Вторник, 11 августа
  • Погода в Гродно
  • 14
  • EUR2,8971
  • USD2,4629
  • RUB (100)3,3368
TOP

Наука — не лёгкая прогулка: ученый из Гродно поразил западных коллег и попал в список самых известных людей планеты

День белорусской науки ежегодно отмечается в последнее воскресенье января. Накануне праздника «Вечерний Гродно» побывал в гостях у доктора биологических наук Александра МАКАРЧИКОВА, который рассказал о недоверии к посудомойкам, фантазиях в науке и «ароматной» коллекции.

Справка «ВГ»

Александр Макарчиков родился в Щучине. В 1993 году защитил диссертацию, стал кандидатом биологических наук, в 2008 получил степень доктора биологических наук. С 2010 года возглавляет кафедру химии Гродненского аграрного университета. Данные о нём занесены в справочник «Кто есть кто в мире», в котором содержатся сведения о 50 000 самых известных людей планеты.

Секрет успеха… в чистой посуде

Любовь к науке у Александра Макарчикова началась в детстве: самым интересным предметом в школе была химия. Свою роль сыграла и бабушка Полина Назаровна.

— Она постоянно обращала моё внимание на чудо работы лампочки, радио, телевизора. Её уважение к людям, причастным к науке, передалось и мне: я благоговел перед учёными, — вспоминает собеседник.

В 1987 году он был принят на должность старшего лаборанта в Институт биохимии Академии наук БССР в Гродно — в престижную лабораторию, оснащённую по последнему слову техники.

— Там меня научили работать правильно. Мой наставник Иван Петрович Черникевич говорил, что успех исследования зависит от чистоты лабораторной посуды. Малейшая примесь — и результат пойдёт насмарку. Никому не доверяю её мыть, надолго занимаю раковину, чем раздражаю коллег. Зато супруга довольна, ведь мытьё кухонной утвари — это моя вторая работа. Посудомойки придуманы для лентяев, — улыбается собеседник.

На мясокомбинате знали в лицо

Молодой учёный поступил в аспирантуру, где занялся исследованием витамина В1.

В процессе работы Макарчиков получил фермент этого витамина — тиаминтрифосфатазу, который никому не удавалось вывести опытным путём. На выделение чистого белка ушло два с половиной года ежедневного труда по двенадцать часов в сутки, половина из которых проходила в холодной комнате при +4 градусах — в тепле выделенный фермент быстро разрушается.

— В день можно проанализировать 20 образцов, а из колонки выходит 150. Много раз приходилось начинать заново, выбрасывая вместе с ненужными образцами две-три недели кропотливой работы. Очистка шла из мозга быка, и на мясокомбинате, куда я ходил за материалом, меня знали в лицо. Но я добился своего: получил тиаминтрифосфатазу, очищенную в 68 000 раз. Вышло всего 15 мкг чистого белка — такое количество даже не увидишь невооружённым взглядом, но это был успех! — рассказывает учёный.

Прозвали «золотой ручкой»

Результат исследования опубликовали в международном научном журнале. В ответ на статью поступило предложение от известного витаминолога Люсьена Беттендорффа, который изучал выделенный Макарчиковым фермент, но не мог его получить. Так началось сотрудничество с Центром молекулярной и клеточной нейробиологии университета города Льежа в Бельгии.

— Секрет крылся в голубой сефарозе: бельгийцы покупали готовую, а я делал её сам. Люсьен предполагал, что на работу уйдёт не меньше полугода, но я справился за месяц. Мы клонировали белок, и из 15 литров бактериальной культуры очистили столько фермента, сколько можно выделить из 25 000 голов крупного рогатого скота. В этом сила биотехнологий, — убеждён учёный.

Люсьен Беттендорфф работает на хроматографе

Макарчиков поразил коллег не только «самопальной» сефарозой, но и умением самостоятельно собрать нужный прибор.

— Этим наши учёные отличаются от западных, — улыбается собеседник. — Люсьен собирался покупать колонки для хроматографии, но я сделал их из стеклянных трубок. Бельгийцы прозвали меня «золотой ручкой».

