Четверг, 21 ноября
  • Погода в Гродно
  • 6
  • EUR2,2646
  • USD2,0457
  • RUB (100)3,208
TOP

Наследники Тизенгауза: как врачи построили имение на месте старинной графской усадьбы

Фото: karalino.by

История начинается сразу у ворот в каролинский фольварк Тизенгауза — аутентичная «брама» сохранилась с XVII века. Слева — «Дубы» (в прошлом конюшня), реальная конюшня. А двор — это парк, мельница, каплица, ротонды, дома, каждый со своим названием, музей и подземное царство…

Почему речка Татарка и что хотел Тизенгауз

Агроусадьба в Каролино стала популярной именно благодаря сочетанию сельского туризма (могут предложить сенокос и завтрак на лугу) и возможностью почувствовать образ жизни XV века. Современный фольварк поднимали из руин несколько гродненских семей — почти пятнадцать лет целенаправленно превращали комплекс старинных построек в настоящее имение.

— Владеют фольварком две семьи, — рассказывает Роман Климук. — Начинал всё мой отец. В Гродно нет мест, которые бы проецировали себя как исторические и могли бы быть функциональными для отдыха. Отца заинтересовала личность Антония Тизенгауза, привлёк тот факт, что его практически вычеркнули из истории, потому что он слишком много знал. Для Гродно он сделал колоссальную работу: строительство, инновации. Отец всё затеял ради восстановления имени Тизенгауза. «Край, который не знает своей истории, не имеет будущего» — это он нам повторял с самого детства. Так фольварк стал частью нашей жизни.

Земли имения когда-то были подарены татарам в знак особого расположения королевой Боной Сфорца. Речка, протекающая рядом, так и называется — Татарка. Территория принадлежала графским родам. Один из первых — граф Глинский, который ездил «венчаться на царство» во времена Бориса Годунова. Но самый яркий владелец — гродненский староста, меценат и реформатор граф Антоний Тизенгауз. При нём здесь заложили парк, собирались построить великолепный дворец — не хуже, чем у Воловичей в Святске. Но замысел так и остался на бумаге.

Самое большое здание в фольварке — бывшей усадьбы, в разное время его отдавали под школу, общежитие для учителей, магазин. В холле стоит отреставрированное фортепиано 1920-х годов. Слева — огромный камин. Сверху каминного портала — родовой герб Антония Тизенгауза, на котором изображён буйвол. Знак сделан по образцу герба князя Станислава Августа Понятовского, с которым они дружили.

Тайный зал масонской ложи

Спускаемся на уровень ниже. Мы уже в подвале. Администратор агроусадьбы Александра уверенно идёт вперёд с тяжёлой связкой ключей, открывая бесконечное количество дверей. Здание действительно огромное. Можно долго блуждать в поисках выхода. Освещение неяркое, приглушённый свет. Как и должно быть под землёй, перестают «ловить» телефоны.

Заходим в небольшую комнату и как будто попадаем к рыцарям короля Артура. Но на самом деле это зал тайных заседаний гродненских масонов. Антоний Тизенгауз был одним из них. Почти всё помещение занимает большой деревянный стол с приставленными к нему массивными креслами. На изголовьях вырезаны гербы влиятельных родов Беларуси. Тут есть Сапеги и Радзивиллы.

Одна из дверей выводит из усадьбы — мы уже под землёй. Длинный коридор высотой меньше двух метров. Над нами всё те же белые потолки. Слышно только гудение вентиляционной системы.

Попадаем в банкетный зал с оригинальными сводчатыми потолками, обложенными замковым кирпичом. Александра говорит, что до реконструкции подвальные помещения были забиты мусором.

После подземелья оказываемся на противоположной стороне усадьбы, у речки Татарки. Перед нами нижняя часть скульптуры, собранной из обломков, найденных в озере. Это изваяние Девы Марии для каплицы. В советское время его развалили трое сельчан. Ходили слухи, что их судьбы сложились трагически.
Следующее здание — в виде шестигранника. Сейчас это коттедж, а когда-то — «ледовня», большой холодильник для припасов.

Строили не просто так

Дальше на нашем пути — большой амбар или бывшая конюшня. Здесь устроили музей, фасад расписан художником-реставратором Сергеем Рыбаком: представлено генеалогическое древо, где каждая ячейка — важная веха в истории Беларуси. Самая первая дата — упоминание о Полоцке в 862 году. Под стеной стоят огромные пни с вырезанными на них ликами Велеса и Перуна.

В музее можно узнать, как реставрировали усадьбу. Сам Антоний Тизенгауз сидит за столом в импровизированном кабинете. Ещё один манекен — императрица Елизавета II. Привезут и фигуру короля Станислава Августа Понятовского. В зале истории быта есть предметы с характерной только для каролинцев росписью. В третьем зале, выставочном, висят картины участников международных пленэров «Гродна — дарог скрыжаванне», которые проходят в фольварке.

Роман Климук рассказывает, что, когда приступали к восстановлению, самым ценным «экспонатом» были ворота. Но ценнее всего — энергетика. Раньше строили не просто так — продумывали далеко наперёд.

Самое читаемое

Разное