Суббота, 26 сентября
  • Погода в Гродно
  • 23
  • EUR3,0318
  • USD2,5992
  • RUB (100)3,3813
TOP

Его Широчество Кирпич: какие тайны скрывают гродненские строения

Мы до сих пор восхищаемся и одновременно ломаем головы над тем, кто и когда сложил на плато в Коложском парке настоящее и неповторимое чудо архитектуры — Коложскую церковь.

Мы до сих пор восхищаемся и одновременно ломаем головы над тем, кто и когда сложил на плато в Коложском парке настоящее и неповторимое чудо архитектуры — Коложскую церковь.

Загадочная плинфа

Неизвестные строители нашли здесь богатые залежи глины, из которой, по только им известной технологии, изготовили особый кирпич — плинфу. Легкая, звонкая и очень качественная, она вот уже более 800 лет держит стены Коложи. Вызывает удивление, как в XI–XII веках удавалось длительно поддерживать обжиг при температуре от 820 до 1000 градусов Цельсия. Причем каждый экземпляр лепился вручную с соблюдением стабильных размеров для двух видов изделий: 25х16х3 см и 29,5х17,5х4 см. Еще поражает наличие сорока разных видов знаков на длинной стороне более сотни кирпичей как снаружи, так и внутри строения. Мало того, налево от входа в церковь, ближе к стене, обращенной на север, можно найти на одной из плинф полный отпечаток большого пальца мастера с четкими папиллярными линиями!

Знак на плинфе XII века в Коложкой церкви

А чего стоят загадочные знаки, буквы и символы на плинфе в Коложе! Их прочтение — головная боль и вызов для всех исследователей. Поставленные клейма поражают разнообразием. Здесь есть пиктограммы — рисунок лодки, решетка с точками внутри как символ поля и плодородия, встречаются также солярные знаки и кресты. На большинстве плинф заметны оставленные викингами (варягами, норманнами) некоторые из 24 рун — таинственных знаков Скандинавии, либо футарк — готические письмена Западной Европы. Увы, прочесть их почти невозможно, так как при перестройках здания в последующие века строители, уже не зная значения символов, клали плинфу как попало, даже вверх ногами. Дошло до курьеза: рунический знак «альгиз» — символ женщины и жизни — в перевернутом виде означал уже мужчину и смерть. Одно несомненно: послание из XII века утеряно навсегда еще и потому, что обрушилось множество плинф вместе с южной стеной, а оставшееся в кладке время безжалостно искрошило снаружи.

Из плинфы в XII веке также были сложены Нижняя, Верхняя церкви и «княжеский терем» на территории Старого замка, Воскресенский, Пречистенский, Ильи Пророка и Малый храмы, причем размеры кирпичей в каждой из построек несколько отличались.

Кирпич-пальчатка из Старого замка

Пальцы на кирпичах

В XIII веке секреты изготовления венедской, или готской, плинфы перешли от монашеских орденов к горожанам, которые по примеру Западной Европы создали и в Гродно цеха каменотесов.

С этого времени кирпич, т. н. «пальчатка», всегда имеет стабильные размеры 29/30х8/9х14 см и приличный вес — 4 килограмма. Увидеть его можно в руинах и стенах Старого замка конца XIV — середины XVI века. На каждом изделии есть буквы, а также характерные неглубокие семь полос, оставленные мастерами при помощи пальцев. При этом хорошо видны оттиснутые в глине папиллярные линии. Полосы наносились вначале четырьмя пальцами, а затем еще тремя, как прямо, так и наискосок. В XIII–XVII веках гродненские умельцы применяли в постройках не только крупный кирпич, но также лекальный, фасонный со скругленными углами и нервюрный — стрелоподобной формы.

Из чего сложили монастырь

На смену тонкой плинфе в XVIII веке приходит желтый глиняный кирпич так называемого «саксонского» периода. Он гораздо тяжелее и больших размеров, чем его предшественники. Его можно было увидеть в кладке нового, в стиле ренессанса, Старого замка и фарного костела. А клали этот кирпич «муралеи»-строители. Сохранились имена, фамилии и адреса пятерых мастеров начала XVI века. Самым известным в городе каменщиком к началу XVII века считался Антоний Кгрип — строитель фарного костела, а в списке гродненских цехов 1775 года значилось уже 15 муляров. Некоторые из них занимались изготовлением кирпичей, а их цехмистр Томаш Персицкий принимал участие в строительстве иезуитского костела и монастыря.

Кирпич XVIII века из кладки иезуитского монастыря

Гродненские «кирпични»

Место, где добывали глину и превращали ее в плинфу (XII век), до сих пор неизвестно. Зато сохранились документы, в которых указаны места расположения кирпичных заводиков, существовавших в XV–XVII веках: у замка на левом берегу Немана, у моста на правом берегу и рядом со Скидельской дорогой. Еще два таких же государственных предприятия, судя по инвентарю гродненского замка 1578 года, работали рядом с двором села Городница (возможно, где-то на территории современного парка им. Ж.-Э. Жилибера и прилегающих к нему улиц). Некоторые «кирпични» принадлежали также мещанам и духовенству. В XVII веке свои заводики на Подоле имели бернардинцы и бернардинки, иезуиты и бригитки, а униатский митрополит владел тогда аж четырьмя.

Изготовление качественной продукции требовало исключительно чистой воды и жвира — крупного речного песка. Поэтому все производства располагались вдоль берегов рек: Немана, Городничанки и Юрисдики.

Изделия гродненского кирпичного завода

Спасенье от пожаров…

Наш город на протяжении столетий оставался в основном деревянным, несмотря на очень частые пожары. Его центральная часть стала такой, как сегодня, после страшного пожара 1885 года. XIX век у нас сделал выбор в пользу кирпичных строений. В старой части города до настоящего времени можно увидеть деревянные дома с кирпичной защитой от огня — брандмауэром (например, дом Леопольда Вагнера на улице Дзержинского, 10).

Рост спроса на кирпич с начала XIX века вызвал появление ряда заводов по его производству: князя Друцко-Любецкого (1802–1939), три заводика Ривки Соболь (1866), предприятия Мовши Ботковского, Мордки Варшавского, Ошера Бадылькеса (1874), Лейзера и Ошера Аркиных (1912), братьев Стрелецких (1926), Нохума Фрейдовича, Азриэля Станецкого.

В 20-е годы ХХ века продажей кирпича занимался Нохум Клемпнер. Его склады находились на Мещанской улице, 1 и Доминиканской, 21, а бюро заказов — на Городничанской, 9.

…и грозное оружие…

Бывало, кирпич служил подручным средством для расправы. Чего стоило услышать одинокому прохожему в ночи предложение появившегося из-за угла грабителя: «Купи кирпич!» Даже в начале XX века средь бела дня, да еще в центре города, некий злоумышленник умудрился в подворотне огреть по голове кирпичом пожилого мужчину, схватить серебряные часы на цепочке, улизнуть и остаться безнаказанным. На объявления полиции о поиске преступника так никто и не откликнулся.

…и гордость коллекционеров…

Говорят, что люди коллекционируют абсолютно всё: от марок до самолетов. Гродненцы Елена Мишенева и создатель «Музея быта» Януш Парулис собрали почти все образцы кирпичей, когда-либо производившихся в городе. У автора этих строк также есть несколько экземпляров, в том числе обломок с клеймом, явно не местного производства. Это говорит о том, что иногда владельцы домов предпочитали привозить издалека более дешевый материал, как это сделал при установке печи в своем флигеле Леопольд Вагнер в 1926 году. Счастливым обладателем плинфы XII века является историк архитектуры Игорь Трусов.

…и редкая красота

В 1913 году на углу Полевой (Карбышева, 25) и Софийской (Ленина, 9) улиц появилось здание Крестьянского поземельного банка, которое украсило собой целый квартал. Кирпич, который пошел на его облицовку, возможно, привезли издалека, настолько он красив и непохож на гродненские изделия: желтый, гладкий, блестящий и небольшого размера. Он с первого взгляда заставляет обратить на себя внимание и соперничает по красоте с лепным декором.

Осторожно, кирпич!

Немой ужас вызывает готовая вот-вот обрушиться стена здания на улице Урицкого, 5. Достаточно сильного порыва ветра — и уже никакой забор не спасет горожан от каскада падающих кирпичей, а ведь этот дом представляет собой историческую ценность.

Построенный в 1890 году из желтого кирпича с производства князя Друцко-Любецкого, дом вплоть до 1939 года принадлежал семье Янкеля и Соломона Зидранских и был одним из красивейших зданий на Палатской (Скарбовой) улице, 5. Ажурный кованый балкон, резные входные двери и другие детали внешнего декора подчеркивали неповторимость и оригинальность этого строения, возведенного в стиле эклектики.

В годы фашистской оккупации здесь располагались русская и белорусская школы, а также любительский театр, где ставились фарсы, проходили концерты. В 1944 году заседал военный трибунал НКВД, с 1950 года находилось отделение военторга, затем — жилой дом, вплоть до отселения его обитателей в 2001 году. Теперь это здание находится в критическом состоянии. Стена вот-вот рухнет.

Самое читаемое

Разное