Вторник, 16 июля
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR2,291
  • USD2,031
  • RUB (100)3,234
TOP

«У нас нет секретных документов»: директор Национального исторического архива о том, как тракторист стал дворянином, сколько стоит узнать свои корни и где хранится завещание Костюшко

Журналисты «ВГ» побывали в Национальном историческом архиве Беларуси в Гродно и встретились с его директором Татьяной АФАНАСЬЕВОЙ. Гость «Вечёрки» рассказала о переезде из центра города на окраину и Бычках «в томате», сколько стоит узнать свои корни и как тракторист стал дворянином.

Сменили центр на окраину

Пять лет назад архив переехал из центра города в новое трёхэтажное здание на Гаспадарчей улице, 21 (бывшее предприятие «Радиоприбор»).

— В историческом здании XVIII века на площади Тизенгауза он располагался с 80-х годов XIX века. Там же он существовал и ранее, ещё в царское время, затем в 30-е годы XX века. А в 1939 году после реорганизации образовался наш архив. 11 февраля 2020 года отметим 80 лет, — рассказывает Татьяна Юрьевна.

Новое помещение искали не один год. По словам Татьяны Юрьевны, уже было неважно, где оно будет, главное, чтобы отвечало требованиям.

— Теперь у нас приточно-вытяжная вентиляция, микроклимат регулируется автоматически. В хранилищах нет окон, поддерживается необходимая температура — не меньше 18 и не более 20 градусов, влажность 50–55 %, — проводит небольшую экскурсию по новому зданию архива Татьяна Афанасьева.

Деревянные стеллажи, на которых лежали документы в здании на площади Тизенгауза и которые по противопожарным нормам обрабатывались специальным раствором, заменили на металлические. Все документы хранятся в специальных коробках, каждая подписана. Особо ценные — в отдельном хранилище и помечены буквами «ОЦ».

Хранят завещание Костюшко и автографы знаменитых людей

Сегодня в архиве — более 400 тысяч документов ключевых учреждений Гродненской и частично Виленской губерний — теперь это вся Гродненская область и большая часть Брестской. Большинство документов — XIX – начала XX веков, есть и более ранние — XVI–XVIII веков. Недавно архив пополнился большим количеством метрических книг религиозных учреждений первой половины XX века.

Самый ранний документ датируется XVI веком. Это копия привилея великого князя ВКЛ короля Польши Сигизмунда I о подтверждении права Волковысского костёла на десятину доходов 1511 года, а копия, которая хранится в архиве, датируется 1528 годом. Один из самых ценных подлинников — завещание Костюшко, которое он написал в Швейцарии в 1817 году. Оно на немецком языке, есть перевод. Подлинник оцифрован и законсервирован — на руки его уже не выдают.

В отдельном помещении установлены стенды с автографами знаменитых людей XVIII–XX веков: Тадеуша Костюшко, Петра Столыпина, Наполеона Орды, Игнатия Домейко, Михаила Кутузова, Станислава Августа Понятовского и многих других. По словам Татьяны Юрьевны, все ксерокопии документов сделаны на бумаге XIX века.

Архив в Гродно — единственный, где хранятся все номера «Мужыцкай праўды», которую издавали в середине XIX века. Правда, она на латинице. Есть и другая периодика, но она сохранена частично. Например, полная подписка «Гродненских губернских ведомостей» сохранилась только за 1905 год. Всё остальное — в архивных делах в виде газетных вырезок. Хранятся известные энциклопедические словари Брокгауза и Ефрона XIX века. Есть книги из Бригитского костёла. На некоторых из них по сей день остались капельки воска, который капал со свечи на страницы во время чтения.

— У нас нет секретных документов, всё давно рассекречено, поэтому любой может посмотреть архивные материалы, — рассказала Татьяна Юрьевна.

Бычки в томате

Сейчас в архиве работает 19 человек, четверо из них — в лаборатории специальной обработки архивных документов. Здесь бумаги не только восстанавливают, но и оцифровывают. Переносом в электронный вариант занимаются уже более десяти лет, но процесс медленный, сделали не более 10 процентов, так как не хватает людей. Подлинники отсканированных документов на руки не выдают, а предлагают только в цифровом формате. Восстанавливают не только документы, но и карты.

Для реставрации используют конденсаторную бумагу, которая позволяет сохранить документ в течение десятков лет. Некоторые из них хранятся уже 50 лет.

— Сейчас реставрируем документы очень «страшненькие» — первая половина XIX века. Над ними даже трудно дышать. Вот такой «результат» дало наше здание на площади Тизенгауза. — Татьяна Юрьевна показывает полусгнивший документ, в котором каллиграфическим почерком написан текст, который читается с трудом.

