Вторник, 22 сентября
  • Погода в Гродно
  • 11
  • EUR3,0414
  • USD2,5658
  • RUB (100)3,4205
TOP

«Ощущений, что началась война, не было» — старший прапорщик Олег Мищенко рассказал о первых днях афганской войны

— Ощущений, что началась война, не было. Мы думали, что спецоперация и вылеты наших вертолетов будут временными, а не затянутся на десять лет, — говорит старший прапорщик Олег Мищенко. Ветеран-афганец вспомнил, как всё началось.

38 лет назад, 25 декабря 1979 года, вертолётную эскадрилью на границе с Афганистаном подняли по тревоге. Кушкинская дивизия под командованием генерал-майора Шаталина перешла границу Афганистана и стала первой на территории чужой страны.

Военнослужащие разместились в чистом поле на аэродроме в Шинданде. Их семьи остались по ту сторону границы. Увидеться с родными получалось только в отпуске. Позвонить возможности не было, поэтому обменивались письмами.

— Мы жили в палатках, которые отапливались печами-буржуйками: днём стояла жара, а ночью всё замерзало, — вспоминает ветеран. Лишь спустя несколько лет быт военнослужащих улучшили и построили специальные модули для жилья.

Кабанов расстреляли на мясо

Первое время военные питались тушёнкой, но за несколько месяцев она приелась. Тогда летчики пошли на хитрость и во время одного из вылетов рядом с иранской границей расстреляли из пулемета 13 диких кабанов. «Мяса лётчикам хватило надолго», — смеётся Олег Васильевич.

С местными жителями советские военные практически не пересекались — эскадрилья размещалась на аэродроме за городом.

Прапорщик Мищенко был начальником боепитания 302-й отдельной вертолётной эскадрильи. Перед каждым вылетом он проверял укомплектованность боевых вертолётов бомбами, пулемётными лентами и другим вооружением.

— До афганской войны на вертолётах не устанавливали боеприпасы, всё это делали сами лётчики, которые приваривали рамы для бомб и пулеметов, — говорит Олег Мищенко. — Мы самостоятельно вооружали Ми-6, Ми-8 и Ми-24. К нам приезжали инженеры, которые спустя несколько лет начали производство уже боевых вертолётов.

Могли поднять в любое время суток

О войне Олег Мищенко старается не вспоминать и больше рассказывает о быте первых военнослужащих на афганской земле. Ему, как и многим интернационалистам, приходилось видеть смерть людей — за время службы эскадрилья лишилась вертолёта, сбитого над ущельем Лор-Кох. Оттуда тела погибших доставали три дня. В том бою советские войска потеряли генерала и нескольких офицеров.

Служба в Афганистане продолжалась два года. Затем Олегу Мищенко пришла замена из Гродно. С 1981 года он стал комендантом гродненского аэродрома.

— Обязанности не изменились, но стало спокойнее, — оценивает «афганец» переход к мирной жизни. — На войне нас могли поднять в любое время суток.

Но остаться в городе надолго не удалось. Через четыре года семью военного перевели в Германию — на аэродром в городе Хетштедт, который находится в 25 километрах от Магдебурга. В 1988 году в семье Олега Мищенко родился сын.

— За пять лет я сменил три места службы в Германии и застал воссоединение страны, но в 1990 году из Германии начали выводить войска и мы были вынуждены вернуться в Беларусь, — говорит мужчина.

Недавно Олег Мищенко случайно встретил своего однополчанина по Афганистану Николая Володина в автобусе. Оказалось, что и живут они на Фолюше недалеко друг от друга. В Беларуси тех, кто служил в начале войны в Афганистане, почти не осталось. Большинство сослуживцев отправились на войну позже, в середине 80-х.

Наш разговор прерывает телефонный звонок. Из мобильника доносится голос Александра Розенбаума — мелодией звонка стоит одна из самых известных песен афганской войны «Чёрный тюльпан».

В память о службе в Афганистане у Олега Мищенко осталась фотография, которую сделали в первые дни войны. На чёрно-белом снимке — портреты молодых ребят и надпись «Мы были первыми». Все они остались живы и спустя два года вернулись домой.

Самое читаемое

Разное