузку товара в союзный фонд. Губернатор Арцименя назвал это решение сепаратистским и требовал отмены, но, в конце концов, фонды были пересмотрены в нашу пользу.

Мэру приходилось применять жёсткие меры. Табачная фабрика свои дефицитные сигареты меняла на товары.

— Они выменивали продукцию на телевизоры, холодильники, ковры, а с общегородскими потребностями считаться не хотели. Пришлось разговаривать с руководителями и убеждать, чтобы часть дефицитных товаров распределялась через отдел торговли горисполкома.

В Польшу возили гвозди

В конце 1980-х годов гродненцы всё везли на продажу в Польшу. Поговаривали, что за пять перепроданных телевизоров можно было купить машину. Увозили электродрели, мясорубки, скороварки и даже гвозди. В вагоны влезть было невозможно, тамбур был полностью завален товарами.

Однажды пассажиры выстроились на железнодорожных путях возле вокзала и перегородили путь поезду из Санкт-Петербурга, протестуя из-за нехватки вкладышей, позволяющих выехать в Польшу.

— Приехал на вокзал, разговаривал с людьми, уговаривал, что документы будут на следующий день. И обещание сдержали, — вспоминает Виктор Кудрявец.

Вернули прежний герб

— В горисполкоме работали высококвалифицированные кадры. Это мои заместители Виктор Сендевич, Любовь Бутвиловская, Леонтий Станкевич, Владимир Чеботаревич, Иван Титок, председатели тогдашних Ленинского и Октябрьского районов Владимир Макаревич и Людмила Школьник, — перечисляет собеседник.

Делегации из Гродно побывали с визитами в Белостоке, Миндене, Лиможе и канадском Питерборро.

На встрече с мэром канадского Питерборро

— Бюджет города всегда выполнялся с профицитом. Денег хватало на расходы, а на предприятиях не происходило, что не выплачивали зарплату, — вспоминает мэр. — У немцев хотели перенять опыт реконструкции очистных сооружений, чтобы Неман был чище. Но проект не одобрили в Минске.

В начале 90-х в городском совете, который возглавлял Виктор Кудрявец, в числе 125 депутатов была инициативная группа из 25 человек.

— Их нельзя было назвать оппозиционерами, это были люди со своим мнением и взглядами, они основательно готовились к сессиям. Во время голосования по каким-либо вопросам большинство не давило меньшинство и, если двадцать пять выступали против, решение не принимали, а искали консенсус.

Во время Виктора Кудрявца на посту мэра Гродно вернули герб с изображением оленя Святого Губерта. В советские времена вверху была пятиконечная звезда, в начале 90-х снова появился крест.

В это же время городской парк получил имя Жана Жилибера, здание Бригитского монастыря на улице Карла Маркса передали верующим. Узаконили землю возле Коложской церкви и Францисканского костёла. Виктор Кудрявец лично встречался с митрополитом Филаретом и Тадеушем Кондрусевичем.

Волейбол и деревья

Виктор Кудрявец жил в обычной квартире на проспекте Янки Купалы. Жители дома № 37 вспоминают, что глава города ничем не отличался от простых горожан: сажал деревья и кусты, строил волейбольные площадки. Во многих дворах до сих пор сохранились столбы для волейбольной сетки. Мэр часто играл в волейбол во дворе, а по воскресеньям его можно было встретить в бане на улице Болдина. Привычку попариться Виктор Михайлович сохранил на протяжении тридцати лет. Вопросами о политике и власти мэра горожане в парилке не доставали, выполняли правило: в бане все равны.

В конце беседы мы спросили у нашего гостя, какое его самое любимое место в городе.

— Люблю Коложский парк, люблю стоять возле церкви и смотреть на Неман с высокого берега, — ответил Виктор Кудрявец.

Самое читаемое