Понедельник, 20 мая
  • Погода в Гродно
  • 18
  • EUR2,3316
  • USD2,0854
  • RUB (100)3,2282
TOP

Сказала мужу, что ребёнок не его, а он смотрит на соседа — кто и зачем делает тесты на отцовство

На краешке ватной палочки кроются судьбы целых семей. Один молодой человек радовался, когда узнал, что новорождённый не его, другой не смог забрать ребёнка из детского дома, а третий много лет сомневался, его ли дети, с которыми прожил всю жизнь.

На краешке ватной палочки кроются судьбы целых семей. Один молодой человек радовался, когда узнал, что новорождённый не его, другой не смог забрать ребёнка из детского дома, а третий много лет сомневался, его ли дети, с которыми прожил всю жизнь.

С какими ситуациями сталкиваются те, кто решил обратиться за проведением экспертизы отцовства, и как часто гродненцы сдают тест «на правду», рассказали заместитель начальника отдела судебно-биологических и судебно-генетических экспертиз управления лабораторных исследований вещественных доказательств биологического характера комитета судебных экспертиз Гродненской области Сергей АРАНОВИЧ и официальный представитель управления Мария ЛЕШИК.

Готовы ли вы узнать истину

В Гродно тесты в гражданском судопроизводстве и по обращению граждан начали делать с 2014 года, до этого могли провести экспертизу только в Минске.

— Многие удивляются, что в Гродно есть такая услуга, и думают, что для установления отцовства нужно продавать квартиры и платить баснословные деньги, хотя цена вопроса — около 200 рублей, — сказала Мария Лешик. — К нам обращаются, чтобы выяснить, платить алименты или нет.

Самый распространённый образец биологического материала, который берут эксперты, — это слюна. Её с внутренней поверхности щеки снимают ватной палочкой, затем кладут в бумажный конверт, высушивают и анализируют. Этого достаточно для получения всей информации. Второй образец — это кровь. В среднем за год в областном управлении делают около 200 иследований на подтверждение родства.

— Мы должны дать людям возможность узнать правду, — уверен Сергей Аранович. — Но перед каждым тестом я могу спросить у сомневающихся: «Вы действительно хотите знать правду и что вы будете делать, если узнаете, что ребёнок не ваш?» Важно объяснить, готовы ли они с этим жить и сохранить семью.

Сказала мужу обидное слово, а он на соседа смотрит

В лабораторию может привести даже обидная фраза, говорят наши собеседники.

— Женщина в порыве гнева крикнула: «Я на отцовство подам, ребёнок не твой», а мужчину изнутри уже червь точит. Начинают к соседям присматриваться, — продолжает разговор Мария Лешик.

Приходят и пожилые с детьми в возрасте 40–50 лет. Хотят выяснить, родственники ли они.

— Сложно сказать, почему идут на исследование, ведь прошло много лет, вся жизнь, они воспитали детей, дали им образование, — рассуждает Сергей Аранович. — Кстати, все такие тесты подтвердили родственные связи. Однажды дедушка пришёл после смерти жены. Видимо, долгие годы сомневался, его ли ребёнок. Отцовство подтвердилось.

Чаще всего сомневаются свекрови

Иногда мамы не знают, кто отец ребёнка. Одна женщина приходила два раза с двумя разными мужчинами, потом заглянула в третий раз, но очередной потенциальный отец не явился…

Самые активные сомневающиеся — свекрови. Не раз приносили в лабораторию образцы слюны на ватной палочке для анонимной экспертизы. Про таких генетики говорят, что они хотят спать спокойно и не сомневаться в невестке.

— В этом случае результат не имеет юридической силы, мы просто сообщаем, совпадают образцы по родству или нет, — объясняют специалисты.

Бывает, что экспертизы необходимы при разводе, при определении отца на подачу алиментов. Из суда присылают документы, затем вызывают пару для отбора необходимых для исследования образцов крови и слюны, а результаты направляют в суд и не сообщают о них. Бывает, что мужчина и женщина добровольно решили сдать тесты, написали заявление. Такое заключение они могут по желанию представить суду.

Алименты платил не тот отец

Часто обращаются прямо из роддома. Случайно встречаются, например на дискотеке, потом девушка беременеет и говорит, что родила от такого-то.

— Кто-то соглашается и платит алименты, кто-то сомневается и просит провести экспертизу, и если она подтвердит отцовство, то он принимает ребёнка, — говорит эксперт. — Был случай, когда молодая мама тянула из парня деньги на содержание, но к ребёнку его не допускала. Он несколько лет платил алименты, не выдержал, обратился с заявлением. Эксперты взяли образцы крови и слюны у отца, матери и ребёнка, провели два независимых эксперимента. Выяснилось, что ребёнок не от него, и он прямо на крыльце лаборатории танцевал лезгинку и был готов расцеловать всех.

Хотел забрать сына из детдома

Сталкиваются и с грустными историями.

— Однажды женщина принесла ингалятор, которым пользовался её погибший сын, Она рассказала, что к ней пришла девушка, заявившая, что беременна. Гродненка надеялась, что у неё останется родная частичка — внук. Специалистам удалось проверить родство, взяв биологические данные с ингалятора, но отцовство не подтвердилось, — вспоминает Мария Лешик.

Ещё случай. Мужчина и женщина встречались и расстались. Через некоторое время он узнаёт, что её ребёнок оказался в детском доме, потому что мама ведёт асоциальный образ жизни. Мужчина думает, что сын от него, и пытается забрать его, сдаёт тесты, но отцовство не подтверждается. В лаборатории в таких случаях женская часть коллектива не может сдержать слёз, ведь малышу будет лучше с родным человеком, чем в детском доме.

Подтверждали материнство взрослых женщин. Дочки жили в Беларуси и хотели забрать родителей к себе. Оформить документы и вид на жительство в управлении по гражданству и миграции можно по упрощённой схеме, если приезжие — родственники.

— К нам приезжают из Средней Азии, у них опечатка в паспорте. Надо сдавать тесты, обращаться в суд и доказывать материнство, — поясняет генетик.

Вероятность — 99,9 процента

После того как специалисты работают с образцами, они проводят вероятностно-статистическую обработку.

— По белорусскому законодательству родство считается доказанным, если достоверность не менее 99,9 процента, — говорит Сергей.

Все исследования проходят максимально объективно и независимо. Эксперты видят только образец «А» и образец «Б». Это значит, что вмешательство и подтасовка данных полностью исключаются, равно как и давление на эксперта. Каждый специалист подписывает документ об ответственности.