Вторник, 20 августа
  • Погода в Гродно
  • 24
  • EUR2,2759
  • USD2,0524
  • RUB (100)3,0842
TOP

Оксана Пликус: «Артистку режиссер раздевает, когда уже не осталось других средств» — откровенное интервью примы гродненского областного театра о профессии и о себе

Оксана Пликус — актриса, которые уже давно играет ключевые роли в гродненском драматическом театре. Но мало кто знает, что она оказалась там чуть ли не случайно, по объявлению в газете.

В детстве она была звездой класса и «Алисой» — девочкой с другой планеты. После выхода фильма «Гостья из будущего» к ней это прозвище приклеилось до окончания школы. Сама Оксана объясняет это семейными особенностями:

«Наша семья всегда была очень сентиментальной. Помню, когда мама рассказывала «Девочку со спичками» Андерсена, мы обе рыдали. Старшая сестра, глядя, как тонет в болоте Лиза Бричкина из фильма «А зори здесь тихие», плакала в голос. Папа был голубятником, держал более 50 голубей, и плакал, когда лучшего породистого голубя задрал ястреб. Эта тонкокожесть, присущая нашей семье, передалась через поколение мне и моим детям».

 

Кадр из спектакля «Возвращение Дон Жуана»

Про театр Оксана никогда не думала. В поселке Большая Берестовица, где она выросла, не было ни театра, ни театральной студии. Неудивительно, что после школы поступила в Гродно на филологический факультет в университет им. Янки Купалы. И, вполне возможно, стала бы отличным учителем. Но в 16 лет, когда впервые уезжаешь из дому и живешь самостоятельно, может оказаться, что видишь жизнь иначе, чем твои родители.

«Однажды ко мне в общежитие приехала мама. Для нее это был полный шок. Она зашла в комнату и обомлела. Дым коромыслом, кто-то на кровати с мальчиком лежит, посреди комнаты кастрюля с сухими макаронами. Когда она попыталась меня забрать, оказалось, что мои сапоги надела другая девочка, которая ушла в университет. В общем, я даже сессию не сдала».

 

«Для меня это был мир небожителей»

В театр на прослушивание ее буквально за руку привела мама, прочитав объявление в газете о наборе в труппу. После поступления на заочное отделение Оксана официально стала актрисой драматического театра.

Если режиссеру Михаилу Резцову было понятно, что труппе нужна свежая кровь, то актеры встретили новых артистов, набранных по объявлению, с большим недоумением и подозрением. Ведь на самом деле это были люди, которые ничего не умели. В такой атмосфере непросто было найти свое место. До поры им даже запрещено было разговаривать с настоящими актерами. Чтобы понять, что такое профессия актера, Оксане понадобилось пять долгих лет наблюдений и постоянной учебы.

«Для меня это был мир небожителей. Они все были неземными существами. Мы сторонились их и незаметно наблюдали из-за кулис. Но пока я не стала получать удовольствие от зрителей, от их реакции, пока не почувствовала, что идет отдача от зала, я не понимала, что же такое на самом деле быть артистом. Большая роль случилась в «Пьемонтском звере». Впервые мне надо было протянуть сквозную линию героини. Все время приходилось находиться на сцене, менялись партнеры, и ты по кусочкам складывала роль. И когда в конце закричали «Браво», вот тогда я поняла, что надо продолжать двигаться в том же направлении».

Кадр из спектакля «Городок»

В спектакле «Сказки дикого леса»

В какой-то момент артисты приняли Оксану. И долгое время ее актерские работы коллеги принимали вполне благосклонно. Пока была молодой, пока не было за что сильно ругать. Было какое-то снисхождение, ей давали некую фору — «у нее еще всё впереди». Ролей становилось всё больше, а понимание профессии всё глубже; с некоторыми можно было справиться с ходу, но привлекало преодоление…

 

«Были роли, когда было очень тяжело. Когда просто хотелось сбежать. Ты мучаешь себя, жилы наматываешь на кулак. Да, кажется, зритель верит, а вот коллегам понравиться ой как не просто. Вроде всё делаешь, а к тебе заходят и спокойно говорят: «С премьерой». Актер старался, зачем на него пенять, говорить, что он не справился? Ему же и так обидно, он и так ночью будет не спать, а переживать».

В работе Оксана научилась знать свое место актера. Считает, что именно эта способность и позволяет ей комфортно работать с любым режиссером. Признается, что по жизни «трусишка», но вот для роли готова и на лыжи горные стать, и при необходимости оголиться на сцене. Она прекрасно понимает, что артистку режиссер раздевает, когда уже не остается других средств. Или видит, что сам драматург требует, чтобы героиня была раздетой. Не вступает в споры, делает то, что говорит режиссер. Правда, с одной маленькой оговоркой — она должна чувствовать, что он знает, чего хочет. И если режиссер перестает приглашать на роли, значит, так тому и быть.