Задача реставратора — воссоздать документ так, чтобы его прочитал научный сотрудник. В архиве есть специалисты, которые знают латынь, старопольский язык.

— Но бывает такой почерк, что впятером не можем имя прочитать. Если учреждения были обязаны сдавать документы в губернский архив и часть в губернаторский архив и они старались писать красиво, то у церковников было по-разному. Некоторые писари были не без чувства юмора, — улыбается Татьяна Юрьевна. — Нашли лист с переписью населения, и там деревня Бычки, а кто-то дописал «в томате».

Составляют генеалогические древа

Сегодня в архив приходят не только гродненцы, но и едут из России, Франции, Израиля, Америки, Австралии, Новой Зеландии, Кот-д’Ивуара.

— Легче сказать, кого не было. Африканцы меньше пишут. Активизировались в странах Южной Америки, особенно в Аргентине, Бразилии. Нашли документ, в котором один человек из Скидельской волости иммигрировал в Африку, — рассказала Татьяна Юрьевна.

Она признаётся, что в последнее время научные работники приходят меньше, в основном обращаются за составлением генеалогического древа. Стоит услуга от 150 до 1000 рублей.

— Получится ли генеалогическое древо, зависит от того, сохранились ли метрические книги. Именно в них можно проследить все ветки поколений, — говорит Татьяна Юрьевна.

По 1944 год такие метрики были единственным юридическим документом. Ещё один источник — родовые фонды. Их в архиве три — Слизней, Быховцев и Булгариных. Правда, в последнем в основном переписка на французском языке. Фонд большого магнатского рода Слизней нашли в подвалах волковысского музея.

Главное условие — знать место, где родился. Без этого поиск невозможен ни по метрическим книгам, ни по другим делам.

— Недавно пришёл запрос из Минска: женщина ищет, где родился её отец. Знает только фамилию. И как искать? — недоумевает директор архива. — В Гродно можно посмотреть лишь всероссийскую перепись 1897 года, она первая и последняя. Отец женщины — 1900 года рождения, то есть в ней сведений о нём не будет. И таких «глухих» запросов много.

Некоторые исследователи свои генеалогические древа составляют годами. Порой результаты удивляют. Однажды пришёл парень, работал где-то в колхозе. Ему дали справку, а там написано, что он из дворянского рода. Месяц назад Андрей Разин из «Ласкового мая» приходил за информацией по зданиям Тизенгауза. Были обращения и по Андрею Макаревичу, и по Высоцкому.

Свои корни Татьяна Афанасьева тоже пыталась разыскать, ездила на Алтай, Псковщину, в Калугу, но никого уже не осталось.

— Я всегда говорю: спрашивайте, пока живы люди. Потом всё исчезнет, — добавляет она.


Прочитанные книги отдаёт в детдома

В архиве Татьяна Афанасьева работает 37 лет, из них 16 — в качестве руководителя. Коллектив очень дружный, хоть и женский. Мужчины — только техники, ведущий инженер и реставратор, который оцифровывает документы. Но на 8 Марта поздравляют всегда и дарят цветы.

С выбором профессии, говорит Татьяна Юрьевна, определилась ещё в четвёртом классе. Начинала с архивариуса (сейчас такой должности нет). До этого работала на заводе «Радиоприбор», затем карданных валов (несмотря на невысокий рост и вес — тогда всего 42 килограмма!), потом преподавала историю в школе. Родом из России. Отец — военный, мама — «большая рукодельница», окончила курсы военной швеи. Правда, по специальности почти не работала, а, как и дочка, трудилась на «карданах». Сестра Татьяны Юрьевны пошла по стопам матери и теперь в архиве реставрирует старинные документы.

— Рукоделием занимаюсь от случая к случаю. Моё увлечение — книги. Всегда много читала. Есть вещи, которые могу и десять раз перечитать. Люблю Каверина — «Открытую книгу» или «Два капитана», а фильмы, снятые по их сюжету, могу смотреть бесконечно. Сейчас читаю детективы с исторической подоплёкой, — рассказывает наша героиня. — Прочитанные книги, особенно классику, отношу в детские дома.

В истории ей больше всего интересна Первая мировая война — о ней мало известно и почти нет документов, но, бывает, находится информация о лагерях, где содержались военнопленные. Татьяна Юрьевна любит не только читать, но и сама пишет статьи — на её счету более 100 публикаций.

Самое читаемое

Разное