Среда, 22 мая
  • Погода в Гродно
  • 21
  • EUR2,3142
  • USD2,0759
  • RUB (100)3,2154
TOP

Дикая жизнь домашних животных: беспризорное стадо коров зимует на полях, а любопытных людей и машины могут поднять «на рога»

Беспризорные коровы много лет гуляют по огородам и колхозным полям на границе Щучинского и Вороновского районов. Хозяин есть, но содержать стадо почти в 100 голов ему не за что.

Домашние животные одичали, расплодились и стали похожи на своих древних предков — туров с длинными острыми рогами и горячим нравом. Сельчане их побаиваются, а местные СПК подсчитывают убытки, потому что стадо ходит и кормится где попало, в том числе и на колхозных полях.

— Быў рапс у Падгалішках, увесь з’елі. Самі плодзяцца… Я тут маю тры каровы і цэлы год свежы сенакос скашваю, а ў яго — 200 было. Яны ж ні разу не доеныя. Адну сельскую выдаішь — малако там-та прыбывае. А гэтых запусцілі… У ніх жа самiх нічога няма, а тое, што ёсць, валіцца, — рассказал местный житель.

Продал машину, чтобы купить второй хутор

Хозяин получил коров по наследству. Витольду 35 лет, живёт он с матерью на хуторе неподалёку от деревни Кунеи. На приусадебном участке мы увидели несколько обычных, вполне мирных бурёнок. Остальных мужчина держит на втором хуторе в Бурносах, куда каждый день ездит на велосипеде.

Местные жители говорят, что семья благополучная, правда, живут «как дикари»: к чужим не выходят и почти не общаются с соседями, только с родственниками в Кунеях. Мы приезжали к ним несколько раз, в доме явно кто-то находился, у дверей стоял велосипед, но нам так и не открыли. Пришлось ехать в Бурносы с проводником, юрисконсультом ОАО «Первомайск-агро» Юрием Прецкайло.

Хутор Витольд обменял на машину, но до сих пор его до конца не оформил. На заброшенном участке сохранилось несколько сараев в полуразрушенном состоянии. Во дворе — стога соломы, забора нет, так что стадо ходит где попало.

Наконец мы увидели: в кустах у дороги и во дворе среди взрослых особей под присмотром увесистых самцов резвились совсем молоденькие телята. К незваным гостям на своих огородах люди привыкли, но близко к ним не подходят, говорят, могут на рога поднять. Наиболее предприимчивые сельчане, как настоящие ковбои, бесхозных телушек отлавливают, ведь точное их количество не знает даже сам хозяин. На вид «беспризорники» почти вдвое больше домашних и похожи на курчавых молодых зубров. Страшновато, особенно когда стадо идёт от хутора к ферме по просёлочной дороге.

В конце прошлого года женщина за рулём, чтобы не въехать в коров, свернула в кювет и опрокинула свой микроавтобус. Сама не пострадала, но машина требует серьёзного ремонта. Как теперь починить, не знает, ведь бус был её единственным средством заработка.

Парадокс: у Витольда, по самым скромным меркам, целых 80 тысяч рублей гуляет по полям, а денег одомашнить стадо и построить забор на хуторе нет. На мясо продавать своих животных хозяин отказывается.

— Он пальцем их не тронет, ему нравится с ними возиться. После обеда едет на хутор и возвращается только поздно вечером. Однажды даже пастуха нанял, платил ему, а теперь сам досматривает. Да разве за таким поголовьем уследишь? Вот корм иногда купит, — рассказывают соседи.

Хозяйство подсчитало ущерб на 100 тысяч рублей

Больше всего страдают от беспризорного стада местные хозяйства. В прошлом году только ОАО «Первомайск-агро» выставил ущерб почти на 20 тысяч рублей и забрал часть голов. После нескольких судов из 200 особей осталось не больше половины.

— В прошлом году на колхозном поле в Ходилонях стадо съело почти 80 процентов рапса. По подсчетам экономистов, ущерб — около 80 тысяч рублей. Если сейчас ничего не предпринять, к весне поголовье вырастет голов на 40, — рассказал директор ОАО «Первомайск-агро» Валентин Голамбовский.

Что делать, в хозяйстве решить не могут. Просто отловить и забрать коров нельзя: нужно получить согласие хозяина.

В интервью на ОНТ Витольд говорил, что и сам готов избавиться от стада, но нет желающих его приобрести. Ухаживать за таким поголовьем — обременительно, оформлять — дороже, чем оставить как есть. Но теперь он позицию изменил и отдавать своих «домашних» животных не хочет.