Среда, 23 октября
  • Погода в Гродно
  • 8
  • EUR2,2702
  • USD2,0373
  • RUB (100)3,2006
TOP

Мурлындия

Мне пять лет. В комнату сквозь морозный узор на оконном стекле пробиваются лучи солнца. С раннего утра протопленные бабушкой кафельные печи согревают наш уютный дом. Хвойный аромат наряженной ёлки дарит ощущение праздника и волшебства — сегодня Новый год, придёт Дед Мороз и вручит мне плюшевого мишку. Хлопнула входная дверь — это с улицы впустили в дом кота Маркиза. Угольно-чёрный с белым пятном на шее, он мигом вспрыгивает на мою кровать и залезает под одеяло. Топчется холодными лапами, устраивая для себя удобное лежбище. Вместе нежимся в дремоте. Маркиз мурлычет песенку. В то время по радиоточке транслировали сказку о чудесной стране Мурлындии, в которой её граждане, кошки и котята, умели разговаривать на человеческом языке. Но их страну разорил злой мальчик, жители разбежались по всей земле и разучились разговаривать, они только мурлыкали, вспоминая песенку: Не Африка, не Индия, на целый мир одна Мурлындия, Мурлындия — чудесная страна!.. Маркиза считала особенным существом, с ним разговаривала. Кот меня понимал, он щурил жёлтые глаза и улыбался.    К нашему частному дому примыкал двор с садом. Коты и кошки заводились в нём сами по себе: кого-то подбрасывали в наш двор добрые люди, какой-нибудь кот сам случайно забредал и постепенно становился членом звериной семьи. Иногда таких приживальщиков, как их называла бабушка, насчитывалось несколько особей. Дворовая собака их не гоняла, относилась к кошачьему населению миролюбиво. Кошки рожали потомство на чердаке или в сарае, приводили к крыльцу дома уже подросших котят. Их приходилось раздавать знакомым и соседям. Решением этой насущной проблемы занималась и я: писала на листках школьной тетради объявления о раздаче домашних питомцев с указанием адреса и расклеивала их на столбах и заборах. За котятами приходили разные люди, но в основном разбирали старушки, одаривая меня копейками. Перед тем как нарезать сырое мясо, мама имела привычку затачивать нож о нож, и этот характерный металлический скрежет двух лезвий служил сигналом для

Мне пять лет. В комнату сквозь морозный узор на оконном стекле пробиваются лучи солнца. С раннего утра протопленные бабушкой кафельные печи согревают наш уютный дом. Хвойный аромат наряженной ёлки дарит ощущение праздника и волшебства — сегодня Новый год, придёт Дед Мороз и вручит мне плюшевого мишку. Хлопнула входная дверь — это с улицы впустили в дом кота Маркиза. Угольно-чёрный с белым пятном на шее, он мигом вспрыгивает на мою кровать и залезает под одеяло. Топчется холодными лапами, устраивая для себя удобное лежбище. Вместе нежимся в дремоте. Маркиз мурлычет песенку. В то время по радиоточке транслировали сказку о чудесной стране Мурлындии, в которой её граждане, кошки и котята, умели разговаривать на человеческом языке. Но их страну разорил злой мальчик, жители разбежались по всей земле и разучились разговаривать, они только мурлыкали, вспоминая песенку:

Не Африка, не Индия, на целый мир одна

Мурлындия, Мурлындия — чудесная страна!..

Маркиза считала особенным существом, с ним разговаривала. Кот меня понимал, он щурил жёлтые глаза и улыбался.   

К нашему частному дому примыкал двор с садом. Коты и кошки заводились в нём сами по себе: кого-то подбрасывали в наш двор добрые люди, какой-нибудь кот сам случайно забредал и постепенно становился членом звериной семьи. Иногда таких приживальщиков, как их называла бабушка, насчитывалось несколько особей. Дворовая собака их не гоняла, относилась к кошачьему населению миролюбиво. Кошки рожали потомство на чердаке или в сарае, приводили к крыльцу дома уже подросших котят. Их приходилось раздавать знакомым и соседям. Решением этой насущной проблемы занималась и я: писала на листках школьной тетради объявления о раздаче домашних питомцев с указанием адреса и расклеивала их на столбах и заборах. За котятами приходили разные люди, но в основном разбирали старушки, одаривая меня копейками.

Перед тем как нарезать сырое мясо, мама имела привычку затачивать нож о нож, и этот характерный металлический скрежет двух лезвий служил сигналом для котов. Они прибегали в кухню, чтобы полакомиться мясными охлапами (ненужными обрезками), требовательно мяукали и царапали когтями деревянные ножки кухонного стола. Если кот оказывался воришкой, мы трепали разбойника за уши и стыдили, но больше в дом не пускали.

Кормились коты в основном рыбной мелочью по 20 копеек за килограмм, дешёвой ливерной колбасой. Перепадали им сметана и молоко. Специального корма «суперпремиум-класса» для кошек тогда не было, котов не стерилизовали и не делали им прививок. Понятно, что и лотков с песочком в частном доме не держали. Чистоплотные животные справлялись на улице. Кошки ловили мышей, приносили добычу показать хозяевам и уже после демонстрации своей полезности съедали. Но у некоторых были свои предпочтения. Кот Пушок жадно поедал нарезанный ломтиками сырой картофель. Кошка Пуся обожала переспелые груши. Обнаружив у кошек блох, мы грели воду и купали их в корыте с хозяйственным мылом. Ненавистная процедура купания для зверьков оборачивалась стрессом, коты после неё некоторое время боялись даваться в руки.

Заболев, коты искали целебные травы — самолечение им помогало выздороветь, а состарившись и почуяв приближение смерти, уходили со двора, и никто не знал, куда именно.

В марте наши коты пропадали на турнирах. Возвращались с боевыми шрамами, которые мы мазали зелёнкой и посыпали стрептоцидом. Верила, что они вернулись победителями.

С детских лет изучив привычки кошачьего племени и понимая их свободолюбивую натуру, я в городской квартире не завожу котиков. Замкнутое пространство для них — тюрьма. Нельзя мучить животных неволей.

Специально не фотографирую кошек, но если вдруг встречаю замечательную кошачью морду на улице, в дачном посёлке или деревне, не упускаю этой возможности. Мне жаль брошенных дачниками питомцев — приходится всю долгую зиму для них возить корм, чтобы выжили в суровых условиях. Ведь эти изгнанники страны Мурлындии давно меня приручили к себе.

Среда обитания — семидесятые

Первый снег и старые гродненские двери

Зимние каникулы

Сочельник Рождества Христова 

Графика зимы

Фантом памяти

Деревенская зима

Дачные натюрморты

Семидесятые. Часть II

Семидесятые. Часть III

Над Неманом

Горожане

Поле на Фортах. Времена года

Лето красное

Венец лета

Осенняя прогулка

Про тыкву

Небеса

Гродненские фотоистории

Январская оттепель

Февральские истории 

Самое читаемое

Разное