Суббота, 25 мая
  • Погода в Гродно
  • 13
  • EUR2,3252
  • USD2,0793
  • RUB (100)3,2206
TOP

Современная национальная элита… А есть ли у нас?

На этот раз разговор пойдет не о литературе или окололитературном пространстве, а о представителях национальной элиты: кто эти люди и что нам известно об их делах, каков их личный вклад в сокровищницу нашей культуры.

Термин «элита» происходит от латинского слова eligo, что означает «избранный», «наилучший», «отборный». Если же речь идет о духовной жизни социума, то здесь элита общества — это интеллигенция, группа людей, которая формирует вкус, нормы морали и т. д.

Из словаря

Обычно темы новых статей подсказывает жизнь. Недавно на центральном телевизионном канале услышала интересное сообщение об одном российском писателе белорусского происхождения. Он давно живет в Москве, успешно публикуется, не забывает родину, участвует во многих союзных мероприятиях культурной направленности. Несколько раз мы пересекались на литературных конференциях в Минске. Валерий Казаков — имя этого писателя и общественного деятеля.

Но на этот раз разговор пойдет не о литературе или окололитературном пространстве, а о представителях национальной элиты: кто эти люди и что нам известно об их делах, каков их личный вклад в сокровищницу нашей культуры. Существует ли на самом деле эта лучшая часть современного белорусского общества, ее духовно-нравственный стержень, который в идеале должен занимать главенствующую позицию?

Почему упомянула писателя Валерия Казакова? Мы стали свидетелями, как в последние годы усилиями неравнодушных людей, меценатов в Беларусь возвращаются утраченные историко-культурные ценности. Одним из инициаторов такого крупномасштабного проекта стал В. Казаков, который с 2010 по 2015 годы возглавлял Федеральную национально-культурную автономию (ФНКА) «Белорусы России». Благодаря инициативе нашего земляка Музею истории Могилёва были переданы Статут ВКЛ 1588 года на польском языке, четыре тома «Учебника жизни царских детей» и факсимильное издание Баркулабовской летописи, старообрядческий крест, ключи от дверей могилевских храмов, шахматы, фигуры которых символизируют войска Петра І и Карла ХІІ, и другие вещи. Итого — более 400 предметов…

 Имена людей, совершивших благородные дела, часто остаются неизвестными. Не знаю, может, на то есть своя причина, или подвижники столь важных дел сами решают остаться в тени. Слышала о благотворительных проектах Юрия Зиссера, создателя и учредителя портала TUT.BY. Кто-то может напомнить мне, что у нас существует много благотворительных программ, учредителями которых выступают солидные банки, крупные акционерные компании, коммерческие структуры, но выясняется, что почти все программы такого формата патронирует государство. Например, приближается какой-то значительный государственный или религиозный праздник, юбилейная дата, из СМИ мы узнаём, как ответственные госслужащие организованно посещают роддома, детские приюты, школы, устраивают встречи в домах престарелых и т. д. Роженицы, дети-сироты, старики, больные, инвалиды одариваются не только вниманием, им преподносят конфеты, книги, холодильники, телевизоры. Известные госслужащие мелькают в телевизионных сюжетах, раздают интервью и… благополучно исчезают до следующего календарного события.

Никто не сомневается в полезности таких встреч, но вот что меня смущает: можно ли отнести такие публично разрекламированные дела к доброму поступку, последовавшему исключительно по велению души и сердца?

Понятие «национальная элита» никак не тождественно понятию «власть». Творческая элита — не картошка, ей требуется время, чтобы вырасти, нужна почва, определенные условия. Не надо путать современный истеблишмент с формальными, чисто статусными внешними признаками (должность, портфель, возможности управлять) и реальную культурную элиту.

Чиновники приходят и уходят, и вряд ли закат карьеры у них каким-то образом связан с высшими моральными ценностями, нравственными, вечными вопросами: кто мы такие, куда движемся, как вписываемся в мировое пространство, как не потерять связующие нити прошлого и будущего, как укрепить дух нации, быть готовыми к новым вызовам времени. Сложных вопросов много, их принципиально не может решить чиновник. Не тот формат.

С потерей госстатуса чиновник исчезает и с общественного горизонта, тогда как представитель истинной национальной элиты почти всегда остается на незыблемых принципах, символизируя честь и совесть нации, чего бы это ему ни стоило. Чиновник нацелен на личный успех, карьеру, в то время как настоящий представитель элиты выражает базовые, традиционные нравственные ценности. Как мне кажется, здесь и кроется главное противоречие: временность номенклатуры, ограниченность ее рамками и бескорыстное служение национальным интересам лучших представителей элиты.