Не прошла даром и вторая поездка в Бельгию в 2005 году. Коллеги открыли неизвестное производное тиамина — аденилированный тиаминтрифосфат, участвующее в регуляции сигнальных путей и вырабатывающееся, когда клетка попадает в негативные условия. Событие получило широкий резонанс, и Александр Макарчиков мог остаться работать в Льеже. Но учёный с лёгким сердцем вернулся домой.

— В Бельгии забота о человеке не афишируется, но чувствуется на каждом шагу. Захочешь пропасть — не получится, будут лечить насильно, — рассказывает собеседник. — Эта страна хороша для жизни, но я не мог оставить близких. Их счастье и улыбки — самое ценное для меня.

Центр молекулярной и клеточной нейробиологии университета г. Льежа. В 2005-2006 году Центр находился в Институте физиологии, в котором в свое время работал Теодор Шванн — создатель клеточной теории жизни (клеточная теория Шлейдена и Шванна). Потолки по 6 метров

Выполнил план по открытиям

В 2006 году Александр Макарчиков вернулся в родной аграрный университет, где возглавляет кафедру химии. Сегодня больше времени уделяет работе со студентами.

— Совмещать исследовательскую работу с преподаванием тяжело. Науке нужно посвящать себя полностью, — уверен Макарчиков. — Но я план выполнил: хорошо, если учёный за жизнь совершает одно-два открытия. Мало кому удаётся очистить фермент — это остаётся в истории навсегда.

Собеседник сетует: молодёжь не всегда воспроизведёт технологию с готовым набором реагентов, где нужно лишь правильно смешать ингредиенты по инструкции. Но заинтересованных студентов становится больше.

— Радуюсь, когда ребята стараются. Готов пропасть с ними в лаборатории и простить им всё! Они об этом знают, хоть я и называю их лоботрясами. Но даже с наглым студентом нельзя обращаться грубо. К каждому человеку нужно относиться бережно, не обижать. Студенты всё перерастут, а потом вернутся сюда преподавателями, — убеждён учёный.

Кафедра химии в 2013 г.

Зарабатывают деньги и не боятся сказок

Александр Фёдорович ждёт толковых последователей. В лабораториях им предстоит освоить дорогое оборудование: от звукового дезинтегратора за 5000 до спектрометра за 250 000 долларов.

— Наука никогда не окупалась, она даёт знание, которое не приносит денег само по себе. Но благодаря ему мы научились лечить и полетели в космос, — отмечает собеседник. — Под рукой учёного должно быть всё: от копеечной ручки до прибора за сотни тысяч.

По стопам Макарчикова и его коллег из сформированной научной школы идут не многие.

— Наука — не лёгкая прогулка. Учёный должен зарабатывать деньги, обладать интуицией и фантазией. Наука развивается, если мы не боимся делать смелые допущения, а затем стремимся их подтвердить. Проводите аналогии хоть со сказочными персонажами! Так нереальные предположения становятся общепринятыми истинами, — рассказывает учёный.

Александр Макарчиков работает в одной из лабораторий

Кот-антистресс и зарядка от счастья

Большую роль в ежедневной работе играет поддержка семьи, с которой Александр Фёдорович старается проводить больше времени.

— Супруга далека от науки, но постоянно задаёт вопросы. Объяснений не понимает, но её заинтересованность очень важна, — улыбается собеседник. — Когда я засиживался в лаборатории до ночи, а мобильных телефонов ещё не было, она часто не выдерживала, выходила мне навстречу.

С супругой Макарчиков ездит в родной Щучин и отдыхает за книгами.

— Нужно интересоваться разными сферами, поэтому дома собрана большая библиотека. Обожаю аромат книг, они все пахнут по-разному! Если бы случился пожар, в первую очередь спасал бы их и старую коллекцию марок, — признаётся учёный. — Главный спутник моего отдыха — это кот. Стоит взглянуть на него, приласкать, и всё сразу становится лучше.

По мнению собеседника, счастье не в научной степени или должности. Они должны быть естественными атрибутами развития, но не целью.

— Мечтаю только о том, чтобы близкие были здоровы и жили долго. Люблю видеть людей счастливыми. От этого счастья заряжаюсь я сам, — заключает Александр Макарчиков.

Самое читаемое