Пятница, 7 августа
  • Погода в Гродно
  • 30
  • EUR2,8905
  • USD2,4376
  • RUB (100)3,3334
TOP

Кошкин дом: день из жизни сильных женщин и их 40 питомцев

Гродненский пункт временного содержания котов может закрыться. В следующем году по генплану на его месте собираются строить жилые дома и рекреационную зону. В кошачьем пристанище побывала журналистка «Вечернего Гродно».

Новоселья ждали три года

К домику для кошек на Фолюше можно добраться только по «наводке» волонтёров. Лишнее внимание к нему стараются не привлекать.

— Постройка удалена от жилых домов, поэтому к нам не возникает претензий. Половина из нас без своего авто, но остановки транспорта недалеко. Зимой вокруг уныло, но летом всё утопает в зелени, — встречает меня на пороге куратор кошачьего домика Алёна.

Женщина помогает усатым подопечным десять лет — с момента основания ГООЗЖ «Преданное сердце». Волонтёры арендовали дом в 2015 году, но животные въехали сюда лишь через три года: много времени отнял ремонт изношенного помещения. Занять предложенные здания в Гродненском районе волонтёры не могли: в будние дни их дежурство волонтёров затягивается до ночи, и добираться домой неудобно даже в городе.

— Ремонт обошёлся в 4000 рублей. Долго не могли смонтировать электросети, то же было с водоснабжением. Недавно участок снова хотели отрезать от водных сетей, но пошли нам навстречу и оставили воду. Без помощи неравнодушных людей всё обошлось бы гораздо дороже. Нам отдавали остатки стройматериалов, купили всю электрику, «Электромаркет» сделал скидку на свою продукцию, — благодарно вспоминает Алёна.

Волонтёры робко надеются, что вложенные в ремонт силы не пропадут даром из-за нового генплана. В начале 2021 года на этой территории начнут строить жилые дома и рекреационную зону, в которую должен попасть кошачий домик. В ближайшее время женщины рассчитывают узнать точную судьбу кошачьего пристанища.

— За  два месяца, которые нам дадут после предупреждения о сносе, мы ничего не успеем сделать. На дом было потрачено столько ресурсов, что второй раз мы этот подвиг не провернём, — вздыхает Алёна.

Радуются последним дням

В распоряжении волонтёров веранда, где хранят припасы и медикаменты, и четыре комнаты для 40 обитателей. В общем зале на двадцать животных есть домики, лежаки, игрушки, самодельные лесенки и горки, спроектированные и воплощённые волонтёром Валентиной. Похожая обстановка и в адаптационной, где приходят в себя новички, отбывшие карантин, и остаются те, кому жить в общем зале не позволяет характер. Ещё две комнаты похожи на палаты лазарета: одни задерживаются здесь на период карантина, другие проходят лечение после пережитых на улице невзгод, а для кого-то они становятся последним пристанищем… Ситуации, когда животное умирает, попечители переживают со слезами на глазах, и дело отнюдь не в потраченных на лечение деньгах и времени.

— В последнее время больных много: онкоболезни, почечная недостаточность, переломы… Сейчас от лейкоза умирает кошка. Диагноз не подтверждён, но анализы такие, что врач удивляется, почему она ещё жива. Но она радуется последним дням, и мы скрашиваем их, — вздыхает Алёна.

Ветеринары сами платят за лечение

«Преданное сердце» арендует только часть здания. Вторую половину мог бы снимать кто-то ещё, но желающих пока не нашлось.

— Аренда стоит 150 рублей в месяц благодаря понижающему коэффициенту. Дороже всего обходится электричество: батареи давно срезаны, поэтому единственный выход — безопасные электронагреватели в монолите на 25 кВт. Они экономичны, но зимой обогревают помещение круглые сутки, поэтому за свет мы платим около 400 рублей в месяц. Тёплая зима для нас в радость, — рассказывает куратор.

Домик существует исключительно на пожертвования горожан. К ним добавляют корм, медикаменты, средства бытовой гигиены, лотки, лежанки, игрушки. Вещи быстро изнашиваются из-за постоянного использования.

— Когда помогают массово, покупать в магазине приходится не так много. Закупаем медикаменты и сухой корм, с которым проще соблюдать чистоту и индивидуальный рацион. Кормим плотно: сытое животное быстрее восстанавливается, не мёрзнет, лучше выглядит, — указывает на холёных питомцев Алёна.

Большой статьёй расходов остаётся лечение. Кроме доброхотов, помогающих с оплатой операций и стерилизаций, скидки и рассрочки предоставляют ветклиники.

— Иногда врачи сами оплачивают операцию и дают нам денег на реабилитацию. Ещё к нашим животным регулярно приезжает будущий ветеринар. Это бесценная помощь, — признаётся куратор.

Чёрно-белому коту и не везёт?

