Понедельник, 21 октября
  • Погода в Гродно
  • 12
  • EUR2,268
  • USD2,0388
  • RUB (100)3,1884
TOP

Вину не признали, от показаний отказались: в Гродно прошло первое заседание суда по делу о взрыве на Скидельском сахкомбинате

Фото: tut.by

Начался суд по делу о взрыве на Скидельском сахарном комбинате, в результате которого погибли четыре женщины, ещё одна осталась инвалидом. Первое заседание прошло в суде Гродненского района 11 февраля.

В небольшом зале людей собралось много: единственная выжившая в результате взрыва Марина Урбанович, родственники погибших женщин, а также трое обвиняемых — главный инженер предприятия, начальник цеха готовой продукции, где произошёл взрыв, и его заместитель. Все трое — на свободе, один из них ушёл на пенсию, двое других продолжают работать на сахзаводе. Имущественный вред предприятию составил более 500 тысяч рублей.

Что установило следствие

Напомним, 25 февраля 2017 года, примерно в час ночи, во время транспортировки сахара-песка по галерее, которая соединяет склад на 15 тысяч тонн и главный производственный корпус предприятия, произошёл взрыв взвешенной в воздухе сахарной пыли. Пять работниц комбината с ожогами различной степени тяжести были госпитализированы. Четверо из них спустя две недели скончались. Одна из работниц получила тяжкие телесные повреждения, долгое время лечилась и утратила трудоспособность.

Следствие установило, что во время транспортировки сахара-песка в помещениях образовывалась сахарная пыль высокой концентрации. Транспортная система в местах пересыпания продукции не была надлежащим образом закрыта. В результате пыль смешивалась во взвешенном состоянии с воздухом, накапливалась на оборудовании, строительных конструкциях, воздуховодах, полу, предметах.

Аспирационное устройство для удаления образующейся пыли, которое использовалось в цехе готовой продукции с 2013 года, эксплуатировалось ненадлежащим образом и не обеспечивало её эффективное устранение. Уборка накоплений пыли проводилась нерегулярно, несвоевременно и не полностью, сообщает отдел информации и связи с общественностью Следственного комитета РБ.

«Всё горело, а мы кричали и плакали»

Потерпевшими по делу признаны родственники погибших и пострадавшая Марина Урбанович. Женщина получила серьёзные ожоги дыхательных путей, теперь инвалид III группы. События той роковой ночи помнит до сих пор.

— Пришла на работу к 8 часам вечера, — рассказывает она. —  Смотрели за лентой, мы были втроём. Иногда подходили Терешко и Слуцкая (обе женщины позже умерли), помогали убирать крупные куски сахара — мы не успевали. Резко пошёл огонь, потом взрыв: всё горело, мы не понимали, что творится, кричали и плакали. Всего было два взрыва. Загорелась одежда, помню. Моментами отключались мозги. Сгорела одежда, потом мы были голые. Грузчик помог вниз спуститься…

После взрыва потерпевшие некоторое время были в сознании. Вызвали скорую. Марина Урбанович уверена, что причина взрыва — сахарная пыль, которая в большом количестве скопилась под лентой:

— Если лента крутилась, под ней убрать нельзя. С 8 вечера до момента взрыва конвейер работал без остановки.

По словам Марины Урбанович, в цехе всегда была «такая пыль, что люди не видели друг друга» и начальство об этом знало. Проводили собрания по поводу запылённости, но начальник не реагировал. Когда жаловались, начинал кричать… Цеха убирали сами работники, когда передавали смену. Влажная уборка проводилась редко. Замеры запылённости делали, но предварительно останавливали ленты, чтобы пыли не было. Перед приходом санстанции и проверок в цехе убирали.

— На собрании, где были директор и всё руководство, спрашивали о вентиляции завода… Если поднимались вопросы неугодные, начальник цеха всем закрывал рот: кричал, брызгал слюной… — говорит женщина.

Суд допросил супруга одной из погибших — Татьяны Слуцкой. По его словам, жена постоянно жаловалась на условия работы: пыль забивалась в лёгкие, трудно дышать, через два метра не видно человека.

— Жена говорила, что они предъявляли претензии начальству, — подтвердил мужчина. — Как перевелась в этот цех (а проработала там около десяти лет), жаловалась на условия всем троим обвиняемым. На жалобы начальник цеха говорил: «Не нравится — увольняйся, на твоё место найдём другую». Поэтому терпели — устроиться у нас больше было некуда.

Дочери погибших Лилии Ямонт и Ольги Терешко и сын погибшей Елены Кудерко также слышали ранее от мам о тяжёлых условиях работы. Все женщины, по их словам, рассказывали дома о том, что неоднократно жаловались начальству, но ничего не решалось. Все потерпевшие с обвинением согласны. Сын Елены Кудерко требует от комбината компенсацию в размере 120 тысяч рублей. По его словам, требования отправлены, ответ пока не получен, сообщает tut.by.

Взрыв из-за подброшенной петарды?

На скамье подсудимых три человека. Все трое знали об условиях труда. Свою вину не признают. Их действия квалифицированы по статье 428 («служебная халатность») УК РБ. Если их вина будет доказана, им грозит наказание в виде ограничения свободы на срок от 2 до 5 лет или лишения свободы на срок до 5 лет. Давать показания в суде они отказались. Показания, которые они давали во время следствия, зачитал гособвинитель.

Первыми прокурор зачитал показания начальника цеха готовой продукции, где произошёл взрыв. В этой должности обвиняемый проработал более двадцати лет. За это время подобных происшествий никогда не было. Из его показаний следует, что несколько лет назад в цехе установили пылесос для уборки сахарной пыли, но он не работал, поэтому убирали вручную. Проводилась только сухая уборка при передаче смены. Никаких отметок в журнале об этом не делалось. По роду деятельности обвиняемый ездил на сахкомбинаты в Слуцк и Городею и говорил, что там пыли гораздо больше.

На одном из допросов он предположил, что причиной взрыва могла стать петарда, которую подбросили в цех, — такие слухи ходили на сахкомбинате.

Начальник цеха также рассказывал, что был разработан проект по реконструкции галереи, но требовались большие вложения.

После взрыва начальник цеха уволился по собственному желанию. На допросе говорил, что «стыдно людям смотреть в глаза — город маленький», что «чувствует моральную ответственность перед людьми».

«Когда сообщал о неполадках начальнику, тот кричал»

Второй обвиняемый — заместитель начальника цеха готовой продукции. В этой должности находится около трёх лет. Говорил, что должен был сменить начальника цеха, когда тот уйдёт на пенсию.

Во время следствия он рассказывал, что уборка в цехе, как правило, проводилась по пятницам, при необходимости убирали чаще. Пять лет назад в цехе установили систему аспирации для удаления образующейся пыли. Включали её только во время транспортировки сахара-песка. Однако оборудование работало неэффективно. Его обследовали, приглашали даже представителя фирмы-производителя. Специалист обнаружил дефекты, рассказал, какие запчасти нужно менять, составил акт. О неполадках заместитель сообщал и своему начальнику, но тот кричал, мол, «как же мы народ без сахара оставим».

В момент взрыва пострадавшая Марина Урбанович и погибшие женщины находились на третьем этаже. На вопрос следователя, почему пять работниц оказались в одном месте, предположил, что они убирали некондиционный сахар, который образовывался из-за того, что «текла крыша старого силоса».

Рассмотрение уголовного дела в суде продолжится в феврале и марте.

Самое читаемое

Разное