Вторник, 22 сентября
  • Погода в Гродно
  • 22
  • EUR3,0555
  • USD2,5833
  • RUB (100)3,3978
TOP

Картинки с улицы Босняцкой. Часть 1: о заговорах лекаря, портрете Николая II и о том, как бежали от войны

Снимок сделан в 1921 году во Владивостоке

Мы начинаем публиковать отрывки из готовящейся к публикации книги о коренной гродненской семье. В неё вошли воспоминания родителей, бабушек и дедушек, записанные Татьяной Чернышёвой, и много интересных фактов о жизни Гродно и гродненцев в начале и середине XX века.

«Наша семья, наверно, одна из немногих, кто может назвать себя коренными жителями Гродно. Наши родственники — Костюки, Матусевичи, Волошины, Наливайко, Костецкие, Высоцкие — проживают с давних времён на территории от Гродно до Белостока. Мой дед приехал в Гродно перед Первой мировой и всю жизнь прожил в этом городе. Бабушка обладала чудесным даром рассказчицы. Это позволило мне собрать множество историй…» — говорит автор книги Татьяна Чернышёва.

Татьяна сейчас живёт в Бресте, но часто приезжает, чтобы навестить свою маму — Веру Фёдоровну Чернышёву. В октябре прошлого года Вере Фёдоровне исполнилось 88 лет. Она окончила физико-математический факультет Гродненского пединститута. Работала учителем в школах города, с 1972 — завучем в ПТУ № 120 текстильщиков.

Как рассказала Татьяна, у мамы, несмотря на преклонный возраст, отличная память. Она записала и нарисовала всё, что помнит о Телеграфной улице, прежней Босняцкой, где жила сначала в доме № 2, позже — в доме № 18. На углу Телеграфной и Ожешко, где теперь скверик, до 1941 г. стояло четыре дома, в том числе и маленький ресторанчик «Затише». Две бомбы уничтожили и дома, и людей. Выжившие переселились кто куда. Уцелел и ящик с фотографиями, рисунки, документы. Многие из них уникальны и никогда не публиковались.

Мужики пошли друг на друга с косами, а остановила их молитва

…Мой дедушка Фёдор Григорьевич Костюк родился 24 декабря 1898 года в селе Юровляны Берестовицкого повета в семье крестьян. Крепостными не были, имели свою землю.
Дедушкин отец — Григорий Костюк — слыл лекарем. «Заговаривал» агрессию, вражду, неверность. Лечил травами. Дедушка рассказывал, что однажды два соседа разругались из-за межи между их участками. Межа устанавливалась по ширине примерно 55 см. Это длина двух мужских стоп. Ширина межи соблюдалась неукоснительно. А тут кто-то из мужиков присоединил её к своему участку. Дело дошло до драки — пошли друг на друга с косами. Женщины заголосили и бросились за помощью к Григорию. Тот взял Библию и обошёл спорщиков вокруг, шепча что-то каждому. Они как стояли друг против друга с косами, так и простояли до заката солнца. Потом повалились на землю и спали до утра. А утром не могли ничего вспомнить, но больше не ссорились.

Дети Григория, а было их пятеро, этим даром не обладали, но зато трое сыновей играли на всех известных в то время деревенских музыкальных инструментах, а Фёдор ещё и прекрасно рисовал. Бумага была дорогой, поэтому рисовал на земле.

Как крестьянский сын уехал в Гродно и стал портным

Мать дедушки — Мария Матусевич — родом из-под Индуры. Её родные братья жили в Гродно. Матвей был портным, другой брат — заседателем в суде, третий работал где-то на железной дороге.

Матвей предложил сестре Марии взять на обучение портняжному делу её сыновей. Жизнь ремесленника в городе виделась крестьянам более зажиточной, чем тяжёлая крестьянская доля. И хотя каждая пара рабочих рук в деревне была на счету, отец с матерью отпустили Фёдора в Гродно к дяде на учёбу. Позже в Гродно перебрались и другие братья.
За обучение Фёдор помогал дяде по хозяйству. Он был прилежным учеником, понимал, что всё, чему он научится, будет его кормить. Но тут грянула Первая мировая война.

Николай II посетил военный госпиталь и подарил портреты

В самом начале войны с Фёдором приключилась интересная история. Царь Николай II инспектировал военные госпитали. Посетил в том числе и Гродно. Дело было осенью, но горожане украсили арками живых цветов весь маршрут от железнодорожного вокзала (сегодня улица Ожешко) до госпиталя в новом здании (Дзержинского, 28).

Николай II шёл от вокзала пешком в окружении свиты и представителей городского управления. Горожане встречали царя восторженно. Дети, молодёжь забегали вперёд, чтобы ещё и ещё раз увидеть самодержца. Фёдор был в их числе. Когда император вышел из госпиталя, он через адъютантов подозвал к себе пять-шесть молодых ребят из толпы. В их число попал и Фёдор.

Царь расспросил каждого, как зовут, чем занимается, из какой семьи, будет ли защищать Родину, если придётся воевать. Беседа не была долгой, но в конце каждый получил из рук монарха маленький подарок: коронационные портретики царя и царицы.

Позже рассказывали, что такие портретики, оловянные кружки с царским вензелем и пятирублёвики получили все раненые. Одну такую кружку можно сегодня увидеть в музее истории религии на Замковой. А портретики хранятся в нашем семейном архиве до сих пор.

Война прогнала на Дальний Восток

Фронт приближался к Гродно. Многие семьи стали уезжать на восток. Мой прадед что-то продал, что-то обменял, посадил всю семью на телегу и отправился в путь. Ехали долго, коня по дороге пришлось отдать на нужды армии. По России прокатилась революция, вспыхнула гражданская война, началась иностранная интервенция. Пытаясь уйти от всех бед, оказались на Дальнем Востоке — сначала в Благовещенске, потом во Владивостоке. Григорий пробовал вывезти семью в США, но не удалось.

В Благовещенске старших сыновей призвали в формировавшийся в это время красный батальон, о чём есть запись в военном архиве в Санкт-Петербурге. Дед Фёдор отправился бить белогвардейцев и в первом же бою был контужен взрывом снаряда. После лечения в госпитале его отпустили к семье. Из своей жизни на Дальнем Востоке рассказывал о военных кораблях, песнях русских моряков. Дедушка записал целую общую тетрадь песен, сопроводив их рисунками военных кораблей. Тетрадь эта сохранилась.

Продолжение следует…

Самое читаемое

Разное