Суббота, 25 мая
  • Погода в Гродно
  • 19
  • EUR2,3252
  • USD2,0793
  • RUB (100)3,2206
TOP

Из Хрустального в Чикаго: в Гродно показывают фильм, который представят на премию «Оскар». В нём есть место рейвам под статуей Ленина и экспортным лебедям

В четверг, 6 сентября, в киноклубе «Ракурс» открылся новый сезон. Впервые на обсуждение зрителей был вынесен белорусский фильм — «Хрусталь», мировая премьера которого состоялась в июне этого года на Международном кинофестивале в Карловых Варах. В Гродно картину представила режиссёр Дарья Жук.

В Гродно за неделю до премьерного показа на него уже не было билетов. Как и на фестивале в Чехии, зрители стремились попасть в зал даже на места в проходах, но на премьеру дополнительно пустили только прессу. Ажиотаж вызвал не только новый взгляд режиссёра на новейшую историю Беларуси и успех на нескольких кинофестивалях, но и первая за последние 24 года возможность белорусского фильма попасть в номинацию на премию «Оскар». Ради картины Дарьи Жук был специально восстановлен национальный оскаровский комитет, который расформировывается, если страна больше пяти лет не участвует в гонке за заветной статуэткой. Формально голосование должно проходить с участием нескольких претендентов, но «Хрусталь» со своей богатой фестивальной историей, известностью за рубежом и международной поддержкой сразу оказался вне конкуренции.

История, представленная в киноленте, разворачивается в знакомых постсоветских декорациях. Выпускница юридического факультета Веля, внешне похожая на каждую вторую современную столичную девушку, поддерживающую неформальную культуру, носит синий парик, слушает американский хаус на кассетном плеере и стремится в Чикаго за свободой и музыкой. Речь героини пестрит модными английскими словами, тщательно обёрнутыми в американский акцент, она противостоит скучной обывательщине серой и неуютной для неё столицы, борется с консервативной матерью, считающей, что «жить нужно дома». Но для исполнения американской мечты её максималистских порывов оказывается недостаточно. В очереди перед американским посольством девушка узнаёт, что для визы ей нужны крепкие связи с родиной и приличная работа — у Вели же только бойфренд-наркоман и диджейство на рейвах в музее Азгура с танцами под статуей Ленина. Купив поддельную справку якобы с места работы на заводе в посёлке Хрустальный и переписав оттуда номер телефона в анкету, героиня попадает в нелепую ситуацию: в посольстве обещают перезвонить для проверки данных, и Веле приходится ехать к хозяевам незнакомого номера, чтобы уговорить их подтвердить её легенду. Но провинциальная семья живёт совсем другими заботами, вовсю готовится к свадьбе сына-десантника и совершенно не интересуется метаниями главной героини, борющейся за право поднять трубку на старом дисковом телефоне…

Картина могла бы стать комедией с избитой историей обретения счастья в, казалось бы, совершенно неподходящих для героини условиях. Но на глазах зрителя разворачивается драма инициации, в которой Велю ломают физически, психологически, морально. Чужая в Хрустальном, Веля за неделю отсутствия дома становится чужой и для относительно близких людей, которые легко переживают отсутствие девушки, оставляя в её душе ощущение полной ненужности. Ей некуда идти, а мечта о свободе самовыражения и существования в целом ускользает из рук в последний момент, когда в неё были вложены все до копейки деньги, сожжённые мосты прежней жизни, личная неприкосновенность и остатки уважения к себе. Но, несмотря на этот эмоциональный коктейль, зрителя ждёт оптимистичный конец: жестокая действительность не ломает, а только меняет Велю. За неделю своего существования в удручающей её провинции она взрослеет, и уже совсем другие нотки слышатся в её торге за пиджачок «Джорджо Армани».

В этом прочтении образ хрусталя в фильме становится многограннее: из символа ненужного наследия родины он превращается в отражение характера Вели — недаром в изображение коллизий её жизни вклиниваются, на первый взгляд, малосвязанные с развитием сюжета сцены огранки хрусталя на заводе и кристально чистый экспортный лебедь, которого герои увозят с собой из посёлка.

Отчасти «Хрусталь» основан на реальных событиях — в центре сюжета лежит история из жизни сценаристки Хельги Ландауэр, родившейся и выросшей в Москве. Сама Дарья Жук в период своей жизни в Минске была увлечена местной рейв-культурой, а некоторые ситуации, показанные в фильме, происходили со знакомыми съёмочной группы. Картину снимала белорусская кинокомпания «Демарш-фильм» в сотрудничестве с продюсерами из США, Германии и России. По словам Дарьи, у неё был полный творческий контроль над фильмом, а в съёмках принимала участие команда из Беларуси, так что «Хрусталь» — в первую очередь белорусское кино. Посмотреть его в гродненских кинотеатрах можно будет до конца сентября.

Справка «ВГ»

Дарья Жук — белорусский режиссёр. Родилась в Минске, в подростковом возрасте переехала в США. Училась на экономиста в Гарвардском университете (одной из её сокурсниц Дарьи была Натали Портман), шесть лет работала менеджером на телеканале HBO, параллельно продюсируя несколько проектов. Во время учёбы на режиссёра в Колумбийском университете начала снимать короткометражки, одна из которых — «Настоящая американка» — получила приз за режиссуру от New York Womenin Filmand Television и диплом ММКФ «Лiстапад». Трагикомедия «Хрусталь» — полнометражный режиссёрский дебют Дарьи.