Вторник, 4 августа
  • Погода в Гродно
  • 20
  • EUR2,8771
  • USD2,4475
  • RUB (100)3,2997
TOP

Дежурный по Ольшанке: один день из жизни участкового инспектора

Юрий СЕРКО служит в милиции восемнадцать лет, тринадцать из них он старший участковый инспектор. О шумных соседях и семейных скандалистах, стереотипах про Ольшанку и звонках после полуночи наш гость рассказал «Вечёрке».

Чтобы повесить карниз, звонят инспектору

Юрий Серко родом из Щучина. Его отец много лет работал в ГАИ, затем — в ведомственной охране. Мама — бухгалтер, сейчас на пенсии. Юрий начинал с патрульно-постовой службы, куда пришёл младшим сержантом, а спустя два с половиной года поступил в Могилёвский институт МВД Беларуси, стал офицером. В 39 лет дослужился до звания майора.

— Мне всегда нравилась юриспруденция. С ней связана наша жизнь с самого первого дня, когда ребёнок получает первый документ — свидетельство о рождении. И мы помогаем людям. Сегодня мало кто задумывается, что, когда одалживаешь больше десяти базовых величин, нужно брать расписку, иначе в суде ничего не докажешь. Молодые строятся и не знают, что после 23:00 шуметь нельзя. Звонят инспектору.

Курирует 15 тысяч человек

Четвёртый год Юрий Серко отвечает за участок в Ольшанке. За ним закреплены улицы Отечественная, Великая Ольшанка и Наполеона Орды —15–20 тысяч жителей. В границы участка попали два социальных дома. «На особом счету» инспектора около 30–40 человек — семейные скандалисты, пьющие и ранее судимые. Четверо из них направлены в ЛТП. Примечательно, что стоящие на учёте — в основном люди семейные.

— Район молодой, магазинов много, охраны не хватает. Увеличилось число краж, в месяц может быть до десяти материалов. Всё потому, что половина из тех, что пьют, ещё и наркоманы. Их основное существование — украл и продал. Мы таких ловим, но найти их сложно, — говорит участковый.

Юрий с семьёй живёт в Ольшанке несколько лет. Утверждение о том, что это «тринадцатый район», считает необоснованным. Преступлений здесь не больше, чем в любом другом микрорайоне города. Сравнивать есть с чем: до этого он дежурил на принеманском участке (чётная сторона проспекта Клецкова).

Заступаясь за сожителя, набросилась с ножом

Опорный пункт, где служит Юрий Серко, располагается в жилом доме.

— У нас есть график, смены, выходные, но милиция — это не работа, а образ жизни. Смену закончил, сдал оружие и снова идёшь на свой участок. Наша работа, в отличие, например, от сотрудника уголовного розыска, более многогранна: тут и преступления, и шумные соседи, и неблагополучные семьи, и поиск призывников, и запросы из налоговой. Восьми часов не хватает, — признаётся Юрий.

Графики составляются на каждый день, неделю, месяц. Много времени занимает бумажная работа. Причём с документами строго: каждая бумажка должна быть исполнена в срок до десяти дней.

Каждый день участковый проходит медосвидетельствование, получает спецсредства (наручники и газовый баллончик), рацию, видеорегистратор и оружие. Пистолет, говорит Юрий, приходилось использовать только раз: пьяная девушка, заступаясь за сожителя, набросилась на участкового и его напарника с ножом в руках.

— Я по сей день вспоминаю ту ситуацию и думаю: если бы она пошла дальше и пришлось бы стрелять, что тогда? Это был большой стресс.

Звонят после полуночи

Много времени уходит на работу по заявлениям. Самые сложные — жилищные споры, но их немного. Больше всего обращений по семейно-бытовым вопросам: скандалят супруги, шумят соседи, курят в подъезде. В последнее время обращаются «потеряшки»: не могут найти свои мобильные телефоны и… велосипеды. В большинстве таких случаев виноваты хозяева вещей.

