Понедельник, 9 декабря
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR2,3479
  • USD2,1154
  • RUB (100)3,3195
TOP

«Нужен дар»: как в Гродно по ночам пекут грузинский хлеб и что главное в тесте

Элгуджа Мания многим хорошо известен как председатель общественного объединения грузин в Гродно. А ещё он уже 22 года печёт для белорусов грузинский хлеб. Накануне Всемирного дня хлеба, который отмечают 16 октября, в пекарне побывала журналистка «Вечёрки».

Чтобы продавать, нужен дар

В Гродно Элгуджа Гаджаевич живёт почти тридцать лет. Гражданская грузино-абхазская война вынудила его покинуть родные края и переехать с семьёй — с тремя детьми, супругой и пожилой мамой — к брату. Первое время, признаётся, было тяжело, денег не хватало даже на хлеб. Многие его соотечественники ушли в торговлю, а Мания, инженер-технолог по образованию, куплей-продажей никогда не занимался.

— У нас был большой участок, мама собирала излишки и везла на рынок. Отец всегда говорил: «Сегодня рынок будет дешёвый». Так и получалось: мама умудрялась так наторговать, что оставалась в убытке. Свой фруктовый сад был, собирали персики по полторы-две тонны. Мама соседям за копейки отдаст, а они на этом зарабатывали. Зато тётя могла продать всё что угодно. Это дар должен быть, не у каждого он есть, — вспоминает детские годы Элгуджа Гаджаевич.

В 1997 году он решил открыть собственное дело — пекарню. Сейчас это частное производственное унитарное предприятие с символичным названием «БелоГрузия». Цех находится на первом этаже городского филиала облпотребощества на улице Суворова, 298 — его Элгуджа Гаджаевич полностью отремонтировал за собственные средства. Здесь мы с ним и условились встретиться рано утром в субботу.

Пекут хлеб по ночам

На часах — шесть утра, во всём здании свет горит только на первом этаже: здесь вовсю кипит работа. Пять человек, в том числе сам Элгуджа Гаджаевич и его супруга, пекут булки, лаваши, хачапури, багеты, колоски, шобы и домашний хлеб. В день — около 1200 хлебобулочных изделий, примерно 500–600 килограммов.

Рабочий «день» начинается в два часа ночи и заканчивается под утро. Тесто замешивают в шести огромных котлах объёмом по 80 килограммов с помощью специальной месильной машины. В цехе установлены весы — мерят, сколько теста нужно для каждой булки. Поскольку помещение небольшое, а столы стоят вплотную к окнам, тесто накрывают полотенцем, чтобы оно не «упало». Хлеб пекут вручную и строго по технологии. Процесс беспрерывный: как с ночи начал, так до утра не остановишься. Вместо обеда булка с маслом, говорит Мания, вкусно получается.

Главное в тесте — мука и душа

Рецепт булок Элгуджа Гаджаевич не раскрывает, признаётся только, что секрет — в муке. Её везут из России. Берут только пшеничную высшего сорта. Тесто — чистый продукт, никаких добавок.

— Мёртвого разве поднимешь? Так и с мукой: если плохая, тесто не поднимется. Если хорошая, булка пышная, красивая получается, даже улыбается: «Возьми меня, покушай», — говорит Элгуджа Гаджаевич. — А ещё надо душу вложить.

Сверху хлеб мажут растёртым сыром с яйцом — тогда получается корочка и булка вкуснее. Сыр по специальному рецепту готовит ОАО «Молочный Мир».

— Я им объясняю, что сыр молодой, а они «брынза» пишут, — шутя, отвечает на вопрос о сорте сыра Элгуджа Мания.

Свежую готовую продукцию развозят по торговым точкам: большую часть — на Центральный рынок и в круглосуточный магазин на улице Суворова, остальное — в магазины поменьше и торговые сети. Сейчас, признаётся Элгуджа Гаджаевич, торговля неохотно берёт в продажу выпечку — во всех гипермаркетах налажено собственное производство.

— Нужен им мой хлеб? В большинстве магазинов плохо относятся к хлебу: мы его всю ночь печём, сами же привозим, а его могут даже не выставить на продажу. Представляешь, какая обида? — скрепя сердце говорит Мания. — На хлебе много не заработаешь, но жить можно.

Несмотря на это, почти вся продукция, говорит он, расходится. И дело не только в свежем хлебе, но и в людях, которые его продают.

— Хлеб — это то, что человек ест каждый день. Поэтому надо выложиться на максимум и уметь его преподнести. А такого человека найти трудно — все хотят всё и сразу. А такого не бывает. Надо много работать. Я в Америке у сына был и всё время связь держал, спрашивал, что и как тут, — говорит Мания.

Гродно — второй дом

Тем временем на улице почти рассвело, и после трудной рабочей ночи Элгуджа Гаджаевич радушно приглашает в свой кабинет, угощает настоящим грузинским хачапури с пылу с жару и вином.

Несмотря на то что Гродно для Мании стал родным, он до сих пор с грустью вспоминает родину. Свой кабинет на предприятии он оформил в белорусско-грузинском стиле: прямо за его спиной — герб и флаг Беларуси, рядом карта Грузии, национальный костюм, на стене — настоящий грузинский кинжал. В небольшом шкафу многочисленные дипломы и грамоты, благодарственное письмо представительства УВКБ ООН в Республике Беларусь за личный вклад в процесс успешной интеграции грузинских беженцев в белорусское общество. И, наверное, самая дорогая реликвия — холст, где изображён родной дом семьи Мания.

Самое читаемое

Разное