В зале нас моментально окружают усатые обитатели: каждый старается обратить внимание на себя. Зарастающий шерстью после стычки с собаками Самсон трётся о ногу, ласковая Мурочка тянет ко мне лапки сквозь решётку клетки, потерявшая хвост и уши Оливка быстро забралась на руки, а оставшийся без передних зубов Дед ласково шепчет что-то на ухо… Сюда попадают разными путями: переезды, аллергии, появление маленьких детей, смерть прежнего хозяина, нежелание возиться с заболевшим или состарившимся животным. Породистые коты — редкость, но одного застать удалось: у карликового шотландца, ставшего жертвой недобросовестной селекции, укорочен позвоночник, недоразвиты внутренние органы.

Есть те, кто живёт в «Преданном сердце» с первых дней существования организации. Статный десятилетний Заяц, которого Алёна вырастила с младых когтей, сторонится даже волонтёров. Возрастным, не идущим на контакт животным, сложно найти дом: лишь один раз просили самого несчастного и невостребованного кота. Редко берут и… чёрно-белых.

— Такое ощущение, будто их не видят, — недоумевает куратор. — Понятно, что в каждом помойном бачке таких пять штук, но ведь они тоже милые и забавные.

Новый друг — по договору и паспорту

Котят в домике нет: у молодняка слабый иммунитет. Малышам нужен постоянный уход, поэтому их определяют на передержки. Алеся признаётся, что знает в лицо не всех, кто берёт котов к себе домой.

— Есть очень большие передержки, когда человек умудряется держать часть котов дома, часть — у родителей, а некоторых — прямо на работе. У таких бывает и по двадцать котов одновременно, — объясняет куратор.

Будущим хозяевам стараются передать вылеченных, привитых и стерилизованных животных. Если со стерилизацией приходится ждать, потом настоятельно убеждают провести эту процедуру.

— Мы показываем пример, и он действует. Теперь, видя во дворе ватагу кошек, слышишь от подкармливающих их старушек гордое «у нас все стерилизованы», — отмечает Алеся.

С новыми хозяевами долго держат связь, просят присылать фото, чтобы убедиться, что питомец адаптируется. Для страховки составляют договор с паспортными данными владельца, согласно которому он обязан вернуть животное в случае возникновения проблем. На контроль просят не обижаться: он даёт гарантию, что животное не окажется на улице на следующий день, не будет замучено или передано в третьи руки.

— Мы не предъявляем претензий, когда хотят вернуть животное, входим в положение. Если трудности преодолимы, рекомендуем врача, советуем корм, везём «родной» лоток. Но если решение окончательное, забираем без лишних упрёков, — утверждает куратор.

Дают клички по сериалам и рандомайзеру

Питомцам не хватает ласки: за повседневными делами на объятия и почёсывания за ушком остаётся мало времени. На уборку, кормёжку и лечение у одного волонтёра уходит около четырёх часов, втроём управляются за час. Среди добровольцев — одни девушки, но они доказывают, что слабый пол может всё: от работы столяра до сантехника. Новички привносят креативные идеи: продвигают рекламу, составляют необычные анкеты для питомцев и придумывают им имена, стараясь учесть характер и отличительные признаки. С последним часто бывают проблемы: Алеся признаётся, что ей порой не хватает фантазии, и в домике появляются Коричневый, Серый, Полосатый. Был период с модой на «человеческие» имена: по домам разъехались Вася, Федя, Фил. Теперь пользуются подсказками рандомайзера и перебирают героев сериалов: например, кошку с угрожающей внешностью назвали Мейзикин, как демонессу из популярного детектива.

Хеппи-энд для «котариума»

Устоять перед кошачьим обаянием волонтёрам не удаётся: у Алёны в квартире осели девять питомцев разных поколений, да и у других жильё скоро превратится в «котариумы». Семьи относятся к такой сердобольности по-разному.

— Когда я пропадаю здесь из-за больных животных или накопившихся проблем, родные требуют расставлять приоритеты. Объясняю, что это временно, но они понимают: меня не исправить, — смеётся куратор.

Кошачий домик — не государственный приют с работой по графику и зарплатой. В этом есть свои плюсы: никто не заставит усыпить «бесперспективных» или отказать в помощи лишнему коту. Но дежурства — ежедневный изматывающий труд, которому не скажешь «нет» из-за усталости, болезни, нехватки времени, поскольку от заботы волонтёров зависят десятки животных.

— Мне было десять, когда подобрала на улице котёнка и плакала, видя, что он умирает, и не зная, как помочь. Заочно жалко даже тех, кого ещё не увидела, потому что знаю: где-то голодают, болеют, страдают коты. Но, как бы ни было тяжело, мы сами ищем этих несчастных, спасаем одного за другим, чтобы у каждого был хеппи-энд, — заключает Алёна.

Если хотите помочь

В кошкином доме всегда нужна помощь руками: кроме уборки можно возить питомцев к ветеринару или взять шефство над конкретным подопечным. Актуальны расходные материалы: мешки для мусора, перчатки, дезинфицирующие и моющие средства, газеты, картон, ветошь, древесный наполнитель, лотки, миски, антигельминтные препараты. Сейчас домик особенно остро нуждается в новых переносках.

Самое читаемое

Разное