Воскресенье, 19 мая
  • Погода в Гродно
  • 22
  • EUR2,3316
  • USD2,0854
  • RUB (100)3,2282
TOP

Архивариус №13: пропавшие награды. Дело о кавалерах ордена Святого Губерта

Название очередного дела для «Архивариуса № 13» созвучно с символикой герба Гродно, и этим привлекло внимание. И тут, и там образ святого Губерта. Хотя, собственно, на этом аналогии и заканчиваются, сам факт кажется более чем любопытным и добавляет интересный штрих к гродненской традиции. Мы же продолжаем наш проект, оставаясь верны принципу: одна история — одно дело…

Иван Русачек «Часовщик»

Название очередного дела для «Архивариуса № 13» созвучно с символикой герба Гродно, и этим привлекло внимание. И тут, и там образ святого Губерта. Хотя, собственно, на этом аналогии и заканчиваются, сам факт кажется более чем любопытным и добавляет интересный штрих к гродненской традиции. Мы же продолжаем наш проект, оставаясь верны принципу: одна история — одно дело…

На поиски ордена Охотничьего рога

19 марта 1823 года глава Министерства внутренних дел Российской империи граф Виктор Павлович Кочубей направил гродненскому губернатору достаточно необычное предписание. В нём говорилось: «…Пребывающая здесь (в Санкт-Петербурге. — Прим. авт.) Баварская Миссия сообщила …управляющему Министерством Иностранных дел список Кавалеров Ордена Святого Губерта, прося о доставлении сведения, все ли показанные в оном кавалеры в живых находятся …Прошу вас, Милостевы Государь мой, по собрании требуемых сведений во вверенной вам Губернии, сообщить оные мне, доставя и орденские знаки, если таковые после умерших кавалеров сего ордена окажутся не отосланными куда следует…».

Награда, о которой шла речь в документе (её ещё называли орденом Охотничьего рога, или Верности), была основана в середине ХV века в память о победе, одержанной в междоусобной войне одним из немецких герцогов как раз на день Святого Губерта, 3 ноября. Три столетия спустя, орден возродился вновь, но уже в качестве высшей награды Баварского королевства, получив ещё одно название — орден Горна. Его кавалером был даже российский император Александр І.

Награда представляла собой увенчанный короной золотой восьмиконечный крест, на котором был выведен девиз In Trau Vast — «Стойкий в верности». В центре знака — известная сцена: коленопреклонённый Губерт, позади стоит слуга. Справа от Губерта — его конь, слева — чудесный олень, между рогами которого крест. Правда, рассмотреть всю композицию возможно было только через увеличительное стекло, настолько миниатюрной оказалась. Оригинальная орденская лента была выполнена в двух цветах: красном, обозначавшем жертвенную любовь Христа, и зелёном — символе воскресения и вечного обновления.

Все кавалеры принадлежали высшему сословию

Собственно, миссию интересовали не все кавалеры ордена, а только те, что «имели всегдашнее свое пребывание в приобретенных от Польши Российских губерниях». К письму прилагался список из одиннадцати фамилий с указанием даты вручения ордена. Все они принадлежали к высшему сословию бывшей Речи Посполитой: Михаил Радзивилл (1763), Игнат Вороницкий (1768), Александр Сапега (1773), Доминик Радзивилл (1773), Франц Ксаверий Сапега (1773), Михаил Любомирский (1776), Антон Радзивилл (1782), Матвей Яблоновский (1787), Матвей Радзивилл (1787), Доминик Радзивилл (1800) и Антон Сулковский (1805).

Как оказалось, больше половины кавалеров ордена Святого Губерта принадлежали роду Радзивиллов. Среди них — бывший виленский воевода Михаил Иероним, первый и единственный князь-наместник Познаньского великого княжества Антоний Генрих, драматург и композитор Мацей Радзивилл, и даже бывший адъютант Наполеона Доминик Иероним! Офицером французской армии был и последний в списке — Антоний Сулковский, дослужившийся до чина бригадного генерала.

Князь Константин награду не нашёл

Ничего удивительного, что местные власти были изрядно озадачены, получив новое распоряжение. Новогрудский уездный исправник в рапорте писал: «…Хотя и оказалось, что из числа приведенных в списке кавалеров ордена был в сем уезде покойный князь Матвей Радзивилл, но действительно ли оставшиеся после смерти его таковой орден отослан куда следует — достоверных сведений не имеется… Оставшийся после смерти его сын князь Константин на запрос мой по сему предмету посылаемый ответствовал, что вышесказанного ордена С. Губерта у себя не находит, а полагает, что после смерти отца его могли отправить куда следовало назначенным опекуном, но о точном отправлении удостовериться не возможно, за смертью самих опекунов…».

То же следовало из рапорта слонимского исправника, который доносил, что князь Александр Сапега умер ещё в 1793 г. в Варшаве и «где по его смерти таковой орден девался никто не знает». Ни в Гродненском, ни в Кобринском, ни в Пружанском, Брестском, Волковысском и Лидском уездах наследников представленных в списке лиц и вовсе не оказалось!

В конце того же года министр внутренних дел, обеспокоенный затянувшимся молчанием, напомнил о своём распоряжении. А тут ещё из Житомира, от Волынского губернатора, который получил такое же предписание, пришло сообщение, что упомянутый в списке князь Франциск Ксаверий Сапега должен проживать «в вверенной Вашему Превосходительству губернии». Пришлось снова запрягаться слонимскому исправнику и писать, что искомый князь действительно живёт в уезде в местечке Деречин!

На этом последнем документе «Дело о доставлении сведений о кавалерах ордена Святого Губерта» и заканчивается. Что стало с орденом, который мог оставаться среди реликвий владельцев дворца в Деречине, не известно. Возможно, он, как и предполагалось статутом, был отослан в Баварию. Хотя, вполне вероятно, что его ждала совершенно иная судьба, и спустя всего несколько лет награда баварского королевства отправилась отсюда в Петербург вместе с другими сокровищами, конфискованными властями после очередного неудачного восстания…

Архивариус №13: что скрывают папки с архивными документами

Архивариус №13: Лекарь. Дело о крестьянине Гольце Антоне, незаконно именовавшим себя доктором

Архивариус №13: Переписка о деревне Радость