В спектакле «Брат Алёша»

«Актрисе важно держать прямую спину. Если ты сыграла красивую женщину, но 90 % мужчин в зале тебя не захотели, значит, ты вышла играть с внутренним состоянием лохушки».

Дома гостей должен ждать торт

Дома совершенно не чувствуется ее профессия — дома она хозяйка, у которой все должно быть чисто, а гостей должен ждать торт.

Когда есть пауза в работе или просто надо переключиться, Оксана вспоминает давнюю школьную страсть и пишет сценарии, рассказы. «Пока в стол», как она признается. Это ее важный источник вдохновения. Не так давно появился еще один, где она может не только черпать силы, но и реализоваться в роли педагога.

«Сейчас я много в деток вкладываю в нашей театральной студии «Турандот». Я хочу, чтобы они научились тому, что я освоила за 25 лет. Мои коллеги — Елена Гайдулис, Александр Марцинюк — ушли, так и не успев поделиться до конца. Считали, что еще  время не пришло. Может, думали, что они не вправе кого-то учить. Я уже и могу, и хочу отдавать. Я так люблю своих учеников! Всех готова их обнять, как мама-наседка. Их невозможно не любить, они такие талантливые, самобытные.

 

Свое будущее в профессии Оксана Пликус видит очень реалистично, на лаврах не спит и прекрасно знает, что есть роли, которые еще хочется сыграть — но получится ли…

«У Шекспира, у Чехова есть масса прекрасных ролей. Если я хотя бы две классические пьесы еще сыграю, то можно уже будет подумать о пенсии. Конечно, как и всякий провинциальный артист, мечтаю поработать со столичными штучками. И Роман Виктюк, и Лев Додин мне очень близки, и Кама Гинкас, с которым я лично знакома по московской театральной школе. Они умеют из артиста вытянуть то, что он сам о себе не знал. Какие-то такие струны затрагивают в человеческих душах, как будто кожу сдирают. Хочу хотя бы раз ощутить такое на сцене, чтобы очищение произошло. Хотелось бы свой бенефис. Где-нибудь на закате карьеры. Надеюсь, какой-нибудь режиссер подарит мне его».

Настоящие актрисы никогда не думают о том, что они в опасности: они пытаются запомнить свои ощущения, чтобы перенести их впоследствии в роль. Настоящие актрисы никогда не перестают учиться. Если они идут по улице, то смотрят на других, подмечая характерные особенности. Настоящие актрисы знакомятся с работой других актеров, подмечая жесты и позы, которые помогут им в будущем сделать роль.

В спектакле «Шинель»

Кадр из спектакля «Это любовь — курица»

«Когда однажды я тонула в Черном море, думала: так, если когда-нибудь мне надо будет сыграть утопающего, значит, надо все это запомнить. Когда нос погружается, я начинаю захлебываться, ноги становятся ватными, появляются судороги… Так вот и фиксировала, когда тонула. Только пока никто не просит это сыграть, хотя я могу».

Театральные байки от Оксаны Пликус

Байка первая. Это был спектакль «Сыграй это еще раз, Сэм» по Вуди Аллену. На сцене два заслуженных артиста: Александр Шелкоплясов и Николай Емельянов. У героев конфликт. И я должна выйти из-за кулис с пистолетом за спиной. После реплики «это никого не устроит», я должна была показать пистолет и заявить: «А это устроит?!» Идет спектакль, полный зал, выхожу на сцену, рука за спиной — и вдруг я понимаю, что пистолета-то в моей руке нет. А что делать? Я выставляю пальцы пистолетом и говорю свою фразу. И для пущего эффекта ими двигаю, как ножницами. Все уползли за диван — играть было невозможно.

Кадры из постановки «Золотое руно»

Байка вторая. Был спектакль «3+2». Я и Василий Минич в полном затемнении уходим за декорацию и потом выходим на поклон. А декорация — это железная конструкция. Тишина, темнота, зритель молчит, я выхожу и со всего размаха въезжаю головой в эту декорацию — и уже через мгновение мы выходим на поклон. А у меня рассеченный лоб, весь в крови.

В спектакле «3+2»

Байка третья. Спектакль «№ 13». Сергей Куриленко выглядывает в окно и кричит: «Джордж, Джордж!..», и тут должна появиться я, сказать: «Мистер Уилли, я заблудилась». Куриленко на сцене кричит свою реплику, а я что-то засиделась в гримерке. И вдруг слышу ее только по трансляции. Куриленко уже хрипит, а я лечу из гримерки с этим криком: «Мистер Уилли! Мистер Уилли!..» Выглядываю в окно и говорю: «Я заблудилась!..» Зал заходится гомерическим хохотом — громче я никогда не слышала.

 

Справка «ВГ»

Оксана Пликус — это 25 лет в театре, почти 50 ролей, награды на международных фестивалях. Последней стал приз за лучшую роль второго плана на «Смоленском ковчеге — 2016» в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты».

Самое читаемое

Разное