— Велосипеды оставляют где попало, даже не пристёгивают. Машины бросают открытыми. Раз шёл домой, вижу, в автомобиле такси магнитола работает, видеорегистратор включён. Пробил по базе, звоню хозяину. А тот, мол, я на пару минут. А если бы мимо воришка шёл?

Юрий признаётся, что хватает непрофильной работы.

— Звонит бабушка, что вчера шумел сосед. Мы, конечно, выедем на место, соберём материал, поговорим с соседями, но после документы передаём в ЖЭС или председателям ЖСПК и ТС. Дальше они разбираются. Это работа не милиции, а коммунальных служб.

К слову, номера мобильных телефонов участковых находятся в широком доступе: развешены в школах, магазинах, на подъездах. Звонят часто, и даже ночью. Причин, как правило, две — кто-то выпил и поговорить охота или шумят соседи.

— Участковый не может оставаться в стороне, иначе зачем надел погоны и пришёл в милицию. Но прошу: если нет острой необходимости, не звонить после полуночи, так как у меня тоже есть семья, — говорит Юрий.

В СОП ставят ради безопасности детей

Одна из обязанностей участкового — посещать неблагополучные семьи минимум раз-два в месяц. На гостя реагируют по-разному: одни теряются, другим становится неудобно, что пришёл милиционер, а они с перегаром, третьи что-то меняют в жизни к лучшему.

— Участковый — как терапевт: его не знаешь, пока к нему не попадёшь, — смеётся Юрий.

Есть семьи, которые поставили на учёт случайно.

— В Ольшанке живёт многодетная семья, у них пятеро детей. Матери должны были присвоить почётное звание. В поле зрения милиции никогда не попадали. Но после Нового года супруги поссорились на кухне. Муж что-то резал, махнул и провёл ножом жене по шее. Пришлось накладывать швы, — пересказывает случай из практики Юрий Серко. — Сейчас многие, опасаясь, что поставят в СОП, не вызывают милицию. Но бояться этого не нужно — таким образом государство берёт ребёнка под защиту. Представьте водопроводный кран. Начинает капать вода, думаете, ай, успею. Проходит время, его срывает, и случается потоп. Так и в семейной жизни: муж закричал, во второй раз замахнулся, в третий — ударил…

Пускают в квартиру милиционеров неохотно. Многие дверь не открывают. По закону и не обязаны. Инспектору приходится включать смекалку или ждать «в засаде» от нескольких часов до суток, искать нужного человека через работу, друзей, соседей.

Раскрыть преступление помогают… бабушки

Участковые выезжают и на преступления. На каждое сообщение инспектор должен отреагировать до 25 минут. Ищут злоумышленников с помощью видеокамер, интернета. Когда запись появляется в сети, преступники «сами находятся». Так нашли велосипед, который украли на улице Кабяка: мужчина привёл в милицию родного брата. Ещё один случай: семейная пара вынесла из магазина светодиодные лампочки. Помогают видеорегистраторы в автомобилях и… бабушки.

— Они знают всё и обо всех. В Ольшанке их мало, а на прежнем моём участке, на проспекте Клецкова, такие были.

Отдыхать Юрий Серко предпочитает в кругу семьи. Его жена — учительница, сыну десять лет.

— Работать приходится и в Новый год. Но наши жёны всё понимают. Они наша опора, — говорит Юрий.

Инспектор с удовольствием смотрит сериалы о милиции. Раньше предпочитал «Убойную силу», теперь переключился на «Место встречи изменить нельзя», «Ликвидацию» — они больше отображают реальную работу милиции. Любимые персонажи — Глеб Жеглов и Володя Шарапов.

— Мы не машины, не экстрасенсы. Одним помогаем, а бывает, что проделаешь много работы, а результата нет. Начинаются разговоры, что вот, мол, обратился в милицию, а ничего не сделали. Так и формируется мнение. Но каждому же не объяснишь, — говорит участковый. — В фильме Глеб Жеглов произносит крылатую фразу: «Вор должен сидеть в тюрьме». Так и будет, я в это верю.

Самое читаемое

Разное