На сломе советского эпохи последними представителями деградирующей и исчезающей национальной элиты были академик РАН Д. С. Лихачёв и академик АН СССР А. Д. Сахаров. Их отличали редкое достоинство, интеллигентность, культура дискуссий. Они не отделяли жизнь от совести, нравственности и духовности, умели на равных разговаривать как с первыми лицами государства, так и с обычным дворником. Внутренняя свобода — вот что отличает личность от лакея.

Нравственные принципы российских академиков перекликаются с личными установками латиноамериканского писателя Габриэля Гарсии Маркеса (6.03.1927 — 17.04.2014). Не перестаю восхищаться и цитировать его прощальное письмо, духовное послание современникам, где есть и такие слова: «Я понял, что один человек имеет право СМОТРЕТЬ НА ДРУГОГО СВЫСОКА только тогда, когда он ПОМОГАЕТ ЕМУ ПОДНЯТЬСЯ».

В последние годы мы стали свидетелями перемещения многих известных имен по «вертикали» и «горизонтали» власти — непотопляемые корабли. Вчера был министром, завтра возглавляет какой-то фонд, комитет, управление. Что-то не заметно тех, кто по причине пенсионного возраста оставил портфели и должности и ринулся в масштабное меценатство и спонсорство. Почему-то не  «рекламируют» себя вчерашние представители номенклатуры на благородной ниве служения родине и обществу, радения и помощи не за госкошт, а по воле долга и неравнодушного сердца.

Некогда читала предвыборную программу чиновника, избиравшегося в парламент. Удивили его обещания — построить школу, детский сад… Странно было читать. Попробуй не сдать в срок запланированные госпрограммой школу, детсад! Мало не покажется и очень спросится. А сделай что-то сам, за собственные деньги, приложи в свободное от службы время свои руки и мозги. Поучаствуй, например, в восстановлении храма, заброшенного кладбища, помоги частной художественной галерее. Еще проще: организуй субботник в собственном дворе, но не по уборке весеннего мусора, а для чего-то более существенного, материально затратного, — посади деревья, покрась детскую горку, устрой спортивную площадку. Наверное, есть и такие, но  где они?

Недавно на встрече в библиотеке сотрудники мне пожаловались, что оптимизация привела к сокращению 14 сельских библиотек в районе, то есть их попросту закрыли. Обещали из высвобожденных (читай — сэкономленных) средств поднять зарплату библиотекарям. Библиотеки закрыли, а зарплата осталась прежней. Скромным библиотекарям остается робко возмущаться.

Мне ближе всего литературная среда. Много лет наблюдаю за ее статусными — кабинетными — представителями. Разочаровалась в этой «избранной», «лучшей», «отборной» части так называемой элиты. На мой взгляд, сегодня начальники от литературы изолировались от общества, отгородились стеной мертворожденных выписок с заседаний президиумов, секретариатов, правлений, подменили прямые каналы общения на пропаганду своих не лучших книг, некоторые по количеству томов собраний сочинений обогнали признанных белорусских классиков. Мало того, получили для себя всевозможные государственные преференции в виде наград, титулов и премий.

Кстати, о государственных премиях. Есть среди них не только сами по себе престижные, но и капитально обеспеченные дензнаками. Так что единицы вполне могут быть успешными и процветающими на плодородной литературной ниве, если знают, где, что и как вспахать. Писательский народ сегодня измельчал, отвык жить на гонорары, разочарован в своей миссии и читателе. Соглашательское молчание — знак нашего времени. Но в кулуарах и между собой живо обсуждают получателей такого рода премий. Очень интересно писательскому сообществу, куда и на какие добрые дела потратил литературный выдвиженец общественные деньги. Может, создал специальный фонд для поддержки молодых авторов или новую премию основал, назвав своим именем?

Стало известно, что нобелевский лауреат Светлана Алексиевич решила создать в стране интеллектуальный клуб. В сентябре этого года первым его гостем станет российская поэтесса, переводчик, филолог, этнограф Ольга Седакова. Осенью в Минске она откроет цикл лекций. По мнению Алексиевич, Седакова — «наиболее интересный писатель-мыслитель нашего времени».

На счету белорусской писательницы много благотворительных дел, в том числе стипендии нескольким наиболее талантливым молодым авторам, но свои дела она не любит афишировать. К слову сказать, скромность — характерная черта многих меценатов. В 1912 году российские предприниматели выработали семь принципов ведения дел, один из них — «…люби и уважай человека. Любовь и уважение к человеку со стороны предпринимателя — залог ответной любви и благорасположения».

Что ж, попыталась разобраться, есть ли у нас сегодня ответственная национальная элита, лучшая, отборная часть интеллигенции, живущая интересами народа, успешно развивающаяся, не уклоняющаяся от своих обязанностей перед социумом. Может, в чем-то я не права.

Вопрос, по крайней мере для меня, остается